Тематический план научно-исследовательских работ (в части фундаментальных научных исследований и прикладных научных исследований) и работ научно-методического обеспечения, предусмотренных Государственным заданием Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» на 2022 год

Институты как таковые по своей природе не однородны. Существуют институты системообразующие, определяющие тип экономического порядка и институты, составляющие ту или иную систему. Следовательно, в дальнейшем мы можем говорить об институтах первого (системообразующих) и второго (составляющих систему) порядков.

Понятия “институциональная структура” и “институциональная среда” были заимствованы экономистами у социологов. Последние зачастую не различают эти два понятия и используют их как синонимы.

Исходя из предпосылки, что институциональная среда не является простым набором соответствующих институтов, мы можем считать её особого рода институтом (матрицей развития) высшего порядка. Она определяет основное направление развития системы, а также те ориентиры, на основе которых происходит формирование и отбор наиболее эффективных экономических и социальных институтов.

Институциональная среда не является простым набором соответствующих ее типу институтов. Она определяет направление и быстроту институциональных изменений. Поэтому мы можем считать ее особого рода институтом (вектором, определяющим направление развития) высшего порядка.

Институциональная структура является результатом метаконкуренции, институциональная среда создает условия и ориентиры отбора эффективных элементов институциональной структуры из альтернативных форм экономической координации.

Лекция 8. Институциональные изменения

Механизм институциональных изменений

Государство и институциональные изменения

Институциональные изменения в условиях переходной экономики

Одним из основных условий стабильного социально-экономического развития любого муниципалитета является привлечение инвестиций в экономику, для чего необходимо реализовывать мероприятия по повышению эффективности существующих мер и выработке новых механизмов поддержки субъектов инвестиционной деятельности. Создание комфортной и безопасной среды для населения – одна из ключевых национальных целей развития России. Однако создание и реконструкция инфраструктурных объектов часто ограничиваются возможностями муниципальных бюджетов.

В этом случае эффективным инструментом привлечения частных средств является государственно-частное партнерство.

В целях развития муниципально-частного партнерства на территории городского округа Электросталь развивается институциональная среда и совершенствуется нормативно-правовая база в этой сфере.

Рейтинг городов Российской Федерации по уровню развития государственно-частного партнерства проводится в целях стимулирования более активного привлечения частных инвестиций в городскую инфраструктуру и улучшения инвестиционного климата посредством применения механизмов ГЧП.

В 2020 году по итогам исследования, посвященного оценке уровня развития и практики применения механизмов муниципально-частного партнерства проводимом АНО «Национальный Центр ГЧП” при содействии АО “ВЭБ Инфраструктура”, городской округ Электросталь занял 24 место из   110 крупнейших городов областного, краевого и республиканского значения с разными уровнями социально-экономического развития Российской Федерации и вышел на лидирующую позицию среди муниципальных образований Московской области.

Платформа INFGAREEN публикует видео выступления экспертов в рамках дискуссии тему «Адаптация и локализация международных стандартов и сертификационных систем в сфере ESG: подходы и перспективы развития в России», которая состоялась 12 мая 2022 гола на площадке «Городских лабораторий» ВЭБ. Модератором сессии выступила Руководитель экспертно-аналитической платформы «Инфраструктура и финансы устойчивого развития» www. infragreen. ru Светлана Бик.

Тематический план научно-исследовательских работ (в части фундаментальных научных исследований и прикладных научных исследований) и работ научно-методического обеспечения, предусмотренных Государственным заданием Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» на 2022 год

В связи с изменениями геополитической обстановки ряд международных сертификационных систем, действующих в сфере подтверждения соответствия социально-экологическим и управленческим стандартам и лучшим практикам, приостановили или существенно ограничили свое взаимодействие с российскими представительствами и участниками рынка. В новых условиях встают вопросы о перспективах развития систем подтверждения соответствия процессов, продуктов и компетенций международным и российским бенчмаркам, находящимся в поле ESG, с учетом особенностей актуальной повестки в России.

В рамках Сессии ведущие эксперты сертификационных систем, действующих в России, а также специалисты по области стандартизации деятельности и ESG-отчетности обсудили актуальные вопросы адаптации и локализации международных стандартов и сертификационных систем для обеспечения сопоставимости результатов деятельности субъектами экономики и сохранения потенциала для международного взаимодействия.

Видео выступлений экспертов

  • Светлана Бик, руководитель экспертно-аналитической платформы «Инфраструктура и финансы устойчивого развития» www.infragreen.ru, об архитектуре ESG-экономики и необходимости локализации международных стандартов и сертификационных систем в сфере ESG в России –
  • Юлия Филаткина, руководитель АНО «ЭПИ-ЦЕНТР», о желаемом и действительном влиянии фактора E на окружающую среду и здоровье людей, а также о необходимой иерархии критериев в рейтингах ESG –

Одним из важнейших компонентов институциональной матрицы, которая обрамляет процесс размещения ограниченных ресурсов, а также выявляет новые возможности использования существующих ресурсов и создания новых ресурсов является институциональная среда. Институциональная среда состоит из основополагающих политических, социальных и юридических правил, которые образуют базис для производства, обмена, распределения и потребления ограниченных благ.

Очень часто понятия «институциональная среда» и «институциональная структура» отождествляют. Однако на мой взгляд, это два различных понятия. Будем под структурой понимать иерархию составляющих ее институтов. Средой же будем называть те условия, которые были созданы существующей институциональной структурой, определяющие возможности экономического роста и обуславливающие состояние рыночной конъюнктуры.

Институциональная среда – совокупность факторов внешней среды, оказывающих влияние на функционирование хозяйствующих субъектов посредством деятельности множества политических, экономических, социальных и иных институтов.

Институциональная среда должна обеспечивать выполнение следующих функций в рыночной экономике:

Создавать благоприятные условия для развития бизнеса;

Обеспечивать экономическую стабильность;

Способствовать диффузии знаний и инновационных решений;

Минимизировать трансакционные издержки и т.

С этой целью задачами институциональной среды являются:

Законодательное обеспечение: соответствие формальных институтов неформальным, наличие инструментов реализации законодательных актов, контроль за их исполнением;

Стабилизация работы судебной системы, при решении административных и прочих споров;

Совершенствование налоговой системы, адекватное налоговое бремя;

Развитие инфраструктуры (инновационная, банковская система, венчурные фонды, технопарки, дороги, мосты и т

Обеспечение честной конкурентной борьбы;

Эффективная система подготовки и переподготовки кадров;

Диффузия достижений НТП и их внедрение; и т.

Институциональная среда характеризуется различными признаками.

Наиболее существенные из них, которые, на мой взгляд, следует рассмотреть, являются следующие:

1) Плотность или институциональная насыщенность.

Этот показатель характеризует ощущение индивидами достаточной степени регулирования отношений в той сфере, где они осуществляют свою деятельность. Критерием здесь выступает экономия трансакционных издержек, связанных с реализацией управленческих функций.

Факторами плотности институциональной среды могут быть наличие достаточного количества институтов, регулирующих различные сферы взаимодействия в обществе, высокий уровень взаимосвязей и контактов между институтами и способность их к согласованным действиям в ответ на изменяющиеся условия.

Оптимальная плотность создает стабильные и предсказуемые социально-экономические условия деятельности организаций. Недостаточное развитие формальных институтов способствует образованию неформальных норм и правил, которые заполняют институциональные пустоты, как правило, отражая интересы локальных групп, имеющих сравнительное силовое преимущество.

Так формируются, например, мафиозные структуры. В таком случае регулирующая роль государства характеризуется структурной недостаточностью, ей присуща «институциональная слабость». Это означает, что государство не в состоянии контролировать свою территорию, гарантировать безопасность своим гражданам, поддерживать господство закона, обеспечивать права человека, эффективное управление, экономическое развитие и производство общественных благ.

По временным и пространственным параметрам уровень плотности связан не только с нарастанием массы, но и с усложнением взаимозависимости между всеми элементами системы. Вследствие этого любое институциональное нововведение, например, реформа высшего образования, осуществляется более эффективно в тех социально-экономических средах, плотность которых относительно низка.

Избыток формальных институтов порождает устройство общества по типу «командной» общественной системы. Кроме того, чем выше институциональная плотность, тем больше вероятность возникновения противоречий при установлении норм и правил. Именно в такой ситуации оказывается население страны, меняющей тип общественного устройства. Институциональные противоречия двух во многом противоположных социально-экономических систем становятся серьезным препятствием для развития рыночных отношений и определяют общественную ситуацию, часто определяемую термином «третий путь» России.

2) Структура, которая может быть реализована по пространственному или функциональному признакам.

Можно выделить следующую классификацию по пространственному признаку:

– макроинституциональная среда, регулирующая процессы на уровне национального социально-экономического пространства;

– мезоинституциональная среда, регулирующая процессы на уровне региональных систем;

– микроинституциональная среда, определяющая деятельность организаций и их взаимодействия;

– наноинституциональная среда, регламентирующая принятие решений отдельных индивидов.

3) Институциональные изменения и институциональное проектирование

Институциональная структура формируется в течение длительных промежутков времени и не поддается быстрой перестройке, независимо от желаний членов общества. Институциональную структуру можно назвать в некотором роде консервативным элементом общественной жизни. Изменения в институтах, какими бы они не казались необходимыми, потребуют длительного времени, значительных издержек, а иногда и «благоприятного стечения обстоятельств». Это определяет функцию институциональной структуры как самостоятельного фактора, определяющего перспективы экономического развития.

Институциональные изменения могут быть следствием меняющихся обстоятельств, когда одни институты в силу своей неактуальности отмирают, и на смену им зарождаются другие, призванные решать вновь возникающие социально-экономические и политические задачи. В этом случае ученые говорят об эволюционном типе институциональных изменений.

Эволюционные процессы доминируют в институциональных изменениях. Они не связаны с коренным преобразованием системы, а продолжают существующую траекторию развития и являются естественным следствием сложившегося порядка вещей.

Эволюционные изменения происходят последовательно, постепенно, сопровождая процесс экономического и конъюнктурного развития, и могут происходить двумя путями:

1) модификацией формальными институтами неформальных, т. путем создания формального института, который позволяет упорядочить взаимоотношения в системе неформальных отношений. Это может быть следствием недостаточного влияния неформальных институтов, неспособности их регулировать подобные отношения в социально-экономической жизни, либо совершенного их отсутствия, что нивелируется созданием формального института, как ответ на возникшую необходимость.

2) легитимизацией неформальных институтов в формальные (формализация). То есть формальное закрепление неформальных правил, господствующих в обществе. Например, принятие закона о запрете курения в общественных местах – существующая норма, которая приняла форму закона с соответствующей совокупностью санкций.

Революционные изменения не подразумевают вытекания изменений из предыдущей траектории развития экономики. Поэтому революционные изменения – всегда ломка: ломка привычек, части традиций, сознания, в связи с чем они всегда протекают болезненно, однако их результат зачастую бывает эффективнее. Они касаются в первую очередь формальных рамок, поскольку неформальные не поддаются прямому воздействию и могут быть изменены лишь индуктивно, как реакция на новые формальные институты.

Революционные изменения чаще всего являются следствием процесса институционального проектирования, реализация которого преимущественно осуществляется государством (хотя очень часто лоббируется со стороны общества или чаще – отдельных влиятельных групп).

Институциональное проектирование – деятельность, направленная на разработку моделей экономических институтов, сознательно и целенаправленно внедряемых в хозяйственное поведение. Цель проектирования – создать адекватную существующим потребностям институциональную структуру, способствующую достижению поставленных целей, в первую очередь социально-экономического развития.

Формирование новых институтов происходит чаще всего путем заимствования существующих моделей, то есть революционный тип развития определяется так называемым импортом институтов. Однако сразу следует сделать оговорку, что институциональная революция не исчерпывается импортом, а может быть осуществлена и путем конструирования новых структур.

При этом выделяют три источника заимствования:

1) институты могут строиться в соответствие с некой идеальной моделью, описанной в теории;

2) институты могут воспроизводить образцы, существующие в истории данной страны, но исчезнувшие в процессе исторической эволюции;

3) институты могут создаваться по образцам, существующим в других странах.

Текст работы размещён без изображений и формул. Полная версия работы доступна во вкладке “Файлы работы” в формате PDF

Перед обсуждением такой темы как: «Изменение институциональной среды в России», необходимо понять, что из себя представляет данный термин – институциональная среда?

Уильямсон (американский экономист, лауреат Нобелевской премии по экономике) трактует институциональную среду (institutional environment) как правила игры, определяющие контекст, в котором осуществляется экономическая деятельность. Базовые политические, социальные и правовые нормы образуют основу производства, обмена и распределения.

Она должна выполнять следующие функции в рыночной экономике:

Создавать (поддерживать) благоприятные условия для развития бизнеса (в том числе малых и средних предпринимательств);

Способствовать объединению знаний и инновационных решений;

Также перед институциональной средой лежит ряд задач таких как:

Законодательное обеспечение. соответствие формальных институтов с неформальными, наличие инструментов (принуждения) реализации законодательных актов, контроль за их исполнением;

Совершенствование налоговой системы, рациональное налоговое бремя;

Развитие инфраструктуры (дороги, мосты, инновационная банковская система, цифровизация);

Обеспечение честной (совершенной, абсолютной) конкурентной борьбы;

Эффективная система подготовки и переподготовки (повышения квалификации) кадров;

Объединение (слияние) достижений НТП и их внедрение (цифровые технологии) и т.

Институциональная сфера Российской Федерации характеризуется консервативным направлением (перемещением) в жизни общества, т. в стране существует весьма значительное воздействие неформальных институтов, а в определенных случаях их преобладание над формальными (нравы, приметы, своего рода интерпретация понятий справедливости и истины, правила «воровского мира»). О некотором дисбалансе институциональной сферы в России заявляет также общероссийский экономист А. Цыренов: начиная с 2000-ых годов он полагает, то что она располагается в неустойчивом переходном пребывании. Также в случае если в первоначальном стадии следует было поддержка страны с целью сбережения существующих и формирования новейших институтов, то в 2-ой стадии отмечалось создание рыночно-ориентированной институциональной сферы и структуры. При этом само правительство, с одной стороны, являлось институтом, с другой — оно же и создавало институциональную среду, в условиях которой работали предприятия. Как результат в России появилась ситуация, когда правительство пошло по пути внезапного изменения формальных правил на фоне прежних неформальных норм. В данной взаимосвязи прежние институты подавлялись новейшими моделями нормативных законов и новой структурой институтов. Из-за разрыва во времени изменения 2-ух взаимосвязанных сторон институциональной структуры продуктивность рыночных преображений оказалась существенно ниже прогнозируемых. Все это также сказалось на формирование институциональной сферы и в российских регионах. Немаловажно выделить, то что в них (регионах) есть огромное число административных (бюрократических), финансовых барьеров и их институциональная среда отдалена от благоприятной для формирования конкурентоспособности экономических субъектов.

Межбюджетные отношения, а в частности их система, все еще находятся на стадии развития. Стоит отметить, что в последние годы она подверглась частым изменениям в вопросе распределения налоговых поступлений, трансфертов. Нестабильность данной системы налагает ограничения на среднесрочное и долгосрочное планирование региональных органов власти;

Финансовая база регионов не может обеспечить достаточного количества ресурсов для реализации их компетенции (выполнения задач). В течение длительного времени происходит сокращение доли региональных бюджетов и в целом ресурсной базы региональной политики. Несмотря на это законодательство закрепляет за «беднеющими» регионами многочисленные расходные обязательства, не предоставляя возможности действовать самостоятельно в определении их размера и источников финансирования;

Достаточно неразвитым у региональных органов власти остается управление долгом региона. Это повышает риск краткосрочный риск, т. в составе регионального долга львиную долю составляют краткосрочные (однолетние) банковские кредиты, привлекающиеся для финансирования дефицита бюджета;

Вся финансовая самостоятельность и бюджетная автономия российских регионов ограничивается существенной концентрацией полномочий на федеральном уровне, путем установления налоговых ставок;

Постоянные изменения затрагивают и бюджетные классификации, что приводит к неясному разделению операционных и капитальных доходов и расходов. В следствие этого бюджетные данные регионов являются непоследовательными для корреляции с предыдущими годами.

Власти регионов предпочитают уповать на федеральную поддержку, поэтому повсеместное улучшение институциональной среды в регионах маловероятно;

Роль институтов как стимулов развития на сегодняшний день второстепенна, более значимыми преимуществами являются ресурсообеспеченность, выгодность географического положения и агломерационный эффект;

Регионы стремятся улучшать институты только при наличии реальной конкуренции за инвестиции и человеческий капитал;

Отсутствие реальной децентрализации ресурсов и полномочий. Пока у регионов не будет необходимых полномочий и ресурсов для их реализации, отсутствуют и стимулы к повышению конкурентоспособности и реформированию институтов.

В заключении можно сказать что в РФ (и многих других странах постсоветского пространства) структура институциональной среды формируется в течение длительного промежутка времени при котором возникает невозможность быстрой ее перестройки, независимо от желания членов общества. Институциональную среду так же можно назвать в некотором роде консервативным элементом общественной жизни. Изменения в институтах, какими бы необходимыми они не были, потребуют длительного времени и больших затрат (издержек), а иногда и «благоприятного стечения обстоятельств». Все это определяет функцию институциональной структуры как самостоятельного фактора, определяющего перспективы экономического развития.

Вышеописанные тенденции, мешающие развитию институциональной среды в регионах России должны стать первостепенной задачей для правительства РФ. Только начиная решать эти проблемы, государство решит не только проблемы развития институциональной среды субъектов федерации, но и решит ряд других острых проблем нашей страны.

Миссия Сургута – развиваться как город – лидер в создании «умной экономики» северных регионов, широких возможностей для предпринимательства, удобный для жизни активных и ответственных горожан, с безопасной городской средой и открытой властью.

Генеральная стратегическая цель развития города Сургута – повышение уровня и качества жизни жителей на основе расширения возможностей предпринимательства и формирования инфраструктуры для устойчивого социально-ориентированного инновационного экономического развития посредством взаимодействия гражданского общества, бизнеса и власти.

Главная (генеральная) стратегическая цель развернута с учётом целеполагания четырёх направлений (социальная среда, городская среда, деловая среда, институциональная среда (гражданское общество и власть). Направление «Деловая среда» состоит из двух векторов; «Социальная среда» – из четырех векторов; «Городская среда» – из пяти векторов, направление «Институциональная среда» (гражданское общество и власть) не делится по векторам, но обеспечивает эффективное и целенаправленное развитие остальных трёх направлений, формируя при этом механизмы реализации Стратегии, связанные с общественным участием, общественным контролем и учётом мнения граждан при принятии важных для города решений.

Тематический план научно-исследовательских работ (в части фундаментальных научных исследований и прикладных научных исследований) и работ научно-методического обеспечения, предусмотренных Государственным заданием Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» на 2022 год

Актуальные ДОКУМЕНТЫ СТРАТЕГИЧЕСКОГО ПЛАНИРОВАНИЯ города СУРГУТ:

Долгосрочный прогноз СЭР

Краткосрочный прогноз СЭР

План мероприятий по реализации стратегии

Механизмы и инструменты реализации Стратегии

Стратегическая цель направления – создание условий для устойчивого экономического развития на базе привлечения инвестиций, формирования «умной» экономики посредством внедрения инновационных технологий, развития предпринимательства.

В рамках данного направления определены следующие флагманские проекты:

Научно-технологический центр в городе Сургуте» («НТЦ в г. Сургуте»).

Целью проекта «Научно-технологический центр в городе Сургуте» («НТЦ в г. Сургуте») является обеспечение условий для:

1)   реализации инновационных, технологических и социальных программ развития региона как открытой, интегрированной информационно-образовательной среды, с целью формирования современного кадрового потенциала, удовлетворяющего потребности экономики региона в высококвалифицированных профессионалах;

2)   научно-технологического развития региона через создание площадки, позволяющей государственным институтам, научным, исследовательским организациям и бизнесу формулировать и апробировать новые технологические решения;

3)   кооперации с ведущими российскими, международными научно-образовательными центрами и промышленными компаниями для реализации научно-исследовательских, образовательных и инфраструктурных проектов;

4)   коммерциализации результатов исследовательской деятельности; привлечения внебюджетных инвестиций;

5)   модернизации социально-экономического и обеспечения инновационного развития Ханты-Мансийского автономного округа – Югры за счёт создания современной образовательной и научно-исследовательской инфраструктуры мирового уровня, концентрации интеллектуального потенциала, внедрения инновационных элементов развития бизнеса, промышленности, образования, здравоохранения, культуры и иных видов деятельности в округе за счёт создания научно-технологического центра в г. Сургуте не позднее декабря 2030 года.

Трансформация делового климата

Данный проект представляет собой комплекс мер, направленных на улучшение делового климата на территории муниципального образования и основывается на задачах, определённых на государственном уровне целевыми моделями упрощения процедур ведения бизнеса и повышения инвестиционной привлекательности, направлениями Национальной предпринимательской инициативы, а также передовыми инвестиционными технологиями, выявляемыми Агентством стратегических инициатив и размещаемых в атласе лучших муниципальных практик.

В рамках данного проекта должно быть обеспечено ускорение и упрощение административных процедур и выполнение технологических мероприятий, включая развитие их предоставления в электронном виде и через многофункциональный центр, в том числе:

– получение разрешения на строительство и территориальное планирование;

– подключение (технологическое присоединение) к сетям;

– регистрации права собственности на земельные участки и объекты недвижимого имущества;

– постановка участков на кадастровый учёт.

В электронную форму следует также перевести предоставление мер финансовой поддержки субъектам малого и среднего предпринимательства, а также подачу и рассмотрение заявок на реализацию инвестиционных проектов и иных услуг в части ведения предпринимательской деятельности.

Одним из ключевых направлений проекта будет являться повышение эффективности системы обратной связи органов местного самоуправления и предпринимательского сообщества, потенциальных инвесторов. Решению данной задачи будут способствовать деятельность совещательных органов по развитию малого и среднего предпринимательства и инвестиционной деятельности при Главе города, совершенствование работы по сопровождению инвестиционных проектов по принципу «одного окна», обеспечение на регулярной основе информационной поддержки и консультационного сопровождения предпринимателей и потенциальных инвесторов.

Канал прямой связи с бизнесом должен обеспечить специализированный Инвестиционный интернет-портал Сургута. Развитие и поддержание в актуальном состоянии портала является одной из стратегических задач по обеспечению открытости муниципального образования для предпринимательского сообщества.

В целях обеспечения защиты предпринимателей от возникновения административных барьеров и издержек при нормативном регулировании деятельности, в рамках проекта необходимо совершенствовать систему оценки регулирующего воздействия муниципальных правовых актов, обеспечив широкое вовлечение в процедуру бизнес-сообщества.

В целом, данный проект должен обеспечить качественные изменения в отношениях бизнеса и власти, инфраструктуре поддержки предпринимательства, формировании благоприятной инвестиционной среды.

Оценка достигнутых целей социально-экономического развития по итогам первого этапа реализации Стратегии на декабрь 2021 года

Результаты реализации Стратегии по итогам первого этапа можно оценить, как удовлетворительные.

Интегральный индекс достижения целей по направлению «Предпринимательство» свидетельствует о выполнении в 2015 и 2017 годы запланированных результатов. В 2016 году отклонение фактических значений от плановых, в связи с влиянием внешних факторов, незначительно и составляет около 3 %.

По вектору «Промышленность» перевыполнение плана наблюдалось только в 2015 году (на 36 %), в последующие годы отмечено отставание от плана на 11 – 12 %.

По вектору «Бизнес» в 2015 – 2017 годах выполнение запланированных показателей оказалось более успешным. Из всего перечня частных показателей вектора в 2017 году не выполнен только показатель «Удовлетворённость предпринимательского сообщества общими условиями ведения предпринимательской деятельности в муниципальном образовании» (невыполнение составило 16,9 %).

Довольно стабильно выполнялись намеченные задачи по вектору «Инновации». Сюда можно отнести задачи, выполнение которых характеризуется показателем «Индекс динамики развития инновационной среды города». «Индекс качества инновационной среды города» не был выполнен только в 2015 году.

В 2015 и 2016 годах по направлению «Человеческий потенциал» фактическое значение индекса достижения целей превышало запланированный уровень. При этом в 2016 году перевыполнение плана составило около 17 %, что свидетельствует о довольно уверенном достижении целевых показателей по направлению.

По вектору «Образование» в 2015 – 2017 годах отчётные индексы практически совпадали с плановыми. Однако уровень удовлетворённости населения услугами образования в 2016 году был ниже планового на 4 %, а в 2017 году – на 12,3 %. Также в период 2015 – 2017 годов достигнутая обеспеченность местами в общеобразовательных организациях стабильно ниже запланированных показателей.

По вектору «Здравоохранение» планируемый интегральный результат достигался ежегодно. Наиболее критичное отставание от плана было по показателю «Удовлетворённость населения услугами здравоохранения»: в 2016 году выполнение составило всего на 24,9 %, в 2017 году – 60,2 %.

Планируемый интегральный показатель по вектору «Культура, молодежная политика и спорт» достигался ежегодно. Во многом это связано с реализацией мероприятий в рамках семи государственных и муниципальных программ в сфере культуры, молодёжной политики и спорта. Однако по показателю «Удовлетворённость населения услугами культуры» в 2016 году не достигнуты плановые значения. А в 2017 году уменьшается значение и самого показателя. В 2016 году не был выполнен показатель «Удовлетворённость населения услугами молодёжной политики».

Показатели удовлетворённости населения услугами организаций социальной сферы, за исключением культуры, в целом выполнялись не на достаточном уровне. Причиной этого, при высоком уровне развития отраслей социальной сферы в городе Сургуте, является несовершенство методики опросов.

По итогам реализации первого этапа Стратегии по направлению «Гражданское общество» в 2015 – 2016 годах улучшены результаты по сравнению с запланированными, в 2017 году отчётный индекс направления оказался ниже планового.

При этом из трёх векторов – «Коммуникации», «Безопасность», «Самоуправление» – планируемый показатель достигнут (превышен) только по вектору «Коммуникации». Было зафиксировано существенное превышение одного из фактических индексов данного вектора, а именно, интенсивности работы по пропаганде семейных ценностей, его планируемого значения в 2015, 2016 и 2017 годах – в 3 раза.

По векторам «Безопасность» и «Самоуправление» фактические значения интегрального показателя в 2017 году составили соответственно 84,6 % и 81,8 % от планируемого значения.

По вектору «Безопасность» по итогам 2017 года из шести показателей план реализован только по трём. Выше запланированного уровня количество зарегистрированных преступлений (103,9 %) и существенно ниже (78,6 %) доля раскрытых преступлений от общего числа. В качестве положительных тенденций по реализации мероприятий вектора «Безопасность» можно отметить снижение числа зарегистрированных преступлений, совершенных подростками и иностранными гражданами темпами, выше запланированных.

По вектору «Самоуправление» только по пяти показателям достигнуты или перевыполнены плановые значения. В 2017 году невыполнение плана наблюдалось по позициям:

1)   количество созданных пунктов по работе с населением (0 %);

2)   количество граждан, которым оказана бесплатная юридическая помощь (23,4 %);

3)   количество заключённых договоров и соглашений на предоставление субсидий и грантов социально ориентированным некоммерческим организациям в целях поддержки общественно значимых инициатив» (33,4 %).

По направлению «Жизнеобеспечение» значение интегрального индекса составило: в 2015 году – 93,3 %, в 2016 году – 85,7 %, в 2017 году – 106,3 %.

По вектору «Жилищно-коммунальное хозяйство» отклонение от планового значения индекса незначительно (например, в 2017 году – всего 4,5 %). Самое низкое выполнение планового значения показателя и, соответственно, индекса демонстрирует в 2017 году позиция «Число семей, улучшивших жилищные условия» (26,4 %).

Индекс развития вектора «Градостроительство» показал положительную динамику по годам по соотношению «факт/план» и к 2017 году составил 113 %. При этом, если по частному показателю «Ввод в действие жилья эконом-класса» было существенное превышение плана на 62,7 %, план по малоэтажной застройке (индивидуальное строительство) не был реализован на 8,3 % из-за отсутствия финансирования на строительство инженерной инфраструктуры. Зафиксировано существенное недовыполнение по показателю «Доля площади территории города, на которую подготовлены проекты планировки» (61,7 % в 2015 году и 58,9 % в 2017 году).

По вектору «Экология» в 2017 году переломлена тенденция невыполнения плановых значений индекса развития (90,2 % в 2015 году и 56,2 % в 2016 году). Отклонения от плановых показателей в целом незначительные и в основном – в сторону превышения. Существенно выше планового лишь один показатель, а именно «Обеспеченность территорий общего пользования (парки, скверы, пешеходные зоны, набережные и прочее) урнами, контейнерами в соответствии с действующими нормами» (230,8 % в 2015 году, 209 % в 2016 году и 180 % в 2017 году).

На достижение целей первого этапа реализации Стратегии также повлияло усиление влияния существующих факторов внешней среды (санкции, развитие альтернативной энергетики, передача полномочий на региональный уровень) и появление новых вызовов, угроз и приоритетов, закреплённых в федеральных и региональных нормативных актах. Это требует изменения как самих целевых ориентиров, так и плановых значений целевых показателей.

Основными результатами первого этапа реализации Стратегии, отразившимися на динамике основных социально-экономических показателей города Сургута, являются:

1)     стабилизация темпов роста объёма отгруженных товаров собственного производства, выполненных работ и услуг собственными силами по всем видам экономической деятельности по крупным и средним организациям;

2)     преодоление в 2017 году тенденции спада объёма инвестиций в основной капитал за счёт всех источников финансирования;

3)     преодоление тенденции спада объёма выполненных работ по виду деятельности «Строительство» по крупным и средним организациям;

4)     преодоление тенденции к ухудшению соотношения прожиточного минимума и показателей среднедушевого дохода, заработной платы и трудовой пенсии.

Данные результаты характеризуют эффективность использования инструментов стратегического планирования для решения наиболее значимых задач в социально-экономическом развитии города. Однако уровень достижения поставленных целевых индикаторов, наряду со значительными колебаниями значений ряда показателей, а также то, что в редакцию стратегии 2015 года были включены некоторые показатели, характеризующие результаты деятельности организаций государственного сектора, а не муниципального (в том числе по причине передачи полномочий), дают основания для корректировки Стратегии.

Тематический план научно-исследовательских работ (в части фундаментальных научных исследований и прикладных научных исследований) и работ научно-методического обеспечения, предусмотренных Государственным заданием Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» на 2022 год

Институциональная среда как фактор формирования инвестиционного климата малых городов Россиистатья

Статья опубликована в журнале из списка RSCI Web of Science

Статья опубликована в журнале из перечня ВАК

Дата последнего поиска статьи во внешних источниках: 26 февраля 2018 г.

  • Оборин М.С.,

    Шерешева М.Ю.,

    Пахалов А.М.

  • Введение: несмотря на существенные позитивные результаты, достигнутые в последние пять лет (2012–2017 годы) в ходе реформ инвестиционного климата на федеральном и региональном уровнях, инвестиционная привлекательность многих малых муниципальных образований остается низкой, причем это во многом обусловлено низким качеством институтов как элементов институциональной среды.
    Цель: разработка подхода к институциональному проектированию инвестиционного климата на муниципальном уровне.
    Методы: институционального анализа, опросов и глубинных интервью.
    Результаты: представлена классификация формальных экономических институтов, формирующих инвестиционный климат. Изучен такой фактор низкой результативности про­водимых институциональных преобразований в России, как отсутствие сопутствующих изменений институтов муниципального уровня. Проанализировано содержание «муни­ципальных инвестиционных стандартов» Ленинградской, Тульской областей и Пермского края. Предложен подход к институциональному проектированию инвестиционного клима­та на муниципальном уровне.
    Выводы: определено, что качество институциональной среды в малых городах значи­тельно уступает качеству институциональной среды в крупных экономических центрах, расположенных в том же регионе. Для достижения позитивного результата малым городам необходимо развивать различные формы сетевого взаимодействия, включая обмен лучшими практиками регулирования.
  • Добавил в систему:
    Пахалов Александр Михайлович

Прикрепленные файлы

Переходная экономика характеризуется разрушением старых институтов (деинституционализация) и формированием новых (институционализация). Деинституционализация рынка представляет собой процесс формирования неэффективных локальных институциональных структур, характеризующихся неустойчивостью и высокой монополизацией или монопсонизацией.

Институционализация рынка предполагает движение экономической системы к своему институциональному равновесию. Деинституционализация, наоборот характеризует процесс устойчивого и прогрессирующего движения институциональной структуры экономики в сторону, обратную равновесной, т. институциональное неравновесие.

Рыночная экономика не может существовать в институциональном «вакууме», то есть в ситуации недостаточности институтов или институционального неравновесия, поскольку в таком случае недостатки координации и регулирования будут компенсированы формированием новых регулирующих механизмов. Недостатки механизма рыночного регулирования могут быть компенсированы в частности мерами прямого административного контроля, если государство “сильное”.

В случае “слабого” государства ввод новых формальных правил будет затруднен противодействием заинтересованных групп, использующих неформальные практики для максимизации своих клановых интересов, что может не всегда согласовываться с целями общественного благосостояния, следовательно, приводить к формированию институционального неравновесия.

Неравновесные (и неэффективные равновесные) ситуации на рынке, характеризующиеся неэффективными институтами, могут привести к возникновению институциональных ловушек. Это же касается и процесса заимствования институтов из-за границы, которые при адаптации к новым условиям могут создать ловушку.

Институциональная ловушка представляет собой неэффективную устойчивую норму или институт, имеющая самоподдерживающий характер.

Устойчивость институциональной ловушки означает, что при незначительном временном внешнем воздействии на систему она остается в институциональной ловушке, возможно лишь незначительно меняя параметры состояния, а после снятия возмущения возвращается в прежнее состояние неэффективного равновесия.

“Институциональные ловушки” сопутствовали и сопутствуют переходной экономике России в самых различных сферах: отношениях собственности, кредитно-денежной системе, структуре реального сектора экономики и т. К институциональным ловушкам относятся бартер, неплатежи, коррупция, избежание налогов и т. д Ловушки являются, как правило, результатом резкого изменения макроэкономических условий.

Теория институциональных ловушек стала в России одной из наиболее популярных в настоящее время. Исторически термин берет свое начало в публикации Полтеровича В. в 1999 г. (российский экономист, доктор физико-математических наук, академик РАН. ) им были закреплены эффекты закрепления институциональной ловушки.

1) Эффект обучения – рост эффективности по мере накопления опыта его участниками ведения подобных дел (аналог эффекта масштаба в теории фирмы)

2) Эффект сопряжения (возникает, когда действующая норма оказывается сопряженной с другими, которые во взаимодействии начинают поддерживать друг друга.

3) Эффект координации- чем более последовательно исполняется норма в обществе, тем больший ущерб несет каждый индивид при отклонении от нее.

4) Культурная инерция – нежелание субъектов менять стереотипы поведения, доказавшие свою жизнеспособность в прошлом.

Одно из наиболее серьезных последствий “институциональных ловушек” заключается в том, что хотя они и смягчают отрицательные краткосрочные последствия неподготовленных, слишком быстрых преобразований, в то же время они препятствуют долгосрочному экономическому росту (в частности, быстро решить проблему можно используя неформальные способы взаимодействия, например, элементы коррупции. И в отдельных ситуациях эти действия приведут к желаемому результату, однако происходит сильное влияние на всю макроэкономическую систему, что создает ловушку и препятствует эффективному развитию).

Следовательно, одной из основных причин появления институциональных ловушек является расхождение краткосрочных и долгосрочных интересов экономических агентов и сочетания моделей поведения, сформированных на основе этих интересов, с экономической эффективностью.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.