Культурно-исторические представления о городе В. Л. Глазычева

Предисловие

Практика консультирования городского развития в последнее десятилетие показывает высокую заинтересованность региональных и городских служб в специальном предмете, раскрывающем принципы и основные технологии работы с городским пространством.

Основной объем ВРП создаётся в городах России непосредственно, подавляющая доля остающегося ВРП — опосредованно, так как производственная деятельность, независимо от того, где она осуществляется, базируется на городе. При этом городская система жизнеобеспечения составляет в среднем не менее 40% бюджетных расходов. Задачи развития практически полностью решаются за счёт ресурсов человеческого капитала, сосредоточенного в городах и, в особенности, крупных и крупнейших городах. Крупный бизнес уже пришел к пониманию города и его ресурсов как «рамки», во многом определяющей принятие решений стратегического порядка, будь то локализация нового производства, локализация ядер сбытовых сетей, или закрытие производств. Тем не менее, город традиционно игнорируется как в политэкономической теории, так и в процессах стратегического планирования, осуществляемого исполнительной властью. Так, в более чем в полусотне Стратегий регионального развития, представленных в Министерство регионального развития в 2006 г. , только в 2-х можно было обнаружить хотя бы упоминание городов и их роли в социально-экономической жизни субъектов Федерации.

Курс «Политическая экономия города» имеет относительные аналоги в практике университетской работы с конкретными городами (Великобритания, США, Франция). Однако ни в одной из образовательных программ ранее не ставилась задача создания системной прикладной теории «городского развития» с учетом опыта, полученного городскими проектировщиками за последние два десятилетия.

Цели курса: разработать и освоить целостное представление о городе — как о ключевом ядре и «инфраструктуре» современной социально-экономической политики; интегрировать представление о городе — как экономическом и социально-культурном ресурсе — в контекст управленческих практик регионального и муниципального уровня.

Сформировать у слушателей базисные представления о ресурсах и ограничениях социально-экономического развития, которые необходимо принимать во внимание при разработке как крупномасштабных, так и локализованных программ развития.

Провести критический анализ принципов работы с городом и городской средой — как в историческом, так и в актуальном (включая российский и зарубежный опыт) срезе.

Дать слушателям реальную практику самостоятельного анализа и исследования (на основе множества источников информации, включая Интернет и СМИ) при работе со сложным системным объектом управления.

инновационность (курс читается впервые в России): в рамках курса идёт создание прикладной теории «городского развития» с учетом опыта, полученного профессиональными городскими проектировщиками за последние два десятилетия;

обязательность курса для программы подготовки управленческих кадров на городском и региональном уровне «МРА. Гражданская служба: территориальное управление» — курс формирует целостное представление об основном объекте и предмете работы городского управленца — о городе;

максимальное использование конкретных проблемных ситуаций в региональном контексте (с ориентацией на географический состав слушателей) — как основы для освоения техник и технологий работы с современным городским пространством в целом;

адаптированность курса к российской действительности, с одной стороны, и, с другой, активное привлечение зарубежного опыта с включением конкретных описаний зарубежных практик и технологий городского развития;

сочетание аналитического исследовательского подхода и навыков практической деятельности.

Целевой группой курса являются управленцы городского и регионального уровня, ответственные за выстраивание стратегий городского и регионального развития (отделы и департаменты стратегического планирования, бюджетные и кадровые службы), а также специалисты по управлению, отвечающие за модернизацию ключевых инфраструктур и отраслей (инфраструктуры жизнеобеспечения, ЖКХ, строительство, социальная политика и миграция и т.

Зуев
кандидат искусствоведения, директор Центра региональных исследований

Архитектурно-ландшафтная реконструкция как средство оптимизации городской среды

  • формат
  • размер
  • добавлен 30 ноября 2011 г.

Гутнов А. Эволюция градостроительства

  • формат
  • размер
  • добавлен 28 августа 2011 г.

: Стройиздат, 1984. – 256 с. Излагаются основы общей теории городского развития. Вводится понятие «каркас города», обосновываются принципы циклического развития и эволюционной динамики градостроительных систем. Обобщается опыт изучения города в градостроительстве и смежных научных дисциплинах, излагаются новые теоретические гипотезы, оригинальная методика расчета количественных показателей, практических результатов проектно-исследовательских.

Кожухина О. , Матвеева И. Комплексное инженерное благоустройство микрорайонов

  • формат
  • размер
  • добавлен 04 октября 2011 г.

Тамбов : Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2007. – 32 с. Дана методика выполнения курсового проекта по дисциплине «Комплексное инженерное благоустройство городских территорий». Предназначены для студентов 4, 5 курсов специальности 270105 всех форм обучения. Городская среда во многом зависит от уровня инженерного благоустройства территории. В микрорайоне размещается полный комплекс необходимых учреждений, предприятий, сооружений для обслуживания насе.

Крашенинников А. Градостроительное развитие жилой застройки

  • формат
  • размер
  • добавлен 08 марта 2011 г.

Учебное пособие. — М. : Архитектура-С, 2005 – 112 с, ил. Систематизированы ключевые проблемы и рассмотрены наиболее успешные приемы градостроительного развития жилой застройки: планирование градостроительной деятельности; разработка проектной документации; организация правовых, экономических, организационных условий, способствующих реализации градостроительных планов. Книга предназначена для студентов архитектурных вузов, архитекторов-градостроит.

Лукьянова Л. , Цыбух В. Рекреационные комплексы

  • формат
  • размер
  • добавлен 04 марта 2011 г.

Лукьянова Людмила Григорьевна, Цыбух Владимир Иванович. Рекреационные комплексы. Киев: Вища шк. , 2004. Учебное пособие для студентов высших учебных заведений. В первой части учебного пособия изложена история развития рекреационной среды, повлиявшей на формирование современной материальной среды отдыха. Приведена типология рекреационной среды. Во второй части исследована целенаправленная организация пространства рекреационных комплексов с учет.

Реферат (эссе) – Природно-ландшафтное зонирование на примере города Москвы

Эссе По дисциплине «Экономика городского хозяйства (города)» Тема: Природно-ландшафтное зонирование на примере города Москвы. Выполнил: Студент МИЭМП Группы УСс 111/0-09 Карпук Евгений. – Москва 2010г. – 6 с. Особенности исторического развития природного ландшафта г. Москвы. Содержание Генплана города, значение его составляющих – функционального, строительного и ландшафтного зонирования для выбора наиболее оптимального режима градостроительного.

Хасиева С. Архитектура городской среды (часть 1)

  • формат
  • размер
  • добавлен 09 января 2011 г.

ВНИМАНИЕ! Файл имеет большой “вес”, поэтому был разделён на 2е части, которые друг без друга не откроются. ссылка на часть 2 Хасиева С. – Архитектура городской среды. Стройиздат, 2001. Анализируются сведения об исторических предпосылках и современном развитии пространственной структуры городов, условия и принципы формирования городской среды. Городская среда рассматривается как функционально-пространственная система неразрывно связанных ч.

Хасиева С. Архитектура городской среды (часть 2)

ВНИМАНИЕ! Файл имеет большой “вес”, поэтому был разделён на 2е части, которые друг без друга не откроются. ссылка на часть 1 Хасиева С. – Архитектура городской среды. Стройиздат, 2001. Анализируются сведения об исторических предпосылках и современном развитии пространственной структуры городов, условия и принципы формирования городской среды. Городская среда рассматривается как функционально-пространственная система неразрывно связанных ча.

Введение диссертации2003 год, автореферат по философии, Бирюкова, Елена Евгеньевна

Архитектуру традиционно относят к наиболее исследованным областям эстетической деятельности как с искусствоведческой, так и с эстетико-философской’ точек зрения. Вопросами, касающимися исследования эстетических проблем архитектуры и художественного творчества в области архитектуры уделялось много внимания не только в трудах учёных, работающих в поле проблематики специализированной научной дисциплины «Теории архитектуры», но и в целом ряде эстетико-философских исследований. Можно сказать, что вопросы, касающиеся осмысления художественного творчества в области архитектуры как вида искусства, являются одними из наиболее разработанных (осмысленных теоретически, оснащённых специализированным терминологическим аппаратом) на эстетическом уровне исследования отдельных видов искусств.

Очевидно, что качества архитектуры, рассматриваемой как особое образование – архитектурное пространство, созданное и создаваемое как особое человеческое пространство, человеческий мир, связаны с этим её главным содержательным аспектом, в силу чего важнейшим критерием его оценки в качестве такового является эстетический критерий.

Эстетические контуры и координаты архитектурного пространства возможно считать существенно важными в самопознании человека, предстающего в антропной перспективе архитектурного пространства как человеческий мир, человеческое пространство, поскольку посредством архитектурного пространства и его форм выступает не только природный, утилитарный, бытовой, социальный облик человека и человечества, но и его облик духовный, имеющий отношение к духовной жизни человека. Вопросы духовного самоопределения и бытия человека посредством выразительных форм архитектурного пространства относятся к области эстетико Данный термин для обозначения архитектуры в широком смысле вводиться также с той целью, чтобы исключить возможность толкования объекта исследования только как продукта и процесса целенаправленной художественной деятельности или, в ещё более узком смысле, как совокупность характерных признаков сооружений какого-либо периода истории. философского исследования. Однако, думается, что несмотря на наличие различных по широте рассмотрения и глубине охватываемых тем исследований, посвященных теории и истории архитектуры, именно изучению архитектурного пространства на эстетико-философском уровне не уделено достаточного внимания.

Различные аспекты эстетики архитектурного пространства, попадающие в проблемное поле настоящего исследования, рассматривались, в том числе и с формально-содержательной стороны, в ряде исследований, которые можно подразделить на несколько различных групп в зависимости от ракурса освещаемых в них вопросов.

К первой группе можно отнести философские исследования, в которых затрагиваются вопросы, связанные с философской, в частности, эстетико-философской проблематикой в отношении рассмотрения феноменов архитектуры. Эстетические аспекты архитектурного пространства затрагивались в ряде философских работ в контексте более широкого философского исследования, в частности, в классических исследованиях И. Канта, Г. Гегеля, а также в трудах И. Гёте, Ф. Шеллинга, О. Шпенглера. Современный этап эстетико-философского осмысления феноменов архитектуры связан с исследованиями, таких зарубежных философов XX в. как М. Хайдеггер, Й. Хёйзинга, Х. Ортега-и-Гассет, Р. Барт, Г. Гадамер, У. Эко, рассматривающими феномены архитектуры в широком социально-культурном поле, а также с исследованиями Д. Лукача «Своеобразие эстетического», рассматривающим эстетические аспекты архитектурных видов деятельности, и Р. Ингардена, исследующего в ключе феноменологической методологии бытие феноменов архитектуры в качестве эстетического предмета.

Среди отечественных философов, обращавшихся к проблемам архитектуры и eö феноменов в ракурсе эстетико-философской проблематики в контексте более широкого философского исследования, можно выделить работы Н. Чернышевского, Л. Выготского, П. Флоренского, А. Лосев, а также В. Бычкова, О. Генисаретского, М. Кагана, Д. Лихачёва, Ф. Мартынова. Отдельные ракурсы эстетико-философского исследования феноменов архитектуры, имеющие отношение к теме настоящего исследования нашли отражение: в социально-культурном аспекте эволюции среды — в исследованиях В. Глазычева, В. Киносьяна и И. Хайрулиной, В. Падерина и Л. Нагматулиной, Н. Трикаша; как предметно-творческой деятельности — в исследованиях И. Азизян, С. Арзуманян, В. Аронова.

Во вторую группу можно выделить теоретические и теоретико -философские исследования в области архитектуры, затрагивающие проблемы философии архитектуры, эстетики архитектуры, формы и содержания архитектуры и архитектурного пространства. Исследованию в этой области были посвящены трактаты М. Витрувия, Л. Альберти, А. Палладио. В конце XIX – нач. XX данная проблематика нашла отражение в теоретических исследованиях таких зарубежных архитекторов, как Х. Берлаге, О. Вагнер, А. Ван де Вельде, Г. Мутезиус, Ф. Райт, Л. Саливен и отечественных архитекторов — А. Габричевского, рассматривающего архитектурную форму сквозь призму становления пространства, времени и массы; A. и А. Весниных, H. Милютина, A. Никольского, ставящих вопрос о содержании и форме произведений архитектуры; И. Маца, исследующего вопросы художественного образа в архитектуре; В. Кусакова, коснувшегося проблемы выразительности в архитектуре; а также в работах И. Жолтовского, И. Голосова, А. Гольца, Б. Иофана, В. Кринского, Н. Ладовского, И. Ламцова, Эль Лисицкого, О. Мунца, М. Туркуса.

В сер. XX века в зарубежной теории архитектуры актуальными становятся проблемы, связанные со взаимоотношением формы и функции архитектурных объектов, а эстетический аспект архитектуры рассматривается как следствие функционального соответствия архитектурного объекта. В ключе этой парадигмы к теоретическим проблемам эстетики архитектуры, её формы и содержания обращались такие зарубежные исследователи, как К. Александер, И. Араухо, Я. Бакема, Д. Белл, Р. Вентури, З. Гидион, Ж. Кандилис, О. Нимейер; в этой связи Дж. Понти и Э. Темпиа ставят вопрос о возможности выделения особой функции архитектуры, которая бы, в отличие от утилитарно-бытового и социального бытия в архитектурной среде, давала бы ощущение некоторой «иллюзорности» и возможности пребывания в мире воображаемого. Такие авторы, как А. Аалто, П. Беренс, Ле Корбюзье, Х. Херин, расширительно понимают «функцию» в архитектуре и связывают эстетический ракурс её формы с гуманистическим аспектом произведения архитектуры. Исследованию архитектурной формы в эстетическом аспекте с позиций её восприятия и истолкования посвящены работы Р. Арнхейма и Р. Скрутона. В отечественной теории архитектуры в 50е-70е годы ХХв. особое внимание к эстетическому аспекту форм архитектуры, в контексте бытия архитектуры как вида искусства и художественного творчества, было проявлено в исследованиях Г. Азгальдова, Д. Аркина, Т. Борисовского,

Гегелло, Я. Гликина, К. Зайцева, К. Кима, В. Рабинович, А. Тиц,

Циркунова, А. Цукермана, И. Шевелёва, Ю. Яралова. Особо следует остановиться на исследованиях таких зарубежных теоретиках архитектуры, как В. Гропиус, Л. Кан, К. Танге, и отечественных – М. Бархина, А. Гутнова, Н. Кострикина, рассматривающих в архитектурном качестве, в том числе и с эстетических позиций, индустриальные формы и городские образования. В работах А. Коротковского был предложен подход к истолкованию архитектурной формы как антропопроекции.

С сер. бО-х годов ХХв. по настоящее время приоритетным для теории архитектуры становятся две проблемы, осмысление которых по своей сути связано с решением главных вопросов теории архитектуры, попадающих в поле эстетико-философской проблематики: «Что такое архитектура и какие образования могут быть рассмотрены в качестве архитектурных?» и «Что имеется ввиду под архитектурными формами?», «Какова эстетическая составляющая форм архитектуры?»

В рамках решения этих вопросов во второй половине XX века к изучению архитектуры как архитектурной среды, в социально-культурных и эстетических аспектах обращались такие исследователи как Е. Беляева, Ю. Волчок, В. Глазычев, В. Маркузон, А. Рябушин, Н. Савельева, А. Щенков. В трудах А. Иконникова намечены рамки комплексного подхода к исследованию архитектурной среды, формы, функции в эстетическом ракурсе.

Особое внимание к изучению архитектурных форм архитектуры в контексте широкого понимания, как архитектурной среды, было проявлено также в работах таких исследователей как Е. Барбышев, Ю. Божко,

Валлис, В. Владимиров, Л. Кириллова, И. Лежава, Е. Микулина,

Рабинович, Г. Ревзин, Т. Славина М. Степанов, А. Стригалёв. Так А. Раппапорт и Г. Сомов в фундаментальном исследовании «Форма в архитектуре: проблемы теории и методологии» определяют, что понятие «архитектурная форма» может считаться глобальным для архитектуры как вида творческой деятельности и применяться к архитектурным объектам любого уровня и выделяют несколько возможных уровней рассмотрения архитектурной формы, останавливаясь в том числе и на некоторых её эстетических аспектах. Б ер штейн, развивая понятие архитектурной формы, предложил выделять её два уровня – внешний и внутренний.

Приоритет в области исследования возможности синтеза социальных, эстетических и формальных аспектов рассмотрения архитектурной среды в рамках рассмотрения архитектуры как архитектурного пространства и архитектурной деятельности принадлежит таким учёным КиевЗНИИЭП, как М. Агуф, Н. Андрощенко, Ю. Евреинов, А. Мардер, В. Плехов,

В сер. 80-х годов XX века поиски архитектурной практики путей гуманизации архитектуры обозначены появлением новой парадигмы в теории архитектуры — культурно-сущностных основаниях архитектуры и рассмотрении архитектуры в различных её аспектах в рамках культуры. Данный вектор впервые был обозначен в исследованиях А. Иконникова и получил развитие в трудах таких учёных как С. Базазьянц, В. Барадулин, А. Ефимов, В. Ковалёв, В. Лебедев, В. Локтев, Н. Смолина. В связи с этим новое наполнение получает понятие «архитектурная форма», ставшее для архитектуры фундаментальным. Так в работах Г. Зосимова, М. Шубенко, И. Эрна и О. Явейна рассматривается архитектурная форма как форма пространства, а архитектура как создание архитектурного пространства; М. Кудрявцев, Т. Кудрявцева, Ю. Курбатов распространяют понятие архитектуры, и, следовательно, становление архитектурной формы на ландшафт; М. Посохин пишет об архитектуре окружающей среды; А. Маслов определяет архитектуру и архитектурную форму как процесс. Теория архитектуры этого периода обращается также к новой методологической базе. Поиски архитектурной теории начиная с сер. 80-х также отмечены попытками привлечения новых методов исследования явлений архитектуры: Л. Никольская рассматривает возможность применения образно-ассоциативного метода на основе словесных аналогий к истолкованию образов архитектуры; В. Павличенко рассматривает архитектурный ансамбль как феноменальную композиционную систему; Н. Павлов отмечает возможность истолкования пространственно-временных составляющих архитектурной формы; С. Хан-Магомедов использует социально-культурный подход в анализе архитектурного творчества; А. Иконников, Е. Микулина, Е. Владимирова обозначают наличие игрового начала в отдельных архитектурных произведениях.

Современный этап осмысления вопросов философии архитектурных форм в теории архитектуры также связан с развитием культурной парадигмы архитектуры, приоритетом проблем рассмотрения архитектуры в контексте человеческого бытия, внимании к духовно-смысловым аспектам пространства архитектуры, выработке концепций повышения человечности архитектуры. Особое значение в этой связи имеют исследования таких зарубежных учёных как Р. Бофиль, В. Желева-Мартинс, В. Замбьен, П. Крампен, А. Лагопулос, А. Леви, X. Мунтаньола-Торнберг, П. Пеллегрино, О. Пруцын, и отечественных теоретиков архитектуры, таких как Г. Айдарова, И. Бондаренко, Н. Душкина, Г. Есаулов, В. Лучкова, Н. Павлов, В. Сазонов, А. Сергеев, А. Сидорин, Л. Стародубцева, И. Фальковский, В. Фёдоров, В. Хайт, Г. Яковлева.

Современные изыскания в поле теории архитектуры отмечены также изменением объектной основы исследований в области архитектуры с единичного архитектурного произведения до архитектурного пространства всего культурного региона в целом и привлечением различной методологической базы. В работах А. Барабанова, В. Иовлева, Е. Коневой, О. Махневой, М. Пучкова, А. Раевского, В. Соняка, Л. Холодовой, Л. Чертова, рассматривающих явления архитектуры в широком антропном контексте, в основу методологии исследования был положен структурно-семиотический подход. Капустин — привлекает герменевтический метод для анализа архитектурных явлений городской среды.

Среди учёных, обращавшихся на современном этапе в поле проблематики теории архитектуры к изучению эстетических аспектов архитектуры в ключе культурной парадигмы архитектуры, необходимо выделить исследования зарубежных ученых — К. Мандоки, И. Сакеллариду, Ф. Танги, и отечественных теоретиков архитектуры, таких как И. Азизян, Г. Лебедева, С. Норенков, Л. Таруашвили, О. Шипицына, З. Яргина.

Необходимо также отметить важность теоретических работ зарубежных архитекторов-практиков, посвященных отдельным проблемам социально-культурной содержательности архитектурных форм и эстетической их оценки, таких исследователей как П. Айзенман, П. Вайбель, Ч. Дженкс, Н. Патман, М. Сальвадори, В. Стрейнч, Д. Уайнз, мнение которых, основанное на индивидуальных творческих интенциях и интуициях, обеспечивает возможность более разностороннего и открытого подхода к феноменам архитектуры.

В третью группу необходимо отнести исследования, в которых вопросы эстетического анализа форм архитектуры рассматриваются как частный случай более общего явления, то есть в контексте эстетики формы предметной среды, архитектонических искусств и предметного творчества как формирования единой эстетизированной предметной среды и как архитектонического творчества. Эти вопросы были рассмотрены в работах таких исследователей, как К. Амброзич, Н. Аради, С. Арзуманян, В. Р Аронов, С. Базазьянц, Н. Воронов, Е. Мурина, М. Некрасова, С. Раппапорт, А. Рябушин, Н. Савельева, Л. К Шепетис.

Четвёртое. В ряде работ, посвящённых изучению истории архитектуры, исторической этнологии, этногенезу и археологии, рассматривался ряд вопросов теории архитектуры и формы архитектурных объектов, становления облика архитектурного пространства как пространства социального, культурного, этноментального, в контексте этногенетического процесса. Отдельные выводы и примеры, содержащиеся в этих исследованиях, имеют непосредственное отношение к теме настоящего исследования, а именно эстетико-философскому ракурсу исследования эстетики формы архитектурного пространства и его содержательным аспектам.

Исследования таких зарубежных учёных как Д. Банихес, Р. Бюльте, Н. Зантквил, Р. Мейшке и отечественных учёных — А. Байбурина, Е. Бломквиста, О. Будина, Н. Воронина, М. Джандиери и Г. Лежавы, А. Кузы, Д. Майдара и Д. Порвеева, М. Рабиновича, В. Трацевского,

Маковецкого, Л. Чижиковой содержат богатый фактологический материал, касающийся народной национальной определённости облика архитектурных объектов.

Большой интерес представляют работы, посвященные теории этногенеза и затрагивающие ряд вопросов, касающихся особенностей формирования архитектурных объектов, таких учёных как Л. Гумилёв и Я. Чеснов. Отдельные вопросы, касающиеся теоретического анализа исторической, географической, национальной определённости архитектурных образований и их облика рассмотрены в исследованиях В. Анциаури, И. Бондаренко, А. Бунина, М. Булатова, С. Дектярёва, Е. Кириченко, Ю. Кишика, А. Козловской, А. Комеча, В. Лисовского, И. Ноткина, В. Орфинского, Т. Саваренской, О. Севана, Н. Смуровой, Ю. Ушакова, В. Хорошилова.

Можно выделить три группы причин, которые делают актуальным обращение к эстетико-философскому исследованию формально-содержательного аспекта архитектурного пространства на современном этапе.

Первая группа связана с новым и новейшим этапом развития архитектуры. Эстетико-философское изучение архитектурного пространства получает большую актуальность в современном мире, поскольку в условиях нарастающей урбанизации в сферу архитектурного пространства вовлекаются всё новые и новые территории. Происходит сложное многоуровневое изменение, которое можно назвать «очеловечиванием», облика и формы всё более обширных участков земной поверхности. Архитектура становиться поистине актуальным видом деятельности и массового творчества. Очевидно, что формирование облика земной поверхности как облика архитектурного пространства является уже не столь далёкой перспективой, следовательно изучение вопросов, связанных с современным этапом развития архитектуры на эстетико-философском уровне анализа, представляется актуальным поскольку заостряет внимание на одной из самых обширных областей деятельности человека в ракурсе выявления возможности его существования как эстетического феномена, то есть имеющего отношение к подлинно человеческому бытию.

Эстетико-философское исследование архитектурного пространства может быть определено как отличающееся своей предустановочной позицией и ракурсом рассмотрения изучаемого предмета в общем контексте мироотношения, как одной из форм проявления мироотношения, духовного самоопределения, социально-культурной самоидентификации посредством форм архитектуры, находящих своё выражение в духовном наслаждении от взаимоотношения человека с архитектурным пространством как эстетическим объектом.

К вопросам, которые могут быть названы актуальными в эстетико-теоретическом плане, можно отнести ряд вопросов, касающихся особого рода выразительного бытия архитектурного пространства, дающего ему возможность выступать предметом эстетической рефлексии, а, в частности, связанные с постановкой вопроса о возможности существования слоя эстетически-выразительных форм архитектурного пространства, возникающих как следствие его человеческой отнесённости и самоидентификации на уровне социальном, культурном, духовном. На допустимость такого подхода указывает тот факт, что в архитектурной практике с позиций эстетической оценки на равных основаниях соотносятся архитектурный объект (как художественное произведение, обладающее полнотой эстетических качеств вследствие особого строения формы) и архитектурная среда (эстетические качества которой существуют, это фиксируется большинством исследователей архитектуры, но не могут быть рассмотрены как следствие целенаправленного художественного творчества), причём существенным для оценки эстетических и художественных качеств архитектурного объекта в определённых условиях, скажем как в случае с возведением нового объекта в архитектурной среде исторического поселения, может являться именно средовой контекст.

Решение данной проблемы представляет научный интерес не только для теории эстетики, но и является актуальным для теории архитектуры и архитектурной практики, что может быть выделено как третья группа причин, поскольку позволяет подойти с позиций логики формирования, выявить глубинные процессы, приведшие к рождению той или иной архитектурной формы, чьё появление является существенным именно в эстетико-выразительном ракурсе существования архитектурного объекта некоторого определённого архитектурного пространства, и избегать вынужденного внешнего подражания, стилизации, опираться на внутренний строй и логику архитектурной формы, что особенно важно в настоящее время, когда остро ставиться вопрос о сохранении не единичных художественных произведений в области архитектуры, а всего архитектурного ландшафта российских городов.

В рамках настоящего исследования предполагается отойти от традиционного подхода в изучении эстетики архитектуры, который заключается в рассмотрении её только в ракурсе становления единичных объектов архитектуры как вида искусства или целенаправленного художественного творчества в архитектурной среде,* и обратиться к анализу архитектурного пространства, и объектов его составляющих, в несколько ином, новом ракурсе, а именно подойти к вопросу эстетики формы архитектурного пространства с точки зрения рассмотрения его как способа «обличения» себя человеком в архитектурных формах, способа создания своего «лика» посредством эстетически-выразительных форм архитектурного пространства и усмотрения себя в этом «лике». Эстетика формы архитектурного пространства может рассматривается в связи с особого рода выразительным бытием архитектурного пространства по отношению к антропно-смысловой целостности, вместилищем которой оно является. В целом новизна подхода в диссертационном исследовании может быть обозначена как осуществление эстетико-антропологического подхода к решению вопросов формы архитектурного пространства.

Исходя из изложенного выше можно определить цель настоящего исследования как осуществление эстетико-философского подхода к анализу архитектурной формы как особой эстетической формы. Под эстетико-философским подходом понимается осуществление анализа формы архитектурного пространства как своеобразного эстетического образования,

Данный тезис более детально рассмотрен в Приложении 1 к настоящему исследованию. существующего в особом выразительном качестве по отношению к существенной социальной, культурной, духовной определённости человека и выступающего как внешняя презентация духовного аспекта архитектуры, с позиций установления его отношения к человеческому — духовному, культурному, социальному содержанию. Для реализация поставленной цели представляется необходимым решение следующих задач, отражающих аналитическую логику исследования поставленной проблемы, а именно: определить архитектурное пространство как антропологизированное пространство; выявить эстетический аспект форм архитектурного пространства на основе соотнесения антропно-сущностных оснований, обозначенных в настоящем исследовании через категорию «содержание архитектурного пространства», с составляющими его формы в контексте выразительного бытия архитектурного пространства; в аспекте эстетической выразительности форм архитектурного пространства рассмотреть его облик, внешние и внутренние формы.

Для реализации этого нового ракурса рассмотрения и анализа эстетического аспекта архитектуры в широком смысле, как архитектурного пространства, представляется целесообразным обратиться к достаточно широкой методологической базе и использовать принцип методологической дополнительности качестве методологической основы исследования. Необходимость этого обусловлена изучаемым объектом, предметом, ракурсом рассмотрения исследуемого явления и существующей научно-теоретической базой эстетико-философских исследований архитектурного пространства.

В методологическую основу исследования положены философские подходы к анализу архитектуры И. Канта и Г. Гегеля.

Методологическую основу исследования также составили философские концепции В. Бычкова, Г. Гадамера, А. Лосева, Х. Ортега-и-Гассета, Ж. Сартра, М. Хайдеггера, Й. Хёйзинга, Г. Шпета,; теоретические исследования по философии и эстетике архитектуры Л. Лагопулоса, Ф. Мартынова, Х. Мунтаньола-Торнберга, П. Пеллегрино, а также работы Д. Лихачёва.

Анализ предмета диссертационного исследования проводится с точки зрения основных принципов экзистенционально-герменевтического подхода, что обусловлено эстетико-антропо логической ориентацией предмета исследования, при котором данный подход кажется наиболее продуктивным. Для выявления архитектурных форм эстетико-выразительного плана представляется целесообразным обратиться к герменевтической феноменологии Г. Шпета, поскольку она позволяет представить изучаемый предмет в широком ракурсе социально-культурного сознания, что представляется принципиально важным для исследования такого явления как архитектурное пространство, выступающего как целостность в широком социально-культурном контексте.

Приступая к исследованию темы «Эстетика формы и содержание архитектурного пространства» представляется целесообразным сформулировать следующую рабочую гипотезу:

В рамках эстетико-философского исследования архитектуры в широком смысле слова, то есть как некоторой антропной реальности, возникшей вследствие деятельности человека, направленной на создание материально-пространственного окружения человека, посредством строительного преобразования окружающей его среды, целесообразным представляется рассмотреть это образование как некоторую архитектурную целостность в которой разнородные архитектурные объекты выступают как единое архитектурное пространство, поскольку именно в таком качестве архитектурное множество приобретает полноту, дающую ему возможность выступать как единое антропное пространство.

Эстетические контуры и координаты, являющиеся существенно важными в самопознании человека, по отношению к архитектурному пространству в этой связи также могут быть рассмотрены в антропно-эстетической перспективе архитектурного пространства.

Антропные основания, породившие архитектурное пространство, генетически присущие ему, являющиеся его сущностью, и обозначенные в настоящем исследовании через категорию «содержание архитектурного пространства», очевидно должны находить свое отражение в облике архитектурного пространства. Вследствие этого представляется возможным говорить, что посредством архитектурного пространства и его облика должен выступать не только природный, утилитарный, бытовой, социальный облик человека и человечества, но и его облик духовный, имеющий отношение к духовной жизни человека.

Данное положение в эстетическом ракурсе необходимо рассматривать в контексте выразительного бытия архитектурного пространства и особой роли его формы. Представляется вероятным, что антропные основания, воплощённые в облике архитектурного пространства, могут быть связаны с выразительным бытием архитектурного пространства, выступающим как внешняя презентация человеческого содержания посредством выразительных форм. Сущностные человеческие основания, существенное для социальной, культурной, духовной определённости человека содержание должно также находить своё выражение в некотором особом существовании архитектурного пространства в качестве эстетически-выразительного образования, имеющего форму особого рода отличную от материально-вещественно-утилитарных форм строительного пространства.

При рассмотрении формы архитектурного пространства в эстетическом аспекте, очевидно необходимо говорить о наличии особого пласта архитектурных форм, обладающих эстетической выразительностью. Представляется возможным поставить вопрос о необходимости выявления двух видов таких форм, а именно внешних и внутренних. Можно предположить, что формы, которые были названы внешними, должны выступать во внешнем явлении архитектурного пространства в особом выразительном качестве и обеспечивать формирование эстетически-выразительного облика архитектурного пространства. Эстетика таких форм, очевидно, кроется либо в их изначальной внеутилитарности, либо способности выступать и во внеутилитарном качестве, то есть в некоторой способности быть внешним агентом духовного содержания, позволяющим ему выступать во внешности архитектурных объектов и архитектурной среды. В качестве внутренних могут быть рассмотрены особого рода формы, которые связывают внешнее выразительное явление архитектурного пространства с его содержанием.

Можно предположить, что эстетика форм архитектурного пространства связана с обнаружением в архитектурной форме, конечном этапе становления любого архитектурного объекта, особого слоя эстетически выразительных форм.

Если домостроение — искусство и, в некотором роде приобретённая привычка творчества, следующего разуму, и если, с одной стороны, не существует искусства, которое не было бы разумной творческой привычкой, а с другой — не существует подобной привычки вне искусства, то можно сказать, что искусство и приобретённое душевное свойство творчества, следующего истинному разуму, — одно и то же

Аристотель «Этика (К Никомаху)»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.