Культурно-коммуникационное пространство современного города

Визуальные коммуникации в городской среде.

Понятие визуальной коммуникации означает комплекс специальных указателей в виде вывесок, информационных стендов, рекламных щитов, которые помогают нам ориентироваться в пространстве благодаря той информации, которую они содержат. Составляющие визуальной коммуникации – это визуальный язык (изображения, знаки, образы) и визуальное восприятие (органы зрения, психология восприятия).

Визуальная коммуникация объединяет в себе цвета, речь, письменный язык, образы, чтобы создать сообщения, которые будут эстетически приятны взгляду зрителя, будут наполнены понятной и необходимой информацией.

Визуальных коммуникаций можно условно подразделить на следующие виды:

Визуальные коммуникации в городской среде;

Визуальные коммуникации в рекламе;

Визуальные коммуникации, отвечающие за безопасность;

Маркировка объектов. Здесь можно рассматривать цвет, как средство визуальной коммуникации, например, светофоры.

Разработка визуальной коммуникации берет за основу те же функции, что и другие виды коммуникаций:

• Информационные (передача информации);

• Экспрессивные (передача оценки информации);

• Прагматические (передача коммуникативной установки, которая оказывает воздействие на получателя).

Средства визуальной коммуникации можно разделить на группы:

• Печатные или полиграфические. Это яркие буклеты, пестрые плакаты, живописные листовки и брошюры и т.

• Теле-экранные. Сюда относятся телевизионные программы, анимационные, графические видео и т.

• Средства рекламы в интернете. Здесь можно выделить рекламные баннеры, flash-анимации и т.

Визуальные коммуникации должны не просто запоминаться зрителю и вызывать в его душе отклик, они должны взаимодействовать с ним на различных уровнях, проникать на глубину восприятия.

Дизайн визуальных коммуникаций должен быть продуман до мелочей. От того, зачем он нужен и как будет использоваться, зависит дальнейшая работа дизайнера. Например, глядя на знаки дорожного движения, мы определяем их отношение к определенной группе: предупреждающие, запрещающие, информативные. Для каждой группы есть определенный формат. Дизайн предупреждающих знаков вписан в красный треугольник, а вот запрещающих – в круг. Синие прямоугольники и круги содержат информативные и предписывающие знаки. При мгновенном взгляде мы уже имеем примерное представление о том, чего ждать на дороге. Даже человек, не знающий правил дорожного движения, сможет понять смысл изображения на знаке.

Визуальные коммуникации служат средством общения. Это сила, которая стимулирует продажи любого потребительского продукта. Профессиональные дизайнеры, графики, полиграфисты знают, что цвет или форма являются ключевым фактором в процессе торговли, поскольку играют важную роль при принятии решения о покупке. Визуальные коммуникации должны вызвать в покупателе интерес и эмоции.

Визуальные коммуникации в городской среде для пожилых и инвалидов

Общие требования к знакам коммуникации:

• знаки должны быть разборчивыми и легко воспринимаемыми;

• знаки должны представлять систему с общим характером рисунка и соблюдением иерархии;

• для лиц с плохим зрением могут быть использованы знаки с выпуклыми буквами, размещаемые на высоте 1,5 м над уровнем замощения, чтобы их можно было потрогать рукой (рис. 93).

• висящие знаки должны находится на высоте 2—2,1 м от поверхности земли для обеспечения безопасности;

• буквы должны быть простыми по начертанию, без усложняющих элементов; расстановка букв должна быть близкой к расположению их в печатных материалах;

• лучше всего читаются белые буквы и знаки на темно-синем или черном фоне, не дающем блеска;

• знаки для того, чтобы быть легко различимыми вечером, должны быть оборудованы светильниками

Современный язык визуальных коммуникаций

Наше зрительное восприятие мира – визуальные коммуникации. Понятие визуальной коммуникации означает комплекс специальных указателей в виде вывесок, информационных стендов, рекламных щитов, которые помогают человеку ориентироваться в пространстве благодаря той информации, которую они содержат. Составляющие визуальной коммуникации – это визуальный язык (изображения, знаки, образы) и визуальное восприятие (органы зрения, психология восприятия). Визуальная коммуникация объединяет в себе цвета, речь, письменный язык, образы, чтобы создать сообщения, которые будут эстетически приятны взгляду зрителя, будут наполнены понятной и необходимой информацией.

Объекты визуальных коммуникаций можно разделить на следующие виды:

-Визуальные коммуникации в городской среде;

-Визуальные коммуникации в рекламе;

-Визуальные коммуникации, отвечающие за безопасность граждан;

-Маркировка объектов. Светофоры.

Разработка визуальной коммуникации основывается на тех же функциях, что и другие виды коммуникаций:

-Информационные (передача информации);

-Экспрессивные (передача оценки информации);

-Прагматические (передача психологической установки, которая оказывает воздействие на потребителя).

-Печатные или полиграфические. Это яркие буклеты, пестрые плакаты, живописные листовки и брошюры и т.

-Электронные. Сюда относятся телевизионные программы, анимационные, графические видео и т.

-Средства рекламы в интернете. Здесь можно выделить рекламные баннеры, flash-анимации и т.

Средства визуальной коммуникации используют множество приемов из различных дисциплин: изобразительного искусства, дизайна, фотографии, современных компьютерных технологий и др. Используя достижения этих отраслей науки искусства, создается дизайн визуальных коммуникаций. От того, насколько грамотно оформлена информация, зависит ее восприятие. Поэтому дизайн напрямую связан с психологией визуальной коммуникации. Например, цвета темно-зеленый, стальной и золотой ассоциируются у большинства людей с деньгами и надежностью. Поэтому банку лучше взять за основу логотипа сочетание именно этих оттенков рис.

Культурно-коммуникационное пространство современного города

Рис. цвета темно-зеленый, стальной и золотой ассоциируются у большинства людей с деньгами и надежностью. Поэтому банку лучше взять за основу логотипа сочетание именно этих оттенков.

Дизайн визуальных коммуникаций должен быть продуман до мелочей. От того, зачем он нужен и как будет использоваться, зависит дальнейшая работа дизайнера. Например, глядя на знаки дорожного движения, мы определяем их отношение к определенной группе: предупреждающие, запрещающие, информативные. Для каждой группы есть определенный формат. Дизайн предупреждающих знаков вписан в красный треугольник, а вот запрещающих – в круг. Синие прямоугольники и круги содержат информативные и предписывающие знаки. При мгновенном взгляде мы уже имеем примерное представление о том, чего ждать на дороге. Даже человек, не знающий правил дорожного движения, сможет понять смысл изображения на знаке. Поэтому, дизайн визуальных коммуникаций должен соответствовать поставленной задаче рис.

Культурно-коммуникационное пространство современного города

Рис. Дизайн дорожных знаков

Модели визуальной коммуникации должны характеризоваться быстротой восприятия и реагирования потребителя на коммуникационные сигналы, подобно реакции водителя на знаки дорожного движения.

Культурно-коммуникационное пространство современного города

Рис. Визуальные коммуникации должны вызвать в покупателе интерес и эмоции.

Броская эмблема заставляет обратить на себя внимание благодаря кролику, Фрагменты фотографий, рисунков и даже скульптур сформировали образ, представляющий достижения человечества.

Визуальные коммуникации в городской среде совершенствуются и изменяются. Сегодня большие прописные буквы больше не в моде. Даже заглавные буквы логотипов заменились на строчные. Все чаще приходится наблюдать курсивное и наклонное начертание, которое символизирует динамичность и мобильность. Виды визуальных коммуникаций содержат светлые буквы, плавные и тонкие штрихи. Популярны открытые формы шрифтов, например, в промежутке между краями буквы «С». Легкость и изящество становятся основами визуальной коммуникации.

Современная коммуникация стремится включить в процессе восприятия зрителя. Она выступает в форме активной визуализация. В ее создании широко используются выразительные средства языка: метафора, аллегория, гипербола и т. приемы создания смыслов. Выход за рамки стандартных средств коммуникации реализуется через метафоры, аллегории, иронии, антифразисы, сарказм, парадокс, каламбур, сравнение, перифраза, гипербола и т.

Культурно-коммуникационное пространство современного города

Рис. Редизайн городского логотипа

Культурно-коммуникационное пространство современного города

Рис. Схема объекта носителя коммуникации

Культурно-коммуникационное пространство современного города

Рис. Основные части коммуникации

Процесс создания сообщения — выстраивание отношений между парами элементов
Каждая часть также представляет сложное образование, например:

Культурно-коммуникационное пространство современного города

Рис. Схема процесса сообщения

Культурно-коммуникационное пространство современного города

Рис. Схема создания части сообщения

Таблица 4 – Визуальный язык современной визуальной коммуникации

Оптические иллюзииИллюзии
Земное тяготение, свет вверху, лунные кратеры космосНаш мозг объединяет, объясняет не только визуальное но и словосочетания
Отношения, диапазон и контекстТепло после холода, вкус после голода, яркая форма дорожных рабочих, теплое-холодное. Красные яблоки на зеленых лотках, оранжевые апельсины — на синих, окружение на полках. Большое-маленькое, светлое-темное, статическое-динамическое. Стереотипы, Айстоппер, сокращает время восприятияРешение проблем. 3 цвета, на схеме московского метро под названиями станций по-русски есть латинская транскрипция
Яркие красные шапочки, реанимацияВизуальный текст и приемы его создания. Сравнение, Буквальная визуализация
Сравнение, Буквальная визуализацияМасштаб, метафора
ГиперболаИнверсия
МетафораСравнение, сюжет
АллегорияНоситель и текст Носитель: гипербола, носитель-обект
Носитель сравнение гиперболаНоситель: сравнение, интерактив
Носитель: материал, конструкция, интерактивНоситель: масштаб, носитель-объект
Схема Визуальное сообщение Отношения между элементами (шрифт и смысл), формирование сообщенияФормирование сообщения
Схемы Создание текстаВизуализация. Смысл плюс смысл равно идея

История возникновения визуальных коммуникаций. Визуальные коммуникации в городской среде и рекламе. Визуальные коммуникации, отвечающие за безопасность. Особенности использования шрифтов в рекламе. Использование шрифта в сочетании с иллюстрациями.

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Коммуникативная среда мегаполиса

Актуальность исследования социокультурного пространства города, его структуры, а также специфики и перспектив развития определена как фундаментальными теоретическими вопросами академической науки, так и задачами, выдвигаемыми конкретно-научным анализом современных социокультурных процессов и практик.

Социокультурное развитие города и его градообразующей основы, происходит как под влиянием внешней среды, так и под влиянием внутренних закономерностей развития самого города. Социально-философский подход интегрирует важнейшие процессы трансформации современного общества и культуры на данном этапе. Эти процессы связаны с такими явлениями, как виртуализация, визуализация, информатизация, глобализация, транснационализм. С точки зрения социальной философии, одним из наиболее значительных последствий данных процессов является актуализация проблемы сохранения социокультурной идентичности, как самими городами, так и людьми, их населяющими. Быстрые темпы социокультурных преобразований, изменение самих механизмов коммуникации внутри городского пространства между индивидами делают особенно актуальной проблему ценностных ориентаций горожанина. Необходимым является исследование городского пространства с позиций социальной философии, способной синтезировать разработки всех существующих подходов, а также обобщить опыт, полученный в результате исследования современных социокультурных процессов.

Представители средового подхода к феномену города, К. Линч и Л. Коган, исследуют в своих работах специфику городского пространства и явлений, обусловленных пространственной организацией города. Иконников, О. Трущенко, В. Глазычев используют термин «городская среда» для обозначения особого уровня развития города, для которого свойственны не просто организация физических объектов, но существование духовной компоненты, под которой понимается городская культура. Данное направление объединяет психологические, социологические научные разработки в изучении городов, связанные с вопросами архитектуры и градостроительства.

Исследованием социокультурного пространства занимались филологи, фольклористы, лингвисты, литературоведы, особенно сторонники семиотического подхода. Культурно-семиотический подход к социокультурному пространству города может быть представлен работами Р. Барта, В. Абашева, М. Горбаневского, О. Лавреновой, Е. Макарова, Л. Дмитриевой. Наиболее полно проблема исследования структуры «городского текста» как явления культуры была представлена в работах В. Топорова и Ю. Лотмана. Ценностно-символический аспект существования социокультурного пространства представлен в работах Э. Кассирера, Д. Лихачева, А. Лосева, К. Юнга, Н. Рыбакова.

На Западе исследования социокультурной коммуникации как одной из основных характеристик современного общества осуществлялись Г. Гербнером, П. Лазарсфельдом, Г. Лассуэллом, Э. Личем, Н. Луманом, Г. Маркузе, Р. Мертоном, А. Молем, Ю. Хабермасом и др. Среди отечественных следует выделить работы таких авторов, как Г. Григорян, В. Конецкая, О. Костина, И. Манкевич, М. Назаров и др.

Сократ не любил выходить за городскую стену: ему там нечего было делать. Искусство диалектики, свободного и изощренного общения, питалось напряжением жизни города, ее постоянными и резкими контрастами, перепадами от спешки к затяжному ожиданию, от предельной собранности к безмятежности свободного времени, от шума толпы к замкнутости “своего” пространства — всем тем, что принято называть городской суетой, на которую горожане привычно жалуются, но без которой их жизнь на самом деле невозможна.

Город, как и многое, созданное человеком, — не предмет. В этом разгадка некоторых его тайн. Например, того, что границы города очень трудно определить. Речь, конечно, не о юридических границах, их определяют соответствующие документы. Город всегда должен быть отдельным существом, но при этом никогда не может существовать сам по себе.

Города-государства были окружены поясом принадлежавших им земель и городов-спутников. Едва заканчивалось строительство городской стены, как под ней тут же вырастали пригороды, которые вроде бы городом и не были, но существовали при нем и составляли с ним единое целое.

Российские города при всех перипетиях социально-политической истории упрямо обрастают дачными поселками, без которых и город — не город. Отсюда и мучения Макса Вебера, пытавшегося найти признаки города, но признаки предметные (вроде городской стены), а потому каждый раз оказывавшиеся совсем не универсальными, потому что история человечества учит нас удивительной многоликости города.

Город — это прежде всего определенная готовность его обитателя к восприятию, действию в самом широком смысле (как внутреннему, так и внешнему). Только при таком подходе можно не только понять место города в истории, но и попробовать увидеть его будущее.

Важнейшей особенностью городской среды, определяющей жизнь горожанина, является то, что эта среда построена на коммуникации. Город пронизан коммуникациями любого рода, от инженерных до интеллектуальных, плотность и интенсивность коммуникативного насыщения городского пространства чрезвычайно высока и постоянно нарастает — это, возможно, главный закон развития города.

Беспрестанное и мощное, знаковое, информационное давление вырабатывает у городского жителя защитные реакции, вроде введенного Вальтером Беньямином понятия рассеянного восприятия, которое в то же время представляет собой постоянное тестирование, осуществляемое в своего рода “фоновом режиме”: житель мегаполиса не может одинаково реагировать на все обращенные к нему знаки, но должен уметь мгновенно переключать уровень внимания, включать режим повышенной бдительности в случае необходимости.

Так же и самовыражение горожанина, его возможность и способность обращения к другим предполагают действие в условиях повышенного информационного давления, чрезвычайно плотной коммуникативной среды.

Города, особенно большие, представляют собой коммуникационные сгустки, общающиеся прежде всего с другими такими же коммуникационными центрами, а поэтому мегаполисы — и это еще одна их существенная особенность — в определенном смысле экстерриториальны.

Город может быть разрушен и перестать существовать как место реального обитания, превратиться в призрак (как Константинополь или ветхозаветный Иерусалим), но сохраняться как коммуникативный узел (каким остается, например, давно покинутый Вавилон).

Именно город стал генератором развития коммуникации, хотя, казалось бы, существование на относительно небольшом пространстве не требует такого внимания к способам сообщения. Постоянное стремление насыщать городскую среду новыми возможностями и способами общения определяет не только культурную сторону городской жизни: это и власть, и богатство.

Вся история литературы и искусства — занятие городское (не стоит обольщаться сельскими пейзажами или деревенской прозой — они создавались прежде всего в городе и для горожан), как и наука, представляющая собой также коммуникативно-информационную деятельность. Но ведь и биржа — тоже прежде всего коммуникация, как и современная система публичной политики.

Коммуникативное богатство города стало стремительно нарастать в последние полтора века, когда умножение технических возможностей породило совершенно новые темпы роста информационного насыщения человеческой жизни. Интенсификация коммуникации расширила горизонты городской жизни, обострив в то же время ее противоречия, нередко носящие характер парадоксов.

Резкий всплеск активности может порождать препятствия для своей собственной продуктивной реализации, как это происходит в области материальной коммуникации в городе, когда, например, резкий рост числа транспортных средств, предназначенных для ускорения передвижения жителей, приводит в реальности к замедлению движения из-за перегрузки транспортной сети.

Завершение процесса деиндустриализации мегаполисов превратило их коммуникативный потенциал в непосредственную основу существования: ни один вид деятельности в мегаполисе не реализуется без коммуникативного обеспечения, эта сфера обеспечивает работой и доходом все большее число жителей, все весомее ее доля в городском бюджете.

Старое разделение на поставщиков информации и ее потребителей (например, на авторов и публику) все больше сменяется взаимодействием: один и тот же человек в разных ситуациях выступает то в одной, то в другой роли. Мегаполис становится городом репортеров: каждому жителю есть что сказать, и он то и дело получает (по крайней мере, в принципе) возможность высказаться.

Чтобы обеспечить развитие коммуникативной среды города (без этого в международной конкуренции не выдержать), необходима ее максимальная открытость. Именно это обстоятельство становится одним из источников обострения противоречий городской жизни. В сочетании с мобильностью связи возможность быстрого вхождения в коммуникативную среду (или переподключения к ней) окончательно дематериализует город, превращая его в величину в значительной степени виртуальную.

В этой ситуации все сложнее становится поддерживать некоторый единый тип коммуникативного поведения, единую коммуникативную среду, а следовательно, и базовые механизмы восприятия и образцы поведения, без которых виртуальное единство города, уже не поддерживаемое традиционным социокультурными механизмами, грозит превратиться в неуправляемый хаос.

Возможность быстрого вхождения в коммуникативные структуры города, возможность быстрого создания собственных коммуникативных структур приводит к постоянной фрагментации, дроблению среды городского общения, ее перекраиванию, неустойчивости. Относительная легкость входа и выхода ослабляет ответственность за действия в коммуникативной среде города, а фрагментация общения в сочетании с социальной, этнической и конфессиональной неоднородностью населения становится серьезным механизмом дезинтеграции города, прогрессирующего отчуждения отдельных групп населения, открывая путь к конфликтам разной степени интенсивности, вплоть до острых вспышек насилия, приобретающих значительные размеры (ср. массовые беспорядки в пригородах французских городов осенью 2005 года и более ранние эксцессы на этнической почве в городах Великобритании и США).

Есть некоторые характерные признаки (чаще всего это типичные слова для обозначения реалий повседневной жизни, ср. составляемые в последнее время московско-петербургские словари и подобные опыты описания городской речи) языка той части жителей города, которая составляет достаточно устойчивое ядро населения, однако они уже не составляют целостной языковой системы, и механизмы изменения такой системы также существенно отличаются от механизмов изменения традиционного диалекта.

Самое же главное: этот квазидиалект не наделен механизмом, санкционирующим его принятие всеми жителями, не исключает значительных групп, не ощущающих потребности в том, чтобы им овладевать. Эти группы порождают свою коммуникативную среду (в том числе и поддерживаемую извне, например, за счет спутниковых каналов телевидения, которыми пользуются этнические мигранты), удовлетворяющую их основные потребности.

Разнородность коммуникативной среды, разноречие города требуют от его жителя способности быстро ориентироваться в этой пестрой и быстро меняющейся обстановке, менять свое поведение в зависимости от того, в какое информационное и коммуникативное поле он попадает или стремится попасть. Хотя в принципе город настроен на постоянную интенсификацию процессов общения, в то же время эти процессы определенным образом организуются: создаются каналы и сферы общения, доступ к которым упорядочен, регламентирован или ограничен.

Безопасность жителей мегаполиса, становящаяся все более сложной задачей, в значительной степени заключается в организации информационных потоков: обеспечении доступа к информации для одних и закрытии доступа к информации для других. Здесь сразу возникает противоречие множества интересов.

Например, экономический интерес может вызывать стремление получить доступ к закрытой информации (с целью получения выгоды либо от ее прямого использования, либо от перепродажи), тогда как стремление правоохранительных органов сделать жизнь горожан совершенно “прозрачной”, фиксируя все их действия, вызывает естественное недовольство, поскольку человеку свойственно желание обладания своим, личным внешним и внутренним пространством, своей небольшой тайной жизни.

Покрытие городского пространства сетью камер видеонаблюдения уже доказало свою эффективность (далее всех в этом продвинулась Великобритания; расследование террористической атаки на лондонскую транспортную сеть летом 2005 года было проведено быстро и эффективно в первую очередь потому, что все происходящее в лондонском метро фиксируется видеозаписью), однако тем самым сфера личной жизни предельно сужается и трансформируется.

Если добавить к этому множество других средств слежения, таких как разного рода базы данных, электронная почта (сохраняемая на серверах и доступная в случае необходимости для анализа), платежные системы, возможность определения местоположения владельца мобильного телефона, — то оказывается, что житель мегаполиса постоянно находится под прессом усиленного контроля, отмечающего каждый его социально значимый шаг.

Помимо базового противоречия, которое заключается в принципиальной беззащитности горожанина от своих собственных защитников, необходимо учитывать и противоречие между чисто технологическими и человеческими составляющими тотального контроля за действиями горожан. Никто не может гарантировать абсолютную конфиденциальность такой информации. Но стоит задуматься и о том, что современная концепция информационной “прозрачности” города для правоохранительных и властных структур (а в значительной мере и для экономических структур, в особенности финансовых) разрабатывалась в западном обществе, где уровень надежности этих структур достаточно высок, а уровень коррумпированности – достаточно низок.

Ситуация существенным образом меняется, когда ту же технологическую программу пытаются использовать в обществе, где уровень надежности этих структур низок, а уровень коррумпированности — напротив, высок.

Виртуализация города и возрастание роли коммуникации означает и повышение значимости образа города, своего рода мифологии, создающей картину, рисующую характер именно этого города в его отличии от других городов. Сюда относится и стандартная популярная концепция истории города, и его наиболее значимые объекты, и типичные черты образа жизни горожан, как и образ типичного горожанина.

Этот образ города выполняет сразу две функции — внешнюю и внутреннюю. Вовне он играет роль бренда города в международной конкурентной борьбе по привлечению миграционных, финансовых, информационных потоков, необходимых для развития мегаполиса. Внутри города этот образ служит одним из основных средств интеграции населения, объединения жителей в единство, питаемое чувством принадлежности к своему городу (человек не может испытывать привязанность к административно-территориальной единице).

Открытость коммуникативной среды города — лишь один из крайне проблематичных моментов переживаемого нами момента развития города как коммуникативно-информационного феномена. Сложности, о которых шла речь, ощущаются нами уже сейчас. Но нарастание плотности коммуникации может привести и к более серьезным изменениям, которые будут обозначать существенный перелом образа жизни, переход от привычного человеческого состояния (humana) к разного рода коренным трансформациям человеческого существа, его прямому сопряжению с информационными системами, что будет означать переход к новой стадии, располагающейся за пределами собственно человеческого измерения (posthumana). И произойти это может гораздо раньше, чем мы можем сейчас это себе представить.

город культура пространственный архитектура

Целостность города и горожан обеспечена их взаимодействием на основе совместных информационных потоков. С методологических позиций, разделяемых автором, информация определяется в качестве ведущей основы в консолидации городских сообществ. Информационная сфера оказывается посредником между горожанином и предметной средой города, виртуальной реальностью, в которой продуцируются смыслы по специфическим для этой реальности основаниям.

Глобальная информационно-коммуникационная система кардинально изменяет условия для культурного обмена и межличностного общения в городе. Она успешно стирает пространственные, временные, социальные, языковые и иные барьеры. По мере нарастания в городе информационных процессов актуализируется проблема идентичности. Для города, как социокультурного феномена, обретение идентичности связано с таким понятием, как образ города, который выполняет сразу две функции – внешнюю и внутреннюю. Вовне он играет роль бренда города в международной конкурентной борьбе по привлечению миграционных, финансовых, информационных потоков, необходимых для развития мегаполиса. Внутри города этот образ служит одним из основных средств интеграции населения, объединения жителей в единство, питаемое чувством принадлежности к своему городу.

Информационное пространство города, как часть социокультурного пространства, задает новые возможности для развития личности и новые формы пространственной организации культуры. Охватывание населения всего города информационной сетью, олицетворением которой можно считать глобальную информационную систему Интернет, приводит к возможности создания новых форм сообществ – виртуальных. Они объединены не национальной принадлежностью или локализацией месторасположения, а только лишь собственными социокультурными предпочтениями.

Вследствие изложенных социокультурных тенденций глобализации автором определяется обстоятельство выдвижения городом новых требований к индивидуальному сознанию и индивидуальному поведению горожанина, которые немыслимы без того свойства психики, которое обозначено как «информационная активность». Следовательно, современный городской житель должен обладать информационной активностью и толерантностью.

Негативные стороны глобализации проявляются в стандартизации культурных ценностей, распространении манипулятивных технологий. Позитивные – в расширении культурного обмена, ускорении процесса передачи информации. В условиях формирования единого информационного пространства необходимо введение ряда мер – от создания этических кодексов, в которых закрепляются права и обязанности участников виртуальных коммуникаций, до формирования внутрисетевых аппаратов саморегуляции (например, специальных органов по средствам массовой информации).

Список использованной литературы

Анисимова И. Городская культура общества «массового потребления» // Человек в глобальном мире: Сб. молодых ученых. Саратов: изд-во СГУ, 2004. 72 – 75.

Анисимова И. Интерпретация визуальных текстов городского пространства // Общество риска: цивилизационный вызов и ответ человечества. Саратов: Научная книга, 2006. 150 – 154.

Анисимова И. Культурные риски современного города // Общество риска и человек в XXI веке: альтернативы и сценарии развития. Москва-Саратов: Издательский центр «Наука», 2006. 245 – 249.

Тулиганова И. Город как культурный ландшафт // Вестник Поволжской академии государственной службы имени П. Столыпина. Саратов. 2007. № 13. 163-169.

Тулиганова И. Город как пространство ценностей // Ценностный мир человека в современном обществе. Саратов: Издательский центр «Наука», 2007. 138 – 142.

Тулиганова И. Человек в информационном пространстве современного города // Парадигма: очерки философии и теории культуры. Вып. СПб. : изд-во СПбГУ, 2006. 32 – 36.

Размещено на Allbest

Особенности общения в городе

Язык как основное
средство коммуникации современного города

Факторы, влияющие на
формирование современной речи

Особенности общения в
городе

Роль массовых
информационных коммуникаций в жизни современного города

Язык современного российского
города как сложный лингвистический, лингвосоциальный и лингвокультурный феномен
изучается в самых разных аспектах.

Исследуются и описываются различные
формы и типы языковой (речевой) коммуникации в пространстве города: от
литературного “стандарта” до маргинальных форм типа арго или сленга,
разнообразные жанры речевого общения города (от устных, бытовых до письменных,
комплексных), множество текстов городской среды (эпиграфика, урбонимика и пр.

В последние же годы все больше
внимания стали обращать и на “нетрадиционные” для российского
лингвоградоведения проблемы: лингвокультурные и лингвосемиотические аспекты городского
пространства, вопросы языкового планирования, языковой политики и языкового
прогнозирования в городской среде.

Можно сказать, что общество имеет
такой язык, какой обществом создан, и использует язык так, как умеет и может. Влияние языка на общество усиливается вместе с развитием самого общества – это
влияние возрастает по мере развития производства, техники, науки, культуры и
государства. Язык участвует в организации труда, в управлении общественным
производством, деятельностью учреждении, в осуществлении процесса образования и
воспитания членов общества, в развитии литературы и науки.

Таким образом, целью данной работы
является рассмотрение особенностей современной городской коммуникации. Данная
цель предполагает решение следующих задач: рассмотреть особенности языка как
основного средства коммуникации; описать основные факторы, влияющие на
формирование современной речи горожан, рассмотреть особенности городского
общения, выявить роль массовых коммуникаций в жизни современного города.

Язык как основное
средство коммуникации современного города.

Язык
– главное средство человеческого общения: люди не могут без языка передавать и
получать нужную информацию, воздействовать на окружающих.

Язык
создан и развивается потому, что потребность общения постоянно сопутствует
труду и быту людей, и ее удовлетворение оказывается необходимым. Поэтому язык,
будучи средством общения, был и остается постоянным союзником и помощником
человека в его труде, в его жизни.

Еще
очевиднее, доступнее для понимания роль языка в развитии науки, художественной
литературы, образовательно-воспитательной деятельности общества. Нельзя
развивать науку, не опираясь на то, что ею уже достигнуто, не выражая и не
закрепляя работу мысли в слове. Плохой язык сочинений, в которых изложены те
или иные научные результаты, очень заметно затрудняет овладение наукой. Не
менее очевидно и то, что серьезные недочеты в речи, с помощью которой
популяризируются достижения науки, могут возвести «китайскую стену» между
автором научной работы и ее читателями.

Развитие
художественной литературы неразрывно связано с языком. Чем полнее и глубже
отражает писатель жизнь в своих произведениях, тем совершеннее должен быть их
язык. Эту простую истину литераторы нередко забывают. Очень заметна роль языка
и в агитационно-пропагандистской работе. Улучшить язык газет, радиовещания,
телепередач, лекций и бесед на политические и научные темы — задача очень
важная. Язык – орудие усвоения знаний

Сегодня
ощутимой потерей на пути развития речи горожан стала почти всеобщая утрата
языкового вкуса. Языковая игра, построенная на совмещении разных слоев языка
(примеров в советский период множество: В. Высоцкий, А. Галич, Вен. Ерофеев и
др. ), или просто использование ярко выраженного социального стиля (например,
М. Зощенко или А. Платонов) теперь едва ли возможны. Эти приемы стали нормой и
перестали восприниматься как игра. Из новых речевых жанров, все-таки имеющих
игровое начало, следует упомянуть сленг. Новизна его, впрочем, условна и скорее
состоит в социализации, выходе на публичную трибуну.

Русский
молодежный сленг представляет собой интересный лингвистический феномен,
бытование которого ограничено не только определенными возрастными рамками, как
это ясно из самой его номинации, но и социальными, временным» и
пространственными рамками. Он бытует в среде городской учащейся молодежи – в
отдельных более или менее замкнутых референтных группах.

Во-первых, в нем не так много
иноязычных слов, как принято считать. Среди наиболее употребительных: бакс
(американский доллар; из америк. англ. формы множественного числа bucks,
воспринятой как начальная форма слова), ги(е)рла (девушка; заимствовано от
англ. girl и оформлено при помощи окончания -а, характерного для слов
молодежного жаргона), попса (популярная эстрадная музыка; от англ. pop. С этим
словом связано соответствующее прилагательное попсовый), фе(э)йс (лицо; из
школьного жаргона от англ. face) и некоторые другие.

В-третьих, для данного типа разговорного
языка характерны определенные словообразовательные приемы, например, активное
использование суффиксов -ух(а) (заказ – заказуха, спокойствие – спокуха,
расслабиться – расслабуха), -аг(а) (общежитие – общага), -уг(а) (шофер –
шоферюга), -ар(а) (водка – водяра), -он (закидывать – закидон), -ота (лимитчики
– лимита), -ёж (балдеть – балдёж) и др.

Факторы, влияющие на
формирование современной речи

Остро встал вопрос о сохранении
литературного языка, о путях его дальнейшего развития в связи с изменением
контингента носителей – в этой формулировке выдающегося лингвиста Е. Поливанова чувствуется не только революционный энтузиазм эпохи, но и горечь, и
сознание трагизма момента, вызвавшего изменение контингента носителей. И
сохранился, выстоял русский язык – в соответствии с парадоксом Е. Поливанова:
развитие литературного языка заключается, в частности, в том, что он все меньше
изменяется. Жаргон, как видно, явление не новое в нашей языковой истории. Да и
не только в нашей. Жаргон – английский сленг, французское арго – явление,
характерное для языкового развития.

В разные периоды истории сообщества
людей, объединенные общим делом, общими интересами, а более всего – сознанием
братства и отчужденности от остального общества, изобретали и свои особые
способы общения, устные и письменные. Для них важно было, чтобы посторонние их
не поняли, – и отсюда всякие приемы зашифровывания и переноса значений слов.

Сейчас же так называемый общий
жаргон – заниженный стиль речи, размывающий и нормы языка, и нормы речевого
этикета, – становится привычным не только в повседневном общении, но и звучит в
теле- и радиоэфире. А также присутствующая в современном обществе актуальность
культурных достижений западной цивилизации – вполне естественная плата за шаг,
сделанный ей навстречу. То, что там связано с индустрией шоу, в основе которой
лежат несколько эксплуатируемых обществом идей, связанных с деньгами, сексом,
насилием, жаргоном, и то, что там воспринимается преимущественно как некая
зрелищная форма, звучит у нас как своеобразное руководство к действию.

Молодежь, являясь преимущественным
носителем жаргона, делает его элементом поп-культуры, который в свою очередь
делает его престижным и необходимым для самовыражения. Примеров тому достаточно
в текстах песен («Мне все по барабану» – группа «Сплин», «Заколебал ты» –
группа «Дискотека Авария»), в радиопередачах и музыкальном телевидении, на которые
они и ориентируются.

Стремительное и постоянное
ускорение и обновление – ведущие характеристики современной жизни, которой
живет российский подросток. Научно-технические революции делают общение
чрезвычайно динамичной системой, стимулируя радикальное изменение социальных
связей и форм человеческих коммуникаций.

В современной культуре присутствует
ярко выраженный слой инноваций, которые постоянно взламывают и перестраивают
культурную традицию, затрудняя тем самым процессы социализации и адаптации
человека к постоянно меняющимся условиям и требованиям жизни. Усложнение
социокультурной реальности, сопровождающейся ломкой традиций и норм разных сфер
жизни, стремительное и всеохватывающее распространение продуктов массовой
культуры обусловливают угрожающие масштабы современного кризиса общения.

Развитие мировой культуры
выработало основные коммуникативные качества хорошей речи. Конечно, эти
качества изменяются, развиваются, поэтому понятия о хорошей речи не во всем
совпадают в разные эпохи и у представителей различных классов и мировоззрений.

Каждый человек должен излагать свои
мысли так, чтобы его нельзя было не понять, а именно точно, ясно и просто. Если
речь не ясна, то она не достигает цели.

Чтобы речь была точной, слова
следует употреблять в полном соответствии с теми значениями, которые за ними
закреплены.

Важнейшее условие хорошей речи
логичность. Мы должны заботиться о том, чтобы наша речь не нарушала логических
законов.

Речь – это связанное целое, и
каждое слово в ней, любая конструкция должны быть целенаправленны,
стилистически уместны.

Чистота речи также важна. Если в
речи присутствуют слова-паразиты, речевые штампы, канцеляризмы, то это
свидетельствует о бедности словарного запаса, о беспомощности говорящего.

Требования правильности речи
относится не только к лексике – оно распространяется и на грамматику,
словообразование, произношение, а в письменной речи на орфографию и пунктуацию. Соблюдение нормы главное условие культуры речи. Всякое отклонение от
литературной нормы препятствует непосредственному и точному восприятию
содержания письменной и устной речи.

Всякая речь имеет определенное
содержание. Содержательность речи зависит от многих условий, которые влекут за
собой многообразие форм подачи материала.

Чтобы достичь речевого богатства
нужно изучать язык в его литературной и разговорной формах, его стиле, лексике,
фразеологии, словообразовании и грамматике.

Существенное значение имеет
выразительность речи, которая достигается четким ясным произношением,
правильной интонацией, умело расставленными паузами. Должное внимание следует
уделять темпу речи, силе голоса, убедительности тона а также особенностям
ораторского искусства: позе, жестам, мимике.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.