Все лофты и креативные кластеры Москвы

Креативная бюрократия — новый подход к развитию городской экономики и сообществ. Этот подход дает шанс успешному диалогу жителей с чиновниками и появлению проектов, которые действительно необходимы горожанам

Об эксперте: Елена Зеленцова — автор книги «Творческие индустрии: теории и практики» и основатель агентства «Творческие индустрии». Заведующая кафедрой территориального развития им. Глазычева Школы дизайна (ИОН) РАНХиГС, заместитель директора Центра креативных индустрий РАНХиГС.

Креативная бюрократия — это новый тип городского управления, направленный на поиск нестандартных и современных менеджерских решений и вовлечение городских сообществ в процессы изменений.

Креативная бюрократия охватывает разные направления городской жизни — экономику, культуру, развитие городской среды, городское планирование и непосредственно городское управление. Креативная бюрократия — это также новый способ городской коммуникации, своего рода социальная сеть, где на равных происходит общение между разными людьми и группами, заинтересованными в решении проблем или поиске решений: благоустройстве двора, ремонта зданий и дорог, развития инфраструктуры.

В России понятие креативной бюрократии только зарождается, и она чаще упоминается в контексте урбанистики, нежели городского управления. Но принципы креативной бюрократии выходят за пределы классического представления об урбанистике, чтобы стать основой для новых взаимоотношений городских жителей и властей.

До конца 2021 г. в 10 российских регионах на месте неиспользуемых промышленных территорий или в заброшенных зданиях должно появиться 30 креативных пространств. Программа Rurban Creative Lab Агентства стратегических инициатив (АСИ) в партнерстве с Дом. РФ по созданию креативных кластеров, открытая по поручению президента, стартовала в начале февраля, на конкурсе (см. врез) было отобрано 10 управленческих команд, получивших в программе статус региональных продюсерских центров. Вместе с экспертами они разрабатывают бизнес- и управленческие модели кластеров. Каждая команда будет пилотировать три кластера.

По итогам проекта «будет сформировано несколько финансово-экономических и управленческих моделей, которые в дальнейшем могут тиражироваться в части вовлечения в экономику регионов неиспользуемых промышленных территорий», говорит гендиректор АСИ Светлана Чупшева. «Молодые люди нередко стремятся покинуть родные места, поэтому очень важно привлекать их к работе над городами, в которых захочется остаться», – считает гендиректор Дом. РФ Виталий Мутко.

«Актуальность подобной программы назрела давно, ведь практически в каждом городе есть немало промзон, которые не используются по прямому назначению, – говорит урбанист Сергей Георгиевский, гендиректор агентства стратегического развития «Центр». – И одно из наиболее эффективных решений – передача таких пространств креативным индустриям». Программа, по его мнению, поможет протестировать модели в разных регионах и в течение 3–5 лет сформировать стратегию работы с промышленным наследием, «оценив релевантность практик», которые сейчас имеются в Москве, Санкт-Петербурге, региональных центрах. По данным Дом. РФ, креативные кластеры созданы уже в 28 городах, они занимают 1,65 млн кв. м недвижимости.

В рамках рабочей группы по развитию экосистемы креативного (творческого) предпринимательства и сервисной экономики в России социальная платформа Фонда Росконгресс – Фонд Инносоциум совместно с Агентством стратегических инициатив (АСИ) и при поддержке Минкультуры России будут вести совместную работу над инициативами в сфере креативных индустрий и созданием благоприятной среды для развития творчества в малых городах. Об этом в ходе рабочей встречи договорились заместитель директора Фонда Росконгресс и директор Фонда Инносоциум Елена Маринина, министр культуры Российской Федерации Ольга Любимова и генеральный директор Агентства стратегических инициатив Светлана Чупшева.

«Креативные индустрии необходимо развивать не только в крупных, но и малых городах. Это позволит людям творческих профессий реализовывать свои амбиции на местах, а не уезжать в поисках комфортной среды», — отметила Ольга Любимова.

По словам Светланы Чупшевой, на текущий момент агентство реализует в регионах пилотный проект по созданию креативных кластеров — «центров концентрации талантов».

«Здесь мы работаем с АУИПИК по вопросам объектов культурного наследия. Есть некоторые трудности при сдаче объектов культурного наследия в аренду, поэтому мы бы хотели выйти с некоторыми предложениями по упрощению данной процедуры. На наш взгляд, это могло бы придать дополнительный импульс в использовании креативных кластеров», — рассказала генеральный директор агентства.

АСИ также планирует создавать комфортную среду для развития деятелей культуры и искусства. Светлана Чупшева привела в пример коворкинги, которые можно использовать в качестве выставочных пространств для реализации проектов начинающих художников.

Заместитель директора Фонда «Росконгресс» и председатель рабочей группы АСИ по развитию экосистемы креативного (творческого) предпринимательства и сервисной экономики в России Елена Маринина предложила Минкультуры России совместно разрабатывать повестку предстоящих мероприятий.

«Рабочая группа готова разработать дорожную карту в рамках утвержденной Правительством РФ Концепции развития творческих индустрий до 2030 года. У креативных кластеров в малых городах хорошая перспектива. Они станут новыми точками притяжения, пространством для экспериментов, которое, зачастую, формирует развитие своих резидентов», — подчеркнула Елена Маринина.

При этом в ноябре рабочая группа проведет заседание в рамках Международного фестиваля креативных индустрий в ХМАО – Югре. Кроме того, в рамках Российского инвестиционного форума, который пройдет с 17 по 19 февраля, планируется организовать креативное пространство Форума креативного бизнеса с выставкой региональных национальных брендов.

По мнению главы Минкультуры России, в мероприятии могут принять участие такие организации, как «РОСИЗО», «Росконцерт» и «Роскино».

«Там работают амбициозные команды, профессионалы своего дела, которые с радостью окажут необходимую поддержку. Также стоит подключить региональные молодежные команды», — добавила Ольга Любимова.

В ландшафтном парке Тьмака прошёл фестиваль креативных индустрий, который посетили более 5000 человек.

Фестиваль как инструмент улучшения городской среды. Почти за пять лет «Рельсы» стали одним из главных драйверов культурной жизни Твери. Уже по традиции в июле команда центра современной культуры проводит Рельсы Фест с лекторием, маркетом, фуд-кортом, интерактивными площадками. В этом году темой городского праздника стали креативные индустрии: а именно, как они помогают в развитии региона и формируют привлекательный инвестиционный климат.

— Конечно, креативные индустрии важны для экономики малых и средних городов, потому что они помогают развиваться бизнесам, особенно малым. Это такая важная индустрия, которая совмещает творчество и высокие технологии. Нам хочется знакомить людей с проектами, мастерскими, показывать, что можно взаимодействовать с администрацией по разным вопросам, в том числе и в плане городской среды,

— рассказывает куратор событийной программы, главный координатор РельсыФеста Валерия Панина.

И такой вклад в развитие городского пространства и среды вносит урбанистическое сообщество «Мы Тут». Вслед за удобным спуском-лестницей в парк Тьмака команда сообщества и неравнодушные горожане спроектировали и установили на волонтерских началах площадку для публичных мероприятий. Строительство завершат в августе, но уже сейчас здесь прошёл лекторий и паблик-ток РельсыФеста.

— У сообщества «Мы Тут» есть план активации этого парка, мы его очень любим, делаем здесь вместе с жителями дополнительную инфраструктуру, дополнительные точки притяжения. Мы решили поддержать инициативу центра современной культуры, проводя такой замечательный фестиваль и дать дополнительный импульс, чтобы как можно больше жителей увидели это прекрасное место в самом центре города, где много природы, много воды и где действительно можно интересно проводить время, — с радостью замечает основатель центра современной культуры «Рельсы» и урбанистического сообщества «Мы Тут» Илья Андреев.

Все лофты и креативные кластеры Москвы

И здесь под сенью деревьев на РельсыФест собрались одни из главных исследователей и лидеров креативных индустрий. Приглашенные спикеры из Москвы, Ижевска, Екатеринбурга, Тюмени поделились своим успешным опытом, отмечая, что творческие и арт-идеи помогают оживлять забытые, заброшенные пространства и в итоге влиять на развитие целого города: повышать туристический поток, снижать отток населения, создавать новые рабочие места.

— Люди уезжают, когда нечего делать, когда нет какой-то такой правильной насыщенности интеллектуальной для себя, когда люди чувствуют, что хорошо там, где нас нет. Наверное самый главный результат, что меняют такие инициативы и что привносит современное искусство за собой в наши города — когда творческая энергия становится образом жизни. Я на примере Екатеринбурга могу сказать, что люди, вовлечённые в Уральскую биеннале, прочувствовали Урал через практику биеннальных проектов, через разные оптики художников так, что мы являемся носителями этого ДНК на всю жизнь и гордимся этим, — делится приглашённый лектор Алиса Прудникова.

Художественный руководитель Уральской индустриальной биеннале современного искусства, программный директор Дома культуры «ГЭС-2» и Фонда V–A–C Алиса Прудникова на встрече с гостями лектория озвучила и одну из идей, что может новой точкой притяжения Твери.

— Я настолько впечатлена Морозовской мануфактурой! Потрясающее пространство, и я как фанат индастриала под большим впечатлением — это грандиозный квартал. Там обязана быть культура в главной роли. Тогда это будет не просто очередной девелоперский проект, а место силы для города,

— говорит Алиса Прудникова.

Во время РельсыФеста команда центра современной культуры познакомила гостей и с локальными брендами. Как отмечает основатель центра современной культуры «Рельсы» и героиня проекта «TVERTEAM. Истории успеха» Анна Кудрявцева, в этом году на участие в маркете пришло более 100 заявок. В итоге 27 мастерских и шоурумов представили керамику, свечи, украшения, арт-постеры и другие крафтовые изделия.

— Я могу точно сказать, что участники из года в год соревнуются за эти места. Мы видим, что ребята довольны участием в наших маркетах. Мы должны поддерживать тех, кто в Твери занимается таким небольшим локальным бизнесом. Тем более в этом году тема нашего фестиваля креативные индустрии, а как раз небольшие ремесленные производства — это один из типов креативных индустрий, — добавляет Анна Кудрявцева.

За целый день РельсыФест посетили более 5000 тысяч человек. Каждый смог здесь найти занятие по душе: создать панно по мотивам известных картин, узнать, что такое скетчинг и дудлинг, поучаствовать в посадке аптекарского огорода, попробовать себя в роли автора с ЛитРес, продегустировать еду от тверских гастрономических точек и многое-многое другое.

РельсыФест стал отличным стартом для развития ландшафтного парка Тьмака, событием, которое оживило немного забытую зелёную зону в самом центре города.

Все лофты и креативные кластеры Москвы

Все лофты и креативные кластеры Москвы

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Все лофты и креативные кластеры Москвы

О том, чем различаются городские и локальные креативные индустрии, какой вклад в креативный сектор России обеспечивают крупнейшие и просто большие города, а также о практическом смысле нового исследования НИУ ВШЭ, посвященного креативным специализациям российских городов, мы поговорили с директором Центра «Российская кластерная обсерватория» Института статистических исследований и экономики знаний (ИСИЭЗ) НИУ ВШЭ Евгением Куценко.

– Существует немало научных структур, занимающихся статистическими исследованиями. Вы же представляете Институт статистических исследований и экономики знаний (ИСИЭЗ) НИУ ВШЭ. В чём специфика его исследований?

– Институт статистических исследований и экономики знаний (ИСИЭЗ) с 2002 года ведет исследования в области статистики науки, технологий, инноваций, образования, цифровой экономики и информационного общества, долгосрочного прогнозирования (форсайта), научно-технической и инновационной политики, международного сотрудничества в научной сфере.

Центр «Российская кластерная обсерватория», созданный в структуре ИСИЭЗ в 2012 году, изучает современную географию инноваций в России и за рубежом. Среди ключевых исследований коллектива – ежегодный Рейтинг инновационного развития регионов России, Атлас экономической специализации регионов России, Рейтинг инновационной привлекательности мировых городов, интерактивная Карта кластеров России, публикации, посвященные умной специализации регионов. За последний год мы выпустили целую серию аналитических исследований, посвященных креативному развитию российских городов, предпринимательской активности в регионах и отраслях России, региональной цифровизации.

– А что такое Научный центр мирового уровня «Центр междисциплинарных исследований человеческого потенциала»?

– Научный центр мирового уровня «Центр междисциплинарных исследований человеческого потенциала» создан в ноябре 2020 г. в рамках Национального проекта «Наука» как консорциум четырех организаций – лидеров в данной области научного знания: НИУ ВШЭ, РАНХиГС, МГИМО МИД России и Института этнологии и антропологии им. Миклухо-Маклая РАН. Создание Центра стало самой масштабной в России инициативой в области социальных и гуманитарных наук за последние десятилетия. Среди его основных задач – не только проведение исследований мирового уровня в области развития человеческого потенциала, но и налаживание кооперации с зарубежными организациями-лидерами, запуск образовательных программ, создание передовой научной инфраструктуры, обеспечение трансфера полученных результатов в практику государственного управления и образование. Центр реализует 75 научных проектов. Программа исследований охватывает ключевые аспекты человеческого потенциала, актуальные сегодня в глобальной повестке.

– В рамках проекта НЦМУ «Формирование методологических основ измерения социально-экономических характеристик креативных индустрий и креативного класса» вы с коллегами в феврале этого года подготовили спецвыпуск «Креативные специализации российских городов». Какие цели вы перед собой ставили, начиная это исследование?

– Целью нашего исследования было выявление объективных креативных специализаций российских городов. В последние годы в России запускаются новые программы поддержки креативных индустрий в регионах и городах, в частности, создания креативных кластеров. В этой связи важно иметь под рукой «карту» того, что уже сейчас есть на конкретных территориях и чего там нет. Так как исследование носит пилотный характер, мы решили остановиться на 197 городах России с численностью населения более 100 тыс. человек. Для каждого из них были определены размер креативного сектора (численность занятых), его структура в разрезе креативных индустрий и креативные специализации.

Все лофты и креативные кластеры Москвы

Kelly Sikkema / Unsplash

– Все желающие могут ознакомиться с опубликованным дайджестом вашего исследования «Креативные специализации российских городов». А могли бы вы кратко рассказать нашим читателям о результатах ваших исследований?

– Мы попробовали найти ответы на четыре самых базовых вопроса. Сколько у нас креативных бизнесов и отличаются ли они как-то от других видов экономической деятельности? Какой вклад в российский креативный сектор обеспечивают города? Какие города отличаются высоким уровнем вовлечения населения в креативных индустриях? Можно ли говорить о специфических городских креативных индустриях?

– И какие ответы вы получили на эти базовые вопросы?

В целом, доля малого и микробизнеса в креативных индустриях составляет более 60 процентов, что существенно выше средних по экономике значений. Хотя, конечно, есть индустрии, где активно присутствует и крупный бизнес: ТВ и радиовещание, ювелирное дело, промыслы и ремесла и ИТ.

Дальше мы решили на цифрах проверить, а какой вклад в креативную индустрию обеспечивают города с населением свыше 100 тыс. человек? Оказалось, что существенный. На Москву и Санкт-Петербург приходится 12% населения страны и 40% всех занятых в креативных индустриях. Это просто невероятная концентрация!

Остальные города-миллионники, без столиц, аккумулируют 11% населения России и 14% креативной занятости. Разрыв уже не так велик. Что касается городов меньших размеров, то там процент занятых в креативных индустриях меньше, чем их доля в общей численность занятых. Получается, что диагноз российской системы пространственного размещения креативной занятости – гиперконцентрация в двух столицах.

Значит ли это, что есть только Москва и Питер, и ничего больше? А вот это совсем необязательно. Одно дело абсолютные значения креативной занятости, другое – ее доля в общей занятости по городу, отражающая уровень вовлечения населения в креативные индустрии (или, другими словами, креативную активность). Расчет креативной активности населения по городам выборки позволил существенно скорректировать наш взгляд на российское креативное пространство. Москва и Санкт-Петербург – по-прежнему лидеры с максимальной креативной активностью. Но дальше мы увидели, что города с населением от 250 000 до 500 000 оказались более креативно активные, чем города от 500 000 до миллиона. Это некая неожиданность, как бы сбой матрицы «чем больше, тем лучше». Для наглядности мы построили топ городов по креативной активности. Оказалось, что среди них города-миллионники отнюдь не доминируют. В топ креативной активности вошли в том числе Красногорск, Кострома, Ярославль, Смоленск, Ханты-Мансийск, Якутск, Химки, Калининград, Белгород, Тула, Тобольск. Это очень интересно, на самом деле, так как дарит надежду на успешное развитие креативных индустрий в городах второго и третьего порядков, для которых эти индустрии могут быть более важными, а их поддержка – более оправданной с точки зрения непосредственного влияния на жизнь широких слоев горожан.

Все лофты и креативные кластеры Москвы

СМЕХ / Flickr / CC BY 2

Можно ли говорить о специфических городских креативных индустриях? Чтобы ответить на этот вопрос, мы проанализировали вклад больших городов в общую численность занятости в разрезе конкретных креативных индустрий. И увидели, что где-то этот вклад не очень большой, например, в сфере изобразительного искусства или музеях с библиотеками. Это значит, что музеи и изобразительное искусство более или менее равномерно распределяются по стране.

А вот если мы берем архитектуру, или IT, или рекламу и PR, то ситуация выглядит совершенно по-другому. К примеру, города нашей выборки концентрируют почти 95% всего IT сектора. То есть, действительно, эти индустрии – абсолютно городской феномен.

На этом основании мы условно разделили креативные индустрии на две части: городские и локальные.

При этом мы видим, что эти две половинки неравномерны. Городские бизнес-индустрии составляют прядка 2/3 всего креативного сектора как по количеству организаций, так и по численности занятых. По сути, они выступают экономическим драйвером территориального развития. При этом, по определению, локальные креативные индустрии гораздо более широко распространены.

Все лофты и креативные кластеры Москвы

Hao Rui / Unsplash

– Существует ли какая-то особая креативная специализация в арктических городах?

– А какой практический смысл можно извлечь из вашего исследования?

– Наше исследование, мы надеемся, станет навигатором при обсуждении региональных и городских стратегий развития креативного сектора, планировании федеральных инициатив по поддержке креативных кластеров и специализированной инфраструктуры. Учет структуры креативного сектора в конкретных городах, соотношения в них локальных и городских бизнес-индустрий, особенностей исторического развития и пространственного размещения отдельных отраслей позволит предложить набор эффективных мер политики, направленных на поддержку данного сектора.

Беседовал Игорь Кузнецов, специально для GoArctic

Быть или не быть

Почти 60% существующих креативных пространств сосредоточено в Москве (974 000 кв. м), и еще 17% приходится на Санкт-Петербург (273 000 кв. Креативная индустрия постепенно становится одним из драйверов экономики крупных городов. «В Москве в промышленности в классическом ее понимании работает около 600 000 человек, а в креативной индустрии – полмиллиона, т. она уже практически догнала по своим объемам, по количеству работающих, классическую промышленность Москвы», – отметил мэр столицы Сергей Собянин на встрече с руководителями и собственниками столичных творческих пространств 10 апреля.

В столице территории бывших промзон превратились в крупные индустрии, объединившие анимацию, дизайн, IT-технологии, моду, театр, выставки. «Вокруг этих территорий появились атмосферные общественные пространства, комфортное жилье, – рассказывает руководитель Центра городских компетенций АСИ Татьяна Журавлева. – Мы поможем регионам не только перенять этот опыт, но и сформировать новые модели креативных пространств, избежать ошибок в процессе их создания». При помощи партнеров программы планируется привлекать на региональные площадки самых креативных резидентов.

От Москвы до самых до окраин

По программе Rurban Creative Lab креативные кластеры должны появиться в Ульяновской, Иркутской, Новгородской, Тюменской, Свердловской, Самарской, Новосибирской и Рязанской областях, а также в Республике Удмуртии и Ханты-Мансийском автономном округе. Для организации пространств выделены в том числе и дореволюционные объекты и памятники архитектуры. Например, электростанция в Рязани, построенная в стиле неоготики в конце XIX – начале XX в. Еще один рязанский кластер создадут на территории ВДНХ, построенной в 1955 г. Павильоны там не такие помпезные, как в Москве, но уютные и функциональные. Поскольку они включены в перечень объектов культурного наследия, при создании кластера планируется сохранить архитектурные элементы. По мнению экспертов, такой кластер прекрасно впишется в туристические маршруты: всего в 15 минутах ходьбы находится Рязанский кремль. В Ижевске планируют преобразовать в кластер комплекс бывшей республиканской типографии. Еще один ижевский объект, который рассматривается для работы, – градообразующий железоделательный (металлургический) завод, построенный на реке Иж в середине XVIII в. Внешне здание напоминает санкт-петербургское Адмиралтейство. Другой кластер в Удмуртии («Дом Бодьи») появится в старинном поселке Якшур-Бодья на базе старого хлебозавода, там планируется организовать центр развития ремесел. Поселок расположен в 40 км от Ижевска и считается одним из туристических центров. В Самарской области под кластер выделено старейшее купеческое село Екатериновка, там планируется развивать индустрии, ориентированные на творческую молодежь и туристов. Другая креативная точка в регионе должна появиться в здании объекта культурного наследия – «Мельницы Соколова», которая должна стать символом исторического центра города, катализатором перезапуска места зарождения Самары, новым «хлебным местом». Концепции кластеров самые разные. Например, в Иркутске кластер под названием «Байкальская Сибирь» станет площадкой для творчества, обучения, продюсирования, запуска новых медиа, а в «Квартале декабристов» планируется создать единый культурно-исторический центр и «Байкальск экоцентр» для проведения молодежных фестивалей и форумов. В Новгородской области один кластер посвятят киноиндустрии (там будут проводиться киновечера, организован прокат оборудования), второй – инжинирингу, программированию, дизайну. В Тобольске запланирован ремесленный кластер «Базарная площадь», а в Тюмени – «Фабрика», где разместятся резиденты из сферы дизайна, архитектуры и медиа, и «Мануфактура» на базе бывшего завода деревянного домостроения, где совместят производства, студии, мастерские и офисы. В Ханты-Мансийске запланирован кластер «Мегион. Кузница кадров / Творческая лаборатория», в Сургуте – «Спортзавод», круглогодичный парк, проводящий соревнования всероссийского и международного уровня, и кластер «Ядро города». В городе Белоярский появится этнокультурный центр с фокусом на национальную арктическую этнокультуру, традиционные национальные ремесла, национальную кухню, этнотуризм, арктическую архитектуру и событийный туризм.

«Создавать творческие кластеры необходимо по всей стране. Во многих регионах значительная отрицательная динамика миграции представителей креативных профессий. Творческие люди не находят возможностей реализовать свои амбиции, нет мест, где можно жить, работать и развиваться в комфортной среде внутри близкого по духу комьюнити, – продолжает глава архитектурного бюро A61 Дмитрий Морозов. – Комфортная среда – это не только чистые улицы, хорошее озеленение и благоустройство, а именно атмосфера полифункциональности и продуктивности. Не обнаружив в городах таких мест, многие рано или поздно уезжают в столицу или за пределы страны».

Однако опрошенные «Ведомостями» эксперты очень осторожно оценивают программу Rurban Creative Lab.

«Создание креативных кластеров не искусственный процесс, и он не насаждается сверху. Кластеры появляются в ответ на спрос. Спрос на продукты креативных индустрий есть в городах-миллионниках и паре-тройке приближенных к ним регионов, где исторически сложились сильные творческие сообщества», – рассуждает Евгений Москвичев, руководитель проектов в ИФГ Agastone (управление недвижимостью, инвестиционные решения). Но, во-первых, в этих местах уже созданы креативные пространства, во-вторых, сейчас ни один кластер не растет, а думает, как выживать, – креативная индустрия страдает во время кризисов первой, отмечает он.

«Город-миллионник наберет критическую массу для освоения промышленной территории и создания точки роста. Если же в городе проживает 200 000–500 000 человек, то творческих людей будут десятки, а этого недостаточно. Например, в Москве на одного горожанина приходится ориентировочно 0,04 кв. м креативной индустрии. Соответственно, в городе с населением в 500 000 общая площадь арт-пространства не должна превышать 20 000 кв. м», – говорит Юлий Борисов, руководитель группы компаний UNK (градостроительство и архитектурное проектирование, комплексное проектирование корпоративных и общественных интерьеров).

Регион региону рознь

«В регионах пока мало креативных бизнесов, которые могли бы быть не просто хобби, а зарабатывать деньги. Потому в малых городах можно рассчитывать на очаги и междусобойчики знакомых друг с другом людей, но редко где это перерастает в настоящие устойчивые кластеры», – отмечает Ян Ярмощук, руководитель команды Flacon-X (подразделение дизайн-завода «Флакон») и основатель проекта CreativeSpace Hunter. По его словам, из всего этого зачастую получается «еще один формат дома культуры», особенно на селе.

Особняком стоит Московская область, где уровень социально-экономического развития, во многом обусловленный близостью к Москве, позволяет создавать полноценные креативные кластеры. «Это единственный регион, для которого Москва с натяжкой может выступать в качестве образца, когда спрос на креативные пространства формируется предложением. В остальных регионах опыт Москвы не референтен из-за объемов рынка и уровня доходов потенциальных пользователей креативных пространств», – уверен Григорий Соломин, управляющий партнер проектно-консалтинговой компании «Новая земля», эксперт НИУ ВШЭ (факультет городского регионального развития). Он приводит пример подмосковной программы «Территории роста», в рамках которой в 2018 г. были разработаны концепции развития площадок в Балашихе, Коломне и Орехово-Зуеве. В каждый проект планируется вложить от 40 млн до 300 млн руб. в зависимости от вовлекаемых площадей (в среднем порядка 20 000 руб. на 1 кв. м), на каждые 10–15 кв. м будет создано одно рабочее место. Инвесторами выступают преимущественно частные лица. Есть примеры полностью девелоперских проектов (Наро-Фоминск), компаний, управляющих недвижимостью (Раменское). Расчетные сроки окупаемости составляют семь лет, но из-за пандемии увеличиваются до 10 лет.

Самый эффективный креативный кластер создан, по словам Соломина, в Орехово-Зуеве: «Там разработана грамотная концепция: есть коворкинг и event-площадка, проводят концерты, стендапы и лекции. Предусмотрен якорный резидент, маркетинговое агентство с уклоном в IT, вокруг него все и построено, генеральный директор одновременно является и управляющим кластером».

Как показала практика, даже не каждый город-миллионник готов обеспечить такой спрос на креативные пространства, который, во-первых, окупит инвестиции в них, во-вторых, даст возможность работать без убытка оператору кластера. Например, Самара по версии Дом. РФ считается одним из самых перспективных городов для кластеров. Однако недавно там выставили на торги по банкротству территорию бывшего завода кинотеатральной аппаратуры «Кинап». Предлагается классическая площадка для арт-кластера: центр города, берег Волги, дореволюционные артефакты – краснокирпичные цеха с живописными трубами. В бывших заводских корпусах до недавнего времени располагались студии, офисы, рестораны, предприятия сферы услуг, фитнес, был даже парк аттракционов. То есть владельцы уже пытались создать креативное многофункциональное пространство, куда для поддержания экономики интегрировали традиционные бизнесы. «Мы обратили внимание на этот проект, и, так как наша специализация – работа с недооцененными активами, прорабатывали разные варианты развития территории. Маркетинговый анализ и стартовое социокультурное проектирование показали, что невозможно в Самаре привлечь к объекту трафик, который смог бы окупить вложения и приносить прибыль. Скорее всего, скоро на этом месте мы увидим жилые дома – здесь экономика понятна», – рассказал Москвичев из Agastone.

Весьма сомнителен, по его мнению, успех креативных кластеров и в сельской местности: «Есть много примеров создания творческих пространств в деревнях, но инвесторы и собственники придумывали эти проекты как хобби или как дополнительный способ популяризовать и привлечь внимание к своему основному бизнесу. Например, в деревне Богимово Калужской области есть «Галерея в коровнике». Отреставрированный коровник оборудовали под небольшое выставочное пространство, там поставили столы для проведения мастер-классов и обучающих лекций по теме животноводства. Все это находится на территории фермерского хозяйства, которое производит органическое молоко и продукты на его основе. На предприятие время от времени приезжают экскурсии, но ни о каком развитии речь не идет».

Деньги решают все

Практически любой объект, не связанный с классическим жильем, можно сделать мультифункциональным, пересмотреть и модернизировать его использование, считает Морозов из архитектурного бюро A61. «Поэтому промышленный потенциал регионов нужно использовать в актуальном ключе, не зацикливаясь на статичных моделях. Даже в процессе реконструкции можно видоизменять и перемещать функции здания и их соотношение для поддержания актуальной модели развития. Ключ к успеху – это адаптивность и многофункциональность», – советует архитектор.

Но Ярмощук из Flacon-X считает, что адаптировать кластер под местные запросы как раз одна из самых сложных задач: «В столицах рынок очень живой, там сосредоточены самые сильные компании сферы креативных индустрий: больше половины занимают индустрия рекламы, IT, архитектура, образование. В регионах многие воспринимают креативные индустрии на уровне «художники и ремесла», хотя эти сферы в действительности занимают не более 5%».

Rurban Creative Lab не предполагает напрямую переносить в регионы опыт Москвы. «При создании креативного кластера необходимо решать локальные задачи, – подчеркивает директор проектов центра городских компетенций АСИ Илья Токарев. – Поэтому все площадки, что прорабатываются в рамках лаборатории, начинают двигаться в самостоятельном направлении с применением индивидуальных моделей управления, которые будут тестироваться на протяжении нескольких месяцев». По его словам, многие участники Rurban Creative Lab самостоятельно себя позиционируют. Например, в Иркутске создают медиадом для тех, кто специализируется на подготовке контента для новых медиа и социальных сетей. Также там появится арт-резиденция, где художники смогут не только работать, но и рассчитывать на медиаподдержку.

Десятка Rurban Creative Lab

На конкурс Rurban Creative Lab поступило 3339 заявок из 80 российских регионов. В нем приняли участие представители 575 населенных пунктов: 151 собственник креативного пространства, 690 представителей муниципалитетов, 405 региональных органов исполнительной власти, 484 предпринимателя, 781 представитель творческой профессии и 828 интересующихся данной тематикой горожан. Было отобрано 10 команд (региональных продюсерских центров). Каждый региональный продюсерский центр запустит по три кластера разных типов на трех разных территориях. Площадки под креативные пространства выделяли регионы.

По мнению экспертов, в регионах креативных арендаторов придется разбавлять традиционными якорями – ритейлом, офисами, развлекательными и образовательными мероприятиями. И возможно, даже строить там жилье. Создавать микс из классического бизнеса и не слишком рентабельных проектов, привлекающих аудиторию и приносящих трафик. «Часть резидентов не будут целевыми именно для арт-кластера, но зато стабильно будут платить аренду и вытягивать остальных», – надеется Москвичев.

Форсаж-архитектор, урбанист, руководитель Европейского проекта «Цифровые города», консультант программ развития ООН Ирина Ирбитская напоминает, что креативные индустрии часто вырастают из места, из его экосистемы. Эксперт, в частности, рассказала о проекте квартала с парком в Калининграде, который создавался в 2008 г. еще до моды на парки, арт-кластеры, коливинги и коворкинги. «Формат «Art-lab-Co-living международный центр» и формат парка Art-lab-park мы предложили не потому, что очень хотелось заложить в проект что-то творческое, а потому, что этот центр был решением проблемы благоустройства и капитализации парка при полном нежелании застройщика этим парком заниматься. Нужны были внутренние силы города и его внешние связи. В программе центра появились офис, лекционные и гостиные международного оператора парка, а также общие коворкинги и студии уединенной круглосуточной работы, где можно и поработать, и поспать, и завтрак приготовить, с роскошными видами на парк и новую городскую площадь с водой», – рассказывает Ирбитская.

Борисов из UNK уверен, что в коммерческом проекте успех зависит от инвестиций в редевелопмент и достаточного количества потенциальных арендаторов. Москвичев обращает внимание на то, что в России институциональные инвесторы (банки или фонды) не вкладывают в креативные пространства. Арт-кластеры – на 100% частные истории и персональные инициативы увлеченных энтузиастов. «Самый распространенный пример финансирования – собственник бывшего завода берет кредит в банке под залог недвижимости», – добавляет Ярмощук.

Инвесторы большей части площадок программы Rurban Creative Lab еще не определены. «Это задача команд – определить ключевого инвестора (или группу инвесторов), который будет инвестировать в реконструкцию и ремонт объектов. Некоторые площадки, например медиадом в Иркутске, уже имеют частных инвесторов, которые вкладывают средства в ремонт зданий, и у них есть готовые бизнес-проекты, – объясняет Токарев. – В случае, например, с рязанской ВДНХ привлечены инвестиции из областного бюджета. Администрация региона приводит в порядок объекты, находящиеся в муниципальной собственности. С частными собственниками, которые владеют некоторыми зданиями ВДНХ, команда проекта ведет работу, они должны самостоятельно привести принадлежащие им территории в соответствие с общим видом объекта».

Однако могут возникнуть проблемы с наполнением креативных кластеров. «В регионах соотношение цены аренды и цены покупки склоняет сильные региональные компании к покупке, и они не хотят переезжать даже в новый кластер, – отмечает Ярмощук. – Это в Москве динамично развивающиеся компании не замораживают капитал «в кирпичах», предпочитая аренду и рассматривая размещение на территории кластеров как дополнительный маркетинговый инструмент».

Есть и другая проблема. В креативных пространствах люди должны оставлять деньги, потому что «расчет идет на процент от оборота арендатора», говорит Москвичев. «Даже московским кластерам приходится сложно. В пандемию они безуспешно пытались получить налоговые льготы и другую господдержку, – напоминает он. – Поэтому история создания кластеров в регионах – исключительно государственная и дотационная тема, лишь в теории ставящая цель социального развития региона». Уже есть примеры создания креативных пространств за бюджетные средства, когда управление осуществляют муниципальные учреждения (например, в Черноголовке).

В мае Министерство культуры внесло законопроект об изменениях в «Основы законодательства Российской Федерации о культуре» в части закрепления института творческих (креативных) индустрий. Законопроект предполагает, что в специальный реестр креативных индустрий будут внесены бизнесы с высокой долей интеллектуальной собственности на балансе, а меры поддержки такого бизнеса будут включаться в стратегии и планы социально-экономического развития субъектов РФ и муниципальных образований. Это даст возможность развивать инфраструктуру креативного предпринимательства в форматах ГЧП, предоставлять льготы и субсидии креативным предпринимателям.

Кто придумал креативную бюрократию

Понятие «креативная бюрократия» популяризирует визионер и специалист по развитию городов Чарльз Лендри. Он ввел этот термин в книге «Креативный город», а в статье «The Creative Bureacracy: What, why and how» Лендри сформулировал основные тезисы, характеризующие особенности этого подхода к развитию городов, сообществ и бизнесов.

  • Изменение городского ландшафта, появление новых общественных и культурных течений и запросов (например, BLM, актуального для западного контекста, но имеющего отношение к глобальным изменениям).
  • Важность новых подходов по отношению к привычным системам и структурам. Например, цифровизация части городских услуг — чтобы можно было взаимодействовать с городскими службами через экран смартфона.
  • Сегодняшние города — это экосистемы, в которых важные обновления могут исходить не только от граждан или бизнеса, но и от бюрократической системы, которая должна уметь производить новое.
  • Управленцы, как правило, владеют более широким контекстом и видят масштаб задач. Чтобы эти качества заработали в полную силу, Лендри советует пробуждать в управленцах творческую энергию, вовлекать их в поиск нестандартных решений.
  • Нужно держать фокус на будущее развитие. Например, Финляндия — единственная в мире страна, где есть специальные комитеты, которые проектируют будущие государственные проекты и социальные сервисы.
  • Инновации в общественной сфере — это тоже креативный капитал.
  • Новый тип городской бюрократии — это инновационная экосистема.
  • Развитие креативной бюрократии — это создание, развитие и изменение сообществ.

У России, как водится, свой особый путь, поэтому на развитие креативной бюрократии влияют сложившиеся системы ценностей, отношений, экономики и коммуникаций. Ясно одно: вертикальная шкала коммуникации от чиновника к жителю не способна обеспечить ни диалога, ни качественного развития города.

Вертикальное движение

Постиндустриальная экономика и постиндустриальное общество задают растущую скорость изменений. Сектор креативных индустрий обеспечивает значимый вклад в мировую экономику: средняя доля в мировом ВВП составляет 6,6%, в развитых странах она достигает 8–12% при среднегодовом росте в 15%), что существенно превышает средние темпы роста мировой экономики.

По данным АСИ, вклад креативных индустрий в экономику России составляет около 3% ВВП, по данным НИУ ВШЭ — 2,4% ВВП. Оборот креативных индустрий в течение последних лет ежегодно растет: в 2017-м — на 6%, в 2018-м — на 15%, в 2019-м — на 9%. По оценкам Центра стратегических разработок, к 2024 году доля креативной экономики в ВВП страны может достичь 8,5%, а к 2035 году — 10%.

Нестандартный подход к решению проблем подразумевает появление системы горизонтальных связей. Например, технологии краудфандинга, когда проект финансируется за счет небольшого вклада большого числа людей. Или краудсорсинг, когда компании привлекают пользователей для решения проблем. Особенно это заметно в ИТ-индустрии.

Круг замыкается

Общественные процессы — одна из сфер, где вопрос об изменениях стоит наиболее остро. Многие конфликты не поддаются решению через стандартные и привычные схемы городского управления. Растет число граждан, не готовых довольствоваться ролью пассивных наблюдателей и даже получателей благ. Горожане хотят участвовать, делать, зарабатывать, придумывать и организовывать наравне с чиновниками городской администрации.

Почему так происходит? Немалую роль в изменениях сыграли новые типы экономических взаимоотношений, технологические и бизнес-инновации. В условиях, когда вес творческих (креативных) индустрий в ВРП неуклонно растет, когда наиболее успешны территории, производящие и внедряющие инновации, привлекающие самых талантливых, энергичных и образованных, неудивительно, что именно креативный подход к необходимой для функционирования города бюрократии стал наиболее актуальным.

Манифестом такого подхода стала книга Ричарда Флориды «Креативный класс», вышедшая еще в 2002 году. Сегодня необходимость привлечения и удержания энергичных, образованных и талантливых уже лежит в основе целеполагания любой городской стратегии. Города, в свою очередь, стали самой востребованной площадкой для внедрения инноваций. Круг замкнулся. От жестко сформированной системы, где определенные функции распределялись по определенным ячейкам (социальная, культурная, транспортная, градостроительная и так далее) город постепенно превращается в гибкий организм, где движение и изменения взаимоувязаны с комфортом и уровнем удовлетворенности горожан. Так, London Plan 2021 — план развития Большого Лондона — опирается на стратегии, разработанные при участии жителей районов с учетом их специфики и ожиданий местных сообществ.

Как научиться вовлекать

Если креативная бюрократия — это система эффективных коммуникаций и пространство диалога, то какие функции должны быть у «нового» чиновника? Его миссия — управлять потоками запросов, искать быстрые варианты решений проблем. Для этого городскому чиновнику нужно превратиться в продюсера, объединяющего знания и экспертизу городской власти, активных горожан и локального бизнеса.

Современный горожанин — это просьюмер, а не пассивный потребитель. Он не просто пользуются городскими сервисами, а участвует на равных в их формировании. Горожане привыкли быть услышанными: современные сервисные мобильные приложения дают поддержку 24 на 7, идут навстречу пользователю и улучшают продукт на основе обратной связи. Пандемия коронавируса и скачок развития доставки, а ранее банковские приложения сделали быструю обратную связь нормой для рынка услуг. Цифровизация — один из драйверов креативной бюрократии.

В этом отношении отечественные практики продвинулись далеко вперед многих зарубежных проектов. Портал государственных услуг, «Активный гражданин», электронный школьный дневник и электронная медкарта, московский паркинг — тому примеры.

Но городу важно развивать не только сервисную составляющую, но и оказывать поддержку местным предпринимателям. И вовлекать в процессы неравнодушных горожан не на волонтерской основе, а за вознаграждение. Внедрение бизнес-инноваций активных жителей — актуальная и важная функция городской власти. Такой подход дает результат: принципы креативной бюрократии оказались востребованы в программах развития креативных индустрий на окраинах Лондона для создания рабочих мест и формирования локальной идентичности, в воплощении в жизнь проектов «15 минутный город».

Районнале, меняющий город

В России отдельные принципы креативной бюрократии пока что чаще всего применяют в урбанистике. Например, соучаствующее проектирование — наиболее очевидный пример креативной бюрократии. Практики соучаствующего проектирования реализуются во всех 85 регионах России.

С 2018 по 2021 год более 1700 проектов, выполненных с применением технологий соучаствующего проектирования, подавали заявки на Всероссийский конкурс лучших проектов создания комфортной городской среды. В Москве подходы соучаствующего проектирования только начинают внедряться, но уже в 2021 года планируется реализация 20 проектов благоустройства общественных и дворовых пространств с применением этой технологии.

Еще один пример креативной бюрократии — поддержка проектов инициативных горожан. В 2018 году в Москве состоялась первая районнале — новый формат городского фестиваля, который объединяет жителей района, приглашает их к совместному творчеству и общению. В 2020 году они прошли в Первоуральске, Ижевске и Элисте. Авторами районнале стали сами городские активисты и жители, которые придумывали темы, семинары и мастер-классы, а небольшая команда организаторов помогала проводить события. В Москве было важно создать безопасное пространство для знакомства и общения соседей, в Первоуральске велась работа с оживлением городской среды с помощью искусства, которое создавали подростки, а в Ижевске в фокусе внимания был микрорайон и новые сценарии жизни в нём. Элистинская районнале стала активатором нового места притяжения — «Дачи Городовикова». Заброшенная территория с постройками и уникальным дендрарием когда-то была популярным местом работы и встреч ученых, поэтов и политиков. Благодаря районнале городские активисты привлекли внимание к «Даче Городовикова». По итогам фестиваля был начат процесс благоустройства территории — городские власти рассчитывают восстановить пространство и создать там творческий кластер, который готовы обустроить и «заселить» представители творческих индустрий. К такому же типу активностей относится и «Том Сойер Фест», направленный на сохранение исторических объектов с участием локальных сообществ.

Фактически — это зарождение новой формата диалога власти и общества, который позволяет жителям поверить в силу собственных идей. Поддержка инициатив жителей — это и новая форма организационной культуры для городских чиновников. Такие инициативы, к сожалению, пока не рассматриваются властью как управленческие инновации, способные решить градостроительные и экономические проблемы, но мировой опыт показывает, что это всего лишь вопрос времени.

Потенциал и привлекательность креативной бюрократии для горожан в том, что она демократична и создает новую реальность со смартфоном в руке и прямым эфиром в Инстаграме. Для поколения Y и Z, которые наиболее активно формируют запрос на улучшение жизни в городе, это повседневная реальность. Именно такой реальностью креативная бюрократия скоро станет и для российских чиновников.

Как креативные индустрии влияют на развитие городов

Превратив промзоны в кластеры, можно перезапустить город

В США, Великобритании, Германии, Китае и многих других странах доля креативных индустрий в национальном ВВП достигает 8–12%. В России этот показатель всего 2,23%. Такая разница обусловлена в том числе низким уровнем предпринимательской активности за пределами крупных городов.

Креативный потенциал городов

К креативным индустриям относят искусство, дизайн, архитектуру, музыку, кино, ТВ и анимацию, разработку игр – по разным оценкам, всего от 10 до 14 отраслей. Согласно Концепции развития креативных индустрий, утвержденной правительством РФ в сентябре 2021 г. , долю творческих отраслей в экономике России к 2030 г. планируется увеличить до 6%. В том числе за счет использования сильных сторон специализации регионов и создания территориальной инфраструктуры креативного предпринимательства.

По данным исследования Calvert 22 & PwC, проведенного в 2019 г. , в топ-10 городов России с наибольшим креативным капиталом входят Москва, Санкт-Петербург, Казань, Екатеринбург, Владивосток, Новосибирск, Тюмень, Краснодар, Калининград и Великий Новгород. Креативный капитал исследователи оценивали по пяти индикаторам: город, люди, бизнес, власть и бренды. Если посмотреть на список самых привлекательных для переезда городов России, то можно увидеть пересечения, включая Москву, Санкт-Петербург, Новосибирск, Казань, Екатеринбург, Калининград и Краснодар. Это наблюдение подтверждает Ричард Флорида, американский экономист и автор теории креативного класса: города с высокой концентрацией людей креативных профессий демонстрируют более высокий уровень экономического развития.

В России лидером по доле креативных индустрий в экономике города остается Москва. По данным департамента предпринимательства и инновационного развития г. Москвы, на креативные индустрии приходится 6,3% ВРП, что более чем в 2 раза превышает средний показатель по России. В мировых мегаполисах этот показатель выше: в Берлине – 8,5%, в Лондоне – 11,1%.

Первым креативным кластером в России был Центр дизайна Artplay, основанный в 2003 г. Сегодня в районе Курского вокзала сформировался целый арт-квартал, где помимо Artplay расположились «Винзавод», «Арма» и ЦТИ «Фабрика», которые в 2019 г. объединились в Союз креативных кластеров.

Сценарий превращения промзоны в креативное пространство характерен для Москвы и Санкт-Петербурга. По данным FlaconX, креативные кластеры созданы в 28 городах России. Больше половины из них сосредоточено в Москве, 17% – в Петербурге. В регионах кластеры, как правило, появляются рядом с основными достопримечательностями.

Все лофты и креативные кластеры Москвы

Андрей Гордеев / Ведомости

Часто роль креативного хаба или кластерообразующего проекта выполняет университет. Например, Стэнфордский университет в Кремниевой долине или Массачусетский технологический институт в инновационном районе Kendall Square. В Москве – Сколковский институт науки и технологий («Сколтех»), МШУ «Сколково» и Российская экономическая школа на территории инновационного центра «Сколково», а также университет креативных индустрий Universal University в Artplay.

Драйверы развития территорий

Сложно рассчитать, как креативные индустрии влияют на развитие территории. Качественными показателями могут быть повышение туристического потенциала, создание новых рабочих мест, благоустройство территории, развитие других секторов экономики, таких как общепит, ритейл, спортивная сфера, логистика. За счет креативных индустрий город может интегрироваться в глобальный контекст.

Перезапуская территории через креативные индустрии, важно понять, какие предпосылки существуют для развития той или иной творческой отрасли. У каждого региона может быть своя специализация – IT, ювелирный дизайн, кино или мода, и для этого на первом месте должны стоять работа с локальным сообществом и создание экосистемы развития талантов и их бизнесов. Для привлечения и удержания талантов из других городов нужно создать благоприятную среду – условия для бизнеса, инфраструктуру, образование на территории местных университетов в приоритетной сфере. Как показывает опыт, создание такой среды и эффективной платформы для развития способствует миграции профессионалов и кластеризации профессионального сообщества.

Например, Калининград сосредоточил свои усилия на развитии геймдева (от англ. game development). В Калининградской области планируется отменить валютный контроль для игровых компаний, адаптировать программу релокации для профессионалов гейминдустрии (на каждого сотрудника можно получить 0,5 млн руб. ) и создать игровой кластер. Якутия приняла свою Концепцию развития креативной экономики до 2025 г. Республика занимает 3-е место после Москвы и Санкт-Петербурга по объемам кинопроизводства и активно формулирует себя в поле креативных индустрий через кино и ювелирный дизайн.

Все лофты и креативные кластеры Москвы

Евгений Разумный / Ведомости

Креативный кластер – это сообщество творческих предпринимателей, которое может жить на конкретной территории, а может и существовать в экосистеме, не обязательно заземленной в конкретном месте. Объекты, построенные в центре города на территории бывших промзон, часто помогают вывести городские районы из депрессивного состояния. Прямая выгода от кластеризации для резидентов – сокращение издержек, возможность построить коллективный бренд и создать общую событийную программу. Креативные пространства способны перезапустить город – превратить промзону в центр культурной жизни и стать новой точкой сборки для бизнеса, жителей и туристов.

Территории вокруг творческих кластеров открывают возможности для девелоперов, становятся привлекательными для строительства и влияют на стоимость недвижимости. Кластеры становятся «третьим местом» – частью общественного пространства, не связанного с домой или работой, – и новой точкой притяжения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.