Какие технологии делают городские пространства умнее — Будущее на vc.ru

Алексей Расходчиков. Город, Культура, Будущее. 17 июня 2022

Феномен культуры, ее роль в появлении и развитии человеческой цивилизации, а также возможности культуры в процессе воспитания, как ценностно-смыслового развития отдельной личности интересовали многих философов и мыслителей. Сегодня этот вопрос становится особенно актуальным ввиду распространения различных субкультур и вариантов контр-культуры или антикультуры, претендующих на доминирующее положение в обществе. Сложно найти в истории человечества, похожий период, когда доминирующая культура с такой силой размывалась бы различными новыми идеями и веяниями.

Если рассматривать культуру как вторую природу человека, результат его творческой деятельности по обустройству окружающего мира, то город и есть ее ближайшее масштабное воплощение. Это искусственная среда, созданная человеком для удобства совместной жизни и деятельности. С древних времен города воплощали в себе идеи общественного устройства, служили основой самоорганизации людей и защищали хрупкую вторую природу от варваров и разрушения. Иногда, чтобы понять реальную динамику процесса полезно перенести абстрактные идеи и теоретические обобщения на реальные объекты и отношения людей. В данном случае на город – как физическое воплощение человеческой культуры. Такой перенос может показаться узким и фрагментарным, ведь городские пейзажи и сюжеты не отражают всей полноты культурной жизни, которая может протекать интимно и непублично, но это только на первый взгляд. Город воплощает многие идеи и отражает основные процессы общественной и культурной жизни в виде осязаемых артефактов.

Сила и одновременно слабость человека в его социальности, объединяя усилия люди смогли добиться невероятного прогресса в обустройстве быта, науке и технике. Однако, в одиночестве, лишенный общения и общества человек страдает, часто деградирует и даже погибает. Но сообществу нужно пространство для жизни и совместной деятельности. Города и стали таким пространствами, способным вмещать сначала сотни и тысячи, а теперь и миллионы людей на ограниченной территории. Это для кого-то вынужденное, а для кого-то желанное общежитие создает особую динамику городской жизни, многообразие деятельности и жизненных ситуаций, а от сюда и особую культуру общения и отношений. Стоит заметить, что разные города формируют также различные социо-культурные типы, поэтому мы часто замечаем насколько москвичи отличаются от петербуржцев, а жители Калининграда от обитателей сибирских городов. Можно предположить, что эти различи возникают не только в следствии межпоколенческих связей, особенностей природы и климата. Архитектура, городские ландшафты, значимые объекты и памятные места судя по всему также формируют свои особенности характера, мировоззрения и восприятия человека.

Отправная точка

Ключевой проблемой регионов нашей страны является отток молодежи в крупные города. За счет наличия развитой инфраструктуры, образовательных учреждений и базирования офисов крупных компаний мегаполисы стали центром притяжения студентов и квалифицированных специалистов со всей страны. Можно ли изменить этот тренд, как преобразовать регионы, с чего необходимо начать?

Дмитрий Крутов: «Самое важное — это человеческий потенциал. Чтобы стать конкурентоспособным, нужно делать ставку на себя. Нам интересно готовить не только кадры, которые стартуют в профессии, но и взращивать специалистов для научного бизнеса, крупных компаний и решения масштабных инновационных задач. Для реализации этой идеи необходимо выстроить среду, в которой будут комфортно взаимодействовать бизнес, государство, научные и образовательные сообщества».

Наталья Царевская-Дякина: «Я всегда поддерживаю частные инициативы в образовании: и для детей, и для взрослых. Учебные центры действительно могут стать градо- и социобразующими инициативами. Уже в университетских стенах должны появляться перспективные стартапы, из которых на этой же территории будут создаваться большие технические компании.

Не зря говорят: студенты — вечные революционеры. Человек в процессе обучения меняет мир

Сейчас начала учиться взрослая часть населения — это здорово. Если таких людей станет больше, то потенциал улучшения мира усилится. Я поклонник онлайн-образования, но считаю, что в офлайне оно работает мощнее».

Никита Обидин: «Я верю в связку образовательных институтов и платформ; государственных инициатив и запросов от корпораций. Образовательные города могут закрывать конкретные цели и государства, и крупных компаний — в целом могут стать драйверами роста конкретных регионов как с точки зрения цифровой экономики, так и поведенческого фактора. Я занимаюсь в GeekBrains как раз такими связками, много езжу и общаюсь с министрами, губернаторами. Преобразовать регионы страны можно с помощью таких инициатив, как создание кампусов, в которых есть живая коллаборация с образовательными учреждениями, платформами (ДПО, СПО) и корпорациями в связке с государством».

Анатолий Валетов: «Сегодня уже сформулированы конкретные запросы компаний и задачи образовательных платформ. Нехватка специалистов цифровых профессий составляет порядка 1 млн человек, а количество IT-выпускников — 80 тысяч человек. Колоссальный разрыв необходимо заполнять. Решать проблему нужно глобально, не только в коммерческой плоскости. Наша задача — создавать инфраструктуру и делать это бесплатно; направлять финансовый, административный и информационный ресурс на удовлетворение запросов всех провайдеров образовательного контента. Для того чтобы делать это эффективно, нам важно сотрудничать со всеми участниками процесса».

Елена Платонова: «Территорию нашей страны необходимо развивать, предоставлять людям достойное качество жизни, образование, возможности для развития. Мы выстраиваем отношения с Департаментом образования города Москвы, работаем с вузами. Однако упираемся в некоторые границы. Например, когда строим школы, ищем для них кураторов среди вузов; однако многие из них не готовы расширять свои устоявшиеся связи».

Егор Евланников: «Я вырос в том мире, где образование представляло собой передачу контента от преподавателя в головы учеников. Сейчас человек за месяц усваивает столько же информации, сколько представитель XVII века за всю жизнь. Любой учебник устаревает еще до выхода в печать. Один из источников роста человека, который находится в сообществе, — обмен опытом, отдающий контент. Если люди будут уделять от 20 до 30% своего времени передаче знаний и навыков, они сами станут мудрее. Опыт становится опытом, когда он осмыслен, пережит и передан другому. С точки зрения среды город имеет все шансы стать платформой для коммуникаций и развития окружения».

Зарубежные кейсы

Частные образовательные территории существуют в различных странах. Бизнес-модели имеют и сходства, и различия. Не все практики и инициативы релевантны нам. Необходимо отобрать опыт, который может быть применен/использован в наших широтах.

Какие технологии делают городские пространства умнее — Будущее на vc.ru

Анатолий Валетов: «Я учился в одном из университетов США, в Пенсильвании. Это настоящий город-кампус: огромная территория с бюджетом в 50 млрд долларов, своими полицией, телевидением, радиостанцией, общежитием, лабораториями и другой инфраструктурой. США — огромный пример развития частных инициатив, и самое главное — это стало возможным только при поддержке государства».

Елена Платонова: «Задача девелопера — не только построить жилье, но и обеспечить жителей детским садом и школой. Мы много изучали зарубежный опыт: японский, французский, ездили в Финляндию, Данию и другие страны, были очарованы школой „Айб“ в Армении. Поняли, что школа становится одним из трафикообразующих объектов».

Егор Евланников: «На текущий момент город должен рождаться из частной инициативы. За счет бизнесменов, для которых это возможность оставить наследие. Деньги — энергия и фокус внимания. Если строить город, нужно его строить всей страной; теми людьми, которые на уровне ценностей понимают, что происходит».

Наталья Царевская-Дякина: «Город как формат трансляции знаний может работать только в случае, если соблюдены несколько параметров. Первый: детские сады, школы и вузы должны быть прибыльными. Второй: рядом с образовательными учреждениями необходимо наличие корпораций, научных, технических лабораторий, государственных и коммерческих предприятий и т. Желательно строить не просто район и здание школы. Нужно возводить образовательные учреждения под определенную концепцию, конкретный бренд, беря на себя обязательство предоставить качественное образование, ответственность за привлечение учеников и коммуникацию».

Никита Обидин: «Убежден, что в этом процессе должны участвовать несколько игроков: государство и регионы, бизнес — с точки зрения наполнения, и корпорации — в роли заказчиков и работодателей. Такая модель широко распространена в Америке».

Дмитрий Крутов: «Частное образование занимается бизнесом и практико-ориентированным треком, а вузы — академическим знанием. Здесь рождается коллаборация, все зарабатывают. Пример того, как это работает, — Белоруссия: крупная компания с выручкой в 100 млн долларов занимается аутстаффингом белорусских программистов за границу. Мы все понимаем, белорусские и российские программисты недооценены в мире. Другой пример: существуют разные сервисы для цифрового бизнеса. Но полностью в цифру уйти невозможно. Говоря про платформы, мы можем только давать ресурс. Государство может предоставлять, например, кредиты на образование. Так происходит в Америке: ряду образовательных платформ государство субсидирует часть затрат. Наверное, эти меры должны подстегнуть интерес и рост количества обучающихся».

Инициативы

Строительство образовательных городов в России — это уже набор инициатив, которые начинают развивать и государство, и регионы, и корпорации. Обсуждение темы выявляет множество вопросов: как детализировать проблему, кто должен участвовать в процессе и может стать драйвером развития, какие активности уже реализованы.

Никита Обидин: «Должна быть качественная связь между теми, кто строит город — думаю, это государство или региональные институты, — и теми, кто наполняет его знаниями и сущностями, — корпорации, которые являются заказчиками. Также важно правильно понимать отправную точку: из различных источников звучит цифра в 1 млн специалистов, которые необходимы IT-отрасли. Однако на текущий момент это значение эфемерно. Что за специалисты нужны, какая у них квалификация, профиль, навыки и т. Мы в GeekBrains подумали, что эту отправную точку надо оцифровать. Для этого на ПМЭФе подписали с правительством Татарстана соглашение на исследование, позволяющее оценить среди населения республики базовый срез цифровой компетенции и зрелости. Анкетирование было запущено на Kazan Digital Week. Следующим этапом хотим провести исследование на 300 тысяч человек в рамках Татарстана и глобальное исследование на федеральном уровне с Минцифры и Университетом 2035.

Какие технологии делают городские пространства умнее — Будущее на vc.ru

Такая аналитика может существенно изменить представление о пресловутой необходимости в 1 млн специалистов IT. Потом можно будет дискутировать на более твердые темы, предлагать более конкретные инициативы. Убежден, что государство и регионы должны участвовать в этом процессе, бизнес — наполнять его, корпорации — выступать заказчиками и работодателями. Такая модель широко распространена в Америке».

Анатолий Валетов: «Несмотря на то что мы Московский инновационный кластер, это не значит, что мы решаем задачи только Москвы. Проект создан по указу президента, и задачи у нас странового масштаба. Мы готовы предоставить свой ресурс — все наработки и контакты. Например, в этом году у нас была инновационная экспедиция по нескольким десяткам городов — везде полные залы: людям что-то надо, главное — сделать это правильно. В конце мая мы подписали с GeekBrains соглашение, ставшее началом построения инфраструктуры, в рамках которой мы агрегируем цифровой образовательный контент и привлекаем внимание к образовательным трекам. С точки зрения потенциального устройства мы стараемся быть проводником как для студентов, так и для корпораций. Так, в GeekBrains есть карьерный центр, но не все корпорации об этом не знают».

Елена Платонова: «Мы уже развиваем свою территорию с населением в 80 тысяч жителей, строим в одной локации — получается мини-город, больше, чем Вышний Волочек, раза в два. Когда застроим полностью наш земельный банк, получим 700 тысяч человек. Мы заинтересованы в том, чтобы территория развивалась, готовы к различным образовательным партнерствам и реализации эффективных инициатив».

Егор Евланников: «Я объездил более 40 городов России: жизнь в разных городах сильно различается. Тогда у меня зародилась идея развития малых городов. Сейчас занимаюсь управлением недвижимостью. От этой деятельности и вырастают смежные инициативы. Пять лет назад мы создали некоммерческий проект — сообщество предпринимателей. Это пространство стало катализатором мышления, энергии, создания ресурсов и повышения эффективности. Подобные инициативы могут стать социальным лифтом, в том числе для реализации идеи образовательных городов».

Дмитрий Крутов: «Нужно понимать, что студенты сегодня — это люди 18–45 лет. Необходимо изменить представление о студенте. Сейчас человек может в любой момент изменить карьерную траекторию. Важно создать условия, которые заставят релоцироваться огромное количество людей. Для многих жилье — первая мотивация. Однако строить новые города — убивать старые. Мы считаем, что создание образовательных центров поможет взрастить квалифицированные кадры, которые будут способствовать росту экономики. Идея в том, чтобы встроить такие центры внутрь города, тем самым создав правильную среду. Мы рассматриваем Вышний Волочек — город в Тверской области между Питером и Москвой, остановкой «Сапсана» и готовой объездной трассой. Хотим сделать так, чтобы студенты могли перемещаться по городу, потому что даже 1000 студентов, а также преподаватели и другой персонал изменят навсегда этот город. Трансформация культурного кода города и, как следствие, всей Тверской области — это первоначальный этап подготовки научных кадров. Создав один такой кейс, мы сможем масштабировать этот опыт на всю страну. Кроме того, мы как частная компания уже запустили 10 программ бакалавриата и магистратуры с вузами — именно такая коллаборативная модель и должна быть в будущем. Драйвером межвузовского кампуса должен стать бизнес, а вузы будут академическими партнерами, будут давать глубинные знания студентам».

Пространство для людей

В советское время благоустройство сводилось к демонстрации мощи государства. Большие площади, монументальная архитектура, гранит и мрамор, человек и его интересы терялись. С развитием городов публичные пространства становятся более компактными и функциональными. При создании проекта благоустройства территории первое, о чем стоит подумать: кто и зачем сюда будет приходить. Запросы жителей могут быть разными: от комфортного места для работы под открытым небом до площадки для общения, занятий спортом и др. Именно функциональные площадки, отвечающие запросам жителей, сейчас актуальны.

Трибуна и сцена в сквере “Мужеству посвящается” (г. Киселевск) – пример уютного и удобного пространства для проведения небольших камерных мероприятий. Подрядчик – PARK-SIB.

Дерево и металл вместо гранита и мрамора

Не стоит строить “на века”, жизнь и интересы людей меняются постоянно, городская среда должна к ним адаптироваться. На смену масштабным, дорогостоящим проектам приходят рациональные, продуманные и вариативные. Возможность переставить или оперативно заменить малые архитектурные формы, постоянно изменять пространство и по-новому его организовывать, еще один важный тренд, который стоит учитывать.

Парковые диваны на “Московской площади” (г. Кемерово) – удобное и функциональное решение. Подрядчик – PARK-SIB

Безопасность

Любая креативная идея должна быть безопасной. И как бы здорово не выглядели самодельные МАФы, стоит отдавать предпочтение элементам заводского производства, закладывать в смету профессиональный монтаж. Внимательно отнестись к выбору материалов для благоустройства.

Трибуны в парковой зоне ДК “Салаир” стилизованы под легкие конструкции, напоминающие деревянные ящики, выполнены производителем малых архитектурных форм PARK-SIB.

Акцент на спорте

Если при благоустройстве парка предусмотрена спортивная или спортивно-игровая зона – это положительно скажется на общей привлекательности проекта. Наличие спортивных объектов влияет на индекс качества городской среды.

Компактные площадки для воркаута добавят функциональности публичному пространству. Подрядчик – PARK-SIB.

Многофункциональность

Задача современного городского пространства – стать центром притяжения для разных групп населения, чем больше функциональных зон, тем интереснее проект. Пикники, прогулки, спорт, коворкинги, площадки для проведения мероприятий становятся нормой для современного российского города.

Лежаки, шезлонги, перголы для парка помогут правильно зонировать пространство парковой зоны. На фото парк ДК “Салаир”. Подрядчик – PARK-SIB

Аутентичность

Акцент на идентичности территории всегда делает проект привлекательным и имиджевым. Важно, чтобы общественные пространства соответствовали архитектурному стилю, плавно вписывались в городскую среду и отражали самобытность территории. Банальные однотипные элементы благоустройства – антитренд. Продуманная концепция и оригинальная идея подчеркнут уникальность территории и города.

Перголы, скамейки, уличные фонари и урны в сквере “Шахтер” пос. Бабанаково идеально вписались в ландшафт. Подрядчик – PARK-SIB.

Доступность и инклюзивность

Один из главных критериев комфортной городской среды – это доступность публичных пространств для маломобильных групп населения. Каждая локация должна быть продумана с точки зрения обеспечения без барьерной среды, малые архитектурные формы – удобны для всех.

Парковые диваны с высокой широкой спинкой – удобное место для отдыха пожилых людей и детей. Изготовитель – PARK-SIB.

Открытое обсуждение проекта с жителями

Мнение будущих посетителей объекта – основа для формирования концепции и определения функционала городского пространства. Фокус-группы, опросы, голосования помогут считать общественный запрос и улучшить проект благоустройства городского пространства.

Такие парковые беседки для небольшой компании или семьи подойдут для отдыха или деловой встречи. Парк “Приморский” пгт. Инской. Изготовитель – PARK-SIB

МАФы от отечественного производителя

Атрибуты городского ландшафта отечественного производства – еще одна тенденция современного благоустройства. Производители работают с типовыми и индивидуальными проектами. Занимаются не только изготовлением, но и установкой, могут реализовать проект «под ключ». Как правило, это быстро, удобно с точки зрения документооборота и взаимодействия.

PARK-SIB (г. Кемерово) – производитель малых архитектурных форм для парков и скверов различной сложности. Компания занимается изготовлением и монтажом типовых и индивидуальных проектов, выполняет работы по изготовлению и поставке изделий по всей России.

Развитие качественных публичных пространств – лучший способ раскрытия городского потенциала. Следуйте трендам и создавайте свои уникальные проекты.

Жилье

Наиболее важны технологии, которые обеспечивают население более комфортным и качественным жильем и инфраструктурой вокруг него. Это сервисы, магазины, школы, парковки, рекреационные зоны, парки. Сперва кажется, что это не про технологии, а про обычную стройку, но нет.

Меняются требования к качеству домов. Чтобы сделать квартиры более просторными и теплыми, нужно построить дом выше, легче или крепче для возможности перепланировки. Это жизненно важно для внедрения новых технологий.

Приведу конкретный пример. Он не про наши стартапы, хотя и в России подобные примеры тоже появляются. Одно время торговля в мире была ориентирована на создание загородных мегамоллов, в которые люди доезжали на автомобилях.

Сейчас идет революция: потребитель с помощью интернет-торговли получает продукт домой или в офис. Но неудобства всё равно остаются: нельзя никуда уехать, нужно ждать курьера к определенному времени и так далее. Поэтому в мире запускаются бизнесы, которые делают центрами доставки большие и удобные ящики в подъездах.

Можно заказывать технику, еду, одежду и сразу нести домой. Но для этого подъезд должен быть достаточно просторным, к ящикам должен быть удобный доступ. Получается, чтобы технология прижилась, город должен заранее подумать об этом.

В Москве есть несколько стартапов, которые пытаются сформировать такие центры доставки. Они работают даже в моем районе, я начинаю пользоваться этой услугой. В ближайшие семь лет айсберг перевернется, и большую часть товаров мы будем покупать через такую систему, которая заменит поход по магазинам.

Все эти инновации хорошо отслеживаются по динамике стоимости акций ведущих ритейлеров Америки. Компании вроде Walmart и Macy’s разоряются или чувствуют себя одинаково из года в год. В то же время Amazon делает экспоненты и становится одной из самых богатых компаний мира, меняя рынок доставки и свою бизнес-модель.

Недавно в Кремниевой долине я слышал, что Walmart тоже к этому идет: создает специальный фургон, который развозит еду. Не всегда до дома — иногда просто до места, куда потребителю удобно добираться. Словом, изменяется потребительская парадигма.

Люди не хотят жить в гипериндустрильном мегаполисе, в котором они «винтики». В котором нужно час ехать на работу, час — за едой, полчаса отвозить ребенка на занятия. Это история из двадцатого века, она никому не нужна.

Сейчас город — это комфортная среда, причем микросреда: уютный двор, уютный район. В доме должно быть всё, что нужно для жизни: кафе, магазины, фитнес и так далее. И ко всем этим услугам должен быть сделан удобный доступ. Стартапы, с которыми я работаю в рамках «Лабораторий», делают такую интеграцию городской среды для конкретного горожанина.

Некий аналог — «Госуслуги», где разобраться с документами можно в одном месте. Но есть ещё и обычные услуги, сейчас они раздроблены. Мы ищем их в поисковиках, а так быть не должно.

Невозможно представить комфортный город без технологий для обеспечения безопасности. В мире и в России создается огромное количество сервисов, приложений и интегрированных систем, позволяющих следить за ситуацией на улицах, стадионах, в метро и в жилых домах.

Однако их применение ещё не стало нормой. За подъездом по-прежнему следят бабушки-вахтерши, а вовсе не искусственный интеллект. Но в ближайшие годы всё изменится. Заходя в подъезд, мы точно будем знать, что он безопасен, и будем уверены, что в метро с нами едут не террористы, а обычные люди.

Решения, которые на это направлены сейчас (вроде металлоискателей), приносят людям дискомфорт, скапливают очереди. Лучшая безопасность — это когда ты её не замечаешь. К этому сейчас стремятся крупные города, они — главные заказчики интегральных систем безопасности.

Москва, например, активно пользуется системой потокового распознавания автомобильных номеров. Также есть команды «Вокорд», VisionLabs — их алгоритмы используются для распознавания лиц в потоке. Я видел уже несколько применений в Москве, планируется внедрить подобные технологии в местах скопления людей — метро, аэропортах и так далее.

Транспорт

Мы привыкли, что есть общественный и личный транспорт. Общественный развивается с трудом, потому что личному транспорту не хватает места. В семье может быть одна, две, три машины. Дороги на это не рассчитаны. Поэтому крупнейшие города мира переходят к новой модели: сначала делается ставка на такси, потом на роботизированное такси, затем — на распределенное владение автомобилем.

Тогда человек перестает нуждаться в автомобиле: не нужно думать о парковках, амортизации машины, ремонте. В Москве и других российских городах эти процессы развиваются естественно. Но город и потребители должны быть к этому гибко адаптированы.

По инновационному общественному транспорту есть много идей. Более глубокое развитие каршеринга и сервисов такси, интеграция между владением автомобилем и его сдачей в аренду на то время, когда он не нужен, и так далее.

Общий смысл этих идей состоит в том, что передвигаться будет значительно проще: число машин уменьшится, вдобавок они станут более экологичными, например, электрическими или водородными. Воздух будет чище, шума будет меньше. Таким и должен быть московский транспорт.

Сейчас по водородным топливным элементам есть очень интересные стартапы, в том числе российские. Но тогда нужно тщательно продумать, как заправляться или подзаряжаться. Потому что в какой-то момент все пересядут с одних машин на другие, и это станет стандартом.

Дальше всех в развитии транспорта шагнула Азия: в 2017 или в следующем году в Сингапуре появятся первые роботизированные такси. В США это произойдет в 2018-2019 годы (Uber заключил соответствующий контракт с Нью-Йорком), а в России первый пилот «роботакси» запустят ближе к 2020 году. Впрочем, в Москве не за горами интеграция городских каршерингов в единую систему для того, чтобы человек мог оперативно и без труда найти ближайшее авто.

Образование и медицина

Форматы обучения меняются. Школа трансформируется медленно, но верно, хотя всем известно, что чуть ли не половину образования дети получают не в школах. Спортивные и художественные секции, музыкальные школы, репетиторы. Но сейчас это организовано «кое-как».

Родителям приходится возить детей к репетиторам, или же детям самим нужно далеко ездить. Необходимо реорганизовать эту систему — создать специальные площадки и помещения для детских занятий, связав это воедино электронными сервисами, чтобы человек мог получить любую информацию о них.

Однако современная интернет-среда этим похвастать не может. Родителям нужно искать спортивную школу, дозваниваться и выяснять, когда начинается прием, потом идти туда лично и записываться. Это хлопотно и далеко не всегда приводит к нужному результату.

В Москве сейчас работает много команд, которые хотят сделать социальное предпринимательство более удобным. В каждом районе есть подходящий преподаватель, но родители об этом не знают. С помощью новых сервисов они смогут найти поблизости педагогов и выбрать подходящего.

Кстати, это будет иметь мощный социальный эффект, поскольку множество людей окажутся безработными в силу естественной динамики рынка труда. Кто-то уйдет на пенсию, кого-то вытеснят роботы (это актуально не только в США, но также в России и Европе).

Идет массовая роботизация, и людям предстоит искать хобби или другую профессию, встраиваться в новую среду. Необходимо, чтобы в этой среде их навыки были доступны другим. Подобные сервисы в России уже работают, но стихийно.

На уровне массовой практики, которую поддерживает инфраструктура, образовательная система запустится в нашей стране не раньше 2020-2022 годов. В других странах такой системы тоже пока нет, у нас есть все шансы стать первыми.

Самый простой пример интеграции людей в новую среду — бурно развивающиеся интернет-сервисы по уборке квартир. Снимается вечная проблема с рекомендациями, все проще некуда. И подобных сервисов становится всё больше.

А ведь раньше была очень большая разница между бытом, организованным у элиты, и бытом простых людей. У первых были слуги, водители, частные школы. Это стоило невероятных денег. Но за счет развития технологий можно добиться такого же качества, тратя на порядок меньше средств.

Может, это будет не супершкола, а педагог, подобранный под способности ребенка, живущий в соседнем дворе. Или врач, который оказывает услуги с помощью телемедицины. Вы связываетесь с ним по Skype, обсуждаете результаты анализов, которые сдал в ближайшем центре. Врач по этим результатам назначает вам лечение.

Исчезает проблема очередей, доступа к врачу, записи, снижается цена. Вы можете советоваться с ним в десятки раз чаще, что элементарно полезнее для здоровья. Человек не будет ходить с недолеченными и хроническими болезнями. Через конкурсы РВК проходили стартапы, которые развивают такие технологии. Один, например, разработал специальный прибор для забора крови, который можно поставить даже в офисе.

В чём сложность

За счет комплексной интегрированной сервисной среды можно сделать комфортную жизнь для обычного человека такой же доступной, как для представителей высших слоёв. Это очень мощный вызов, на это сейчас работает огромное количество сервисов, и у них хорошие перспективы.

Например, в телемедицине уже есть проект DocDoc. Пока он не интегрирован с сервисами по сдаче крови и анализов. Все развивается достаточно бурно, и то, о чём я рассказываю, из фантастики за следующие пять лет превратится в обыденность. Примерно с той же скоростью, с которой Uber вытолкнул обычные такси.

Единственное, что пока мешает развитию — проблема со спросом на технологии. Я говорю не о том, что в стартапы никто не инвестирует, а о том, что рынки, регулируемые государством, очень тугие. Там есть свои правила, в них непросто зайти с улицы.

Москва через 20 лет

В мире объявлен негласный конкурс на первый «умный» город. Это город, в котором все сервисы, городские и частные, интегрированы. Они позволяют жителям максимально быстро и дешево получать услуги. За счет этого город может снижать расходы. Согласно расчётам, интегрированная «умная» среда позволяет экономить, например, количество топлива на обогрев города на 20-30% и примерно столько же воды.

Еще никто не сумел этого сделать, но у Москвы есть большой потенциал. Победитель этого соревнования получит звание лидера. Другие города будут у него учиться, заказывать аналогичные системы и так далее.

Думаю, что Москва в своей эволюции будет проходить децентрализацию. Сейчас есть исторический центр и спальные районы. Так проектировалась Москва времен индустриализации и Советского союза. Потом родились идеи про коммунальные и торговые услуги, удобно расположенные у каждого дома. Но это утилитарные вещи.

Да, магазины рядом, автомойка рядом. Но все равно театры и музеи находятся в центре. Это не соответствует логике развития городов — слишком высокая степень централизации. Мы все знаем столицу по пробкам, по загруженному транспорту. Поездка куда бы то ни было для москвичей отнимает целый час, это безумная потеря времени.

На мой взгляд, будущее развитие Москвы за созданием компактных центров культуры, образования, среды, торговли, благоустройства, локализованных на уровне района. Поездки в центр станут необязательными. Так, районы, которые сейчас позиционируются как спальные, могут и должны стать мини-городами.

По этой модели сейчас развиваются многие американские города, китайские и другие. Москва также потеряет гиперцентрализацию, станет более кластерной. Для этого нужно, с одной стороны, много времени посвятить благоустройству, а с другой — создавать достопримечательности и известные на весь мир места на уровне каждого крупного района. Чтобы это сделать, нужно всего пять лет интенсивного продвижения в интернете.

Думаю, что кластеризация крупных мегаполисов произойдет естественным образом. В том числе и за счет того, что окружающие города получат свой статус. Это будет не Подмосковье, а элемент распределенного мегаполиса, своеобразного гигаполиса.

Транспортная связанность резко возрастает из-за разгрузки дорог. Если сейчас в пригород можно добираться два часа, а то и больше, то через 20 лет этой проблемы физически не будет. Дорога будет занимать полчаса, жизнь станет более естественной.

К тому же, у Москвы есть своя особенность — круглосуточные сервисы и развлечения, что резко отличает её ритм от ритма европейских, американских и других столиц, в которых ночью всё «засыпает». В этом смысле наши конкуренты — это Сингапур и Гонконг, там похожая энергетика.

Кроме того, сейчас Москва находится на 13 месте в топе-20 стартап-кластеров мира и на втором месте в рейтинге инновационных столиц по числу талантов, который составил Bloomberg. Первое место занимает Сан-Франциско. Именно с ним, Лондоном и Нью-Йорком Москва обязана конкурировать в ближайшем будущем.

Городская среда

Современные ИТ-сервисы позволяют проводить не просто учет пожеланий пользователей, а делать компьютерное моделирование, создавать виртуальную модель города, на которой эксперименты проводить быстрее и дешевле, чем натурные.

Например, в Сингапуре построили целый квартал, в котором здания имели конфигурацию и расположение, приводящие к постоянному ветру. Вкупе с зелеными насаждениями это позволило снизить температуру в этом квартале, несмотря на то что в целом город отличается жарким климатом.

Помимо создания комфорта для жителей, такая архитектура позволяет тратить меньше энергии на кондиционирование, а значит, город может сэкономить на инфраструктуре. Понятно, что для России проблема будет скорее в низкой среднегодовой температуре, но она может аналогично решаться с помощью моделирования в виртуальной среде.

Государство стремится привлечь частные инвестиции в проекты по созданию комфортной среды в российских городах

Окупаются ли затраты на благоустроство городской среды и создание необходимого для горожан комфорта

Какие технологии делают городские пространства умнее — Будущее на vc.ru

После редевелопмента промзона недалеко от Тульского кремля превратилась в модный креативный кластер «Истра» / Елена Никитина / Ведомости

В конце лета Дом. РФ совместно с КБ «Стрелка» и мэрией Суздаля обнародовали новую стратегию развития этой жемчужины Золотого кольца. Одна из ключевых задач – сделать так, чтобы приезжающие в город туристы, а таковых ежегодно 1–1,3 млн человек, оставались в нем как минимум на пару дней. И активно тратили деньги не только в музеях, но и в гостиницах, кафе, принося в местную казну средства, необходимые для качественного развития города.

Урбанисты из «Стрелки» полагают, что обновление городской инфраструктуры и благоустройство общественных пространств создадут необходимые условия для социокультурного и экономического подъема. Сейчас, по выражению партнера КБ «Стрелка» Григория Ревзина, главным недостатком города является несоответствие высочайшего уровня музейного кластера городской среде небогатого провинциального райцентра.

Но действительно ли урбанистика в силах помочь экономике? И как скоро окупятся затраты на облагораживание городской среды и создание необходимого для горожан комфорта?

Денис Филиппов, заместитель гендиректора Дом. РФ, генеральный директор Фонда Дом. РФ, убежден, что «стратегии развития городов и агломераций дают стимул к развитию всех сфер жизни. Города сейчас должны становиться комфортными и многофункциональными». Для подобного развития, по его мнению, нужна «синергия государственных и частных инвестиций»: «Недостаточно просто поддержки властей, нужно активное участие бизнеса и самих жителей». Синергия здесь – ключевое слово. Несмотря на то что развитие комфортной среды объявлено одним из приоритетов жилищной политики России, без вклада бизнеса государству не обойтись.

По подсчетам «Стрелки», на реализацию стратегии пространственного развития Суздаля и повышение индекса качества городской среды потребуется 23,3 млрд руб. , из которых 16,6 млрд руб. ожидается из бюджета, а 6,7 млрд руб. планируется привлечь со стороны частных компаний. В результате доходы Суздаля от туризма должны достичь примерно 100 млн руб. в год. Именно столько, по словам мэра города Сергея Сахарова, составляют на текущий момент общие ежегодные доходы местного бюджета.

Инвестиции в городскую среду позволяют не только получить качественные пространства, но и вовлечь горожан и бизнес в их активное использование. Мы видим это на примере проектов в Калининграде, Белгороде, Грозном и других городах. Ранее неэффективно используемые территории получают новую жизнь, становятся точками притяжения жителей и туристов.

заместитель генерального директора Дом. РФ, генеральный директор Фонда Дом

Качественная жилая среда – согласно описанию Дом. РФ – подразумевает, что каждый российский город должен обладать большим выбором жилья, быть безопасным, экологичным и функционально компактным. Сейчас, по данным Минстроя РФ, доля городов с благоприятной средой в России – не более 30%, к 2024 г. по плану таковых станет вдвое больше. Среднее значение индекса качества городской среды обязано ежегодно повышаться: к концу 2020 г. – на 5% от базового значения, а к концу 2024 г. – уже на 30% (показатели нацпроекта «Жилье и городская среда»).

«Сейчас есть спрос на комфортную городскую среду как на федеральном уровне в виде национальных проектов, так и среди населения, на гражданском уровне. И нам кажется, что мы видим необходимость в выработке национальной политики городского развития», – говорила в эфире «Ведомостей» «Девелопмент без масок» Кристина Ишханова, заместитель генерального директора Фонда Дом. К сожалению, благие намерения по формированию комфортной среды нередко или остаются на бумаге, или, к примеру, выливаются в проекты по «облагораживанию» придомовых территорий. Но «пара клумбочек во дворе, где природой не пахнет» не заменит зеленый каркас с настоящими природоохранными зонами, где люди могут гулять, заниматься спортом, и т. , отмечает Тимур Башкаев, руководитель Архитектурного бюро Тимура Башкаева: «Важны не дворы, а природный каркас в пешей доступности от дома. При проектировании города будущего, я уверен, ставка будет делаться именно на это». Николай Переслегин, сооснователь архитектурного бюро Kleinewelt Architekten, добавляет к этому еще «качественную организацию пространства» и в доме, и на улице.

«Российское нормативное регулирование до сих пор не выделяет градостроительное право как отдельный вид права, а пространственное развитие определяется техническими документами без стратегического целеполагания», – говорит Ишханова. В результате ведомствам приходится регулярно пересматривать правила и стандарты развития городских территорий. Недавно, к примеру, Минэкономразвития России (как ранее писали «Ведомости») предложило ввести новый механизм комплексного развития территорий. Он подразумевает, что жилищное строительство в обязательном порядке должно быть полностью обеспечено общественным транспортом, инфраструктурой и социальными объектами. Доля жилья в общей застройке по новым правилам не должна превышать 80%, девелопер обязан позаботиться о том, чтобы это жилье было обеспечено общественными и деловыми пространствами. Разработкой планов застройки будут заниматься регионы, затем эти планы будут проанализированы Минэком и Дом. После чего концепции пройдут общественные слушания и начнут воплощаться в жизнь. Пилотным полигоном обкатки новых стандартов городского развития станет Краснодар.

Столица Кубани уже была площадкой для прогрессивных программ комплексного развития. В 2008 г. , например, активно обсуждалось, как придать «Краснодару – столичный облик» и как превратить «Азов-сити» в «русский Лас-Вегас», одну из крупнейших игорных зон. Согласно программе «Краснодару – столичный облик», к 2018 г. казачья станица должна была стать, по выражению тогдашнего директора местного департамента архитектуры и градостроительства, абсолютно новым современным городом, в основном застроенным высотными домами, а его центр – лишиться стихийного частного сектора. В реальности в 2018 г. – для борьбы с расплодившейся стихийной застройкой, износом коммунальной и недостатком социальной инфраструктуры – началась разработка нового цифрового генерального плана, который призван обеспечить гармоничное развитие городских структур. А в 2020 г. Краснодар выбран площадкой для отработки новых стандартов для российских городов, что, по мнению министра экономического развития Максима Решетникова, позволит наконец городским властям получить действенный механизм редевелопмента центра и возможности привлекать инвесторов.

Практика привлечения бизнеса к созданию общественных пространств пока не является массовой, признают в неофициальных беседах сами чиновники. Примеров успешной синергии – желания властей облагородить город и возможностей бизнеса в это вложиться – немного. Например, в Ростове-на-Дону концессионеры помогли обустроить местный парк культуры и отдыха «Плевен», где были открыты дельфинарий, ледовая арена, разбит фонтан, размещены аттракционы и детские игровые площадки, установлены фонари. Сумма инвестиций по договору концессии, который заключен на 49 лет, составила 498,8 млн руб. Туристско-рекреационная зона на набережной реки Дон была обустроена по аналогичному принципу. Договор заключен на 32 года, а сумма инвестиций на благоустройство составила 330 млн руб. На набережной – от гостиницы «Якорь» до Газетного переулка – появились павильоны для кафе, светомузыкальный фонтан, места отдыха, подсветка, газоны и небольшие скульптуры.

Безусловной удачей профильная пресса называла проект реновации и редевелопмента исторического центра Тулы. В 2015 г. местные бизнесмены на торгах купили за 40 млн руб. заброшенную промзону недалеко от Тульского кремля. Чтобы превратить ее в модный креативный кластер «Искра», потребовалось три года и 150 млн руб. , вспоминает Вячеслав Шингалеев, управляющий партнер кластера. Он говорит, что без поддержки местных властей, как «информационной», так и «инфраструктурной», проект вряд ли бы состоялся в нынешнем виде: «Нам помогли с коммуникациями, освободили тупиковый проезд от самостроя расположенной рядом воинской части, связали наш земельный участок с проезжей частью и тротуаром». В 2017 г. по инициативе и за деньги тульской администрации начались и заняли два года работы по редевелопменту Кремлевской (Казанской) набережной и близлежащих территорий – до них от «Искры» пешком можно дойти за несколько минут. В архитектурном бюро Wowhaus, разработавшем концепцию обновления исторического центра, этот проект называют ревитализацией: так заброшенные территории действительно были возвращены к жизни. На торжественном открытии объекта даже старожилы удивлялись, что у них в городе рядом с Кремлем есть река.

«Развивающийся город сам должен выбирать, что для него важнее, что более эффективно», – считает Башкаев. Жители Суздаля, к примеру, категорически не приняли предложение «Стрелки» по установке деревянного амфитеатра на 500 мест на излучине реки Каменки недалеко от торговых рядов. Но у урбанистов есть еще много идей. Запланированное на 2021 г. финансирование федерального проекта «Комфортная городская среда» сохранят практически в полном объеме, несмотря на сокращение бюджета, сообщил в конце сентября на совещании с президентом России Владимиром Путиным глава Минстроя Владимир Якушев.

Петербург — самый привлекательный для туристов город России. Красота его исторического центра притягивает миллионы гостей. Как будет развиваться город? Какие варианты существуют для городов с богатым историческим наследием? На дискуссии, организованной ПАО «Газпром» в рамках XXV Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ), были представлены главные направления развития «города открытых возможностей». Для реализации этих возможностей на новый уровень сейчас переходит проект ПАО «Газпром» «Друзья Петербурга». Его цель — предоставление студентам и молодым специалистам возможности участия в решении актуальных вопросов по сохранению культурно-исторического наследия Санкт-Петербурга и развитие лучших традиций петербургской школы реставраторов. В год 350-летия Петра I «Друзья Петербурга» инициировали исследовательский просветительский проект «От города к миру. Великое посольство — проектирование будущего». В его программе — лекции, семинары, практические лаборатории, дискуссии и итоговая выставка.

Участники проекта ПАО «Газпром» «Друзья Петербурга».

Лиза Савина, петербургский куратор, соучредитель Фонда культурных инициатив Sparta, сказала: «Для нас важно, чтобы будущее проектировали те, кому здесь жить». И также отметила, что с появлением нового комплекса, состоящего из «Лахта Центра», стадиона «Газпром Арена» и ЗСД, можно почувствовать новый вектор развития города.

Эксперты в области развития городов и сохранения историко-культурного наследия отмечают актуальность задач, которые ставит перед собой проект «Друзья Петербурга».

Директор Арабского регионального центра всемирного наследия Мунир Бушенаки обобщил мировой опыт решения проблем, с которыми сталкиваются многие города из списка всемирного наследия ЮНЕСКО, такие как Барселона, Венеция и Петербург, испытывающие огромную нагрузку от туристического потока. «Я считаю, что мы не должны называть города музеями. Это не музеи, а жилые пространства с традициями, насыщенной культурной жизнью, где важно создавать новое», — подчеркнул он.

«Лахта Центр».

Антон Финогенов, заместитель генерального директора фонда «ДОМ. РФ», занимающегося вопросами развития городской среды, указал на перспективные территории на карте Петербурга, где возможен редевелопмент, развитие креативной экономики. Это так называемый серый пояс — огромные исторически сложившиеся промзоны, опоясывающие центр города. «Мы отлично понимаем, что децентрализация Петербургу нужна. Такие проекты, как „Лахта Центр“, стадион „Газпром Арена“, „Экспофорум“, работают с новыми смыслами, взаимодействуют с наследием города на метафизическом уровне. И крайне важно, что у нас есть зона наследия, которая является связующим мостом между великолепным прошлым и будущим Петербурга, — это гигантский „серый пояс“».

Своим опытом культурного освоения промышленных зон поделилась Алиса Прудникова, программный директор фонда V–A–C, Дома культуры «ГЭС-2», основательница и комиссар Уральской индустриальной биеннале. «Мы определили наш национальный код, который мы все ищем, — индустриальность, которую надо перезагрузить как самое главное связующее звено», — рассказала она. Опыт Уральской индустриальной биеннале вылился в создание исследовательского проекта «Индустриальность и культура», где через грантовый конкурс получают поддержку команды в разных городах России, работающие с вопросами взаимодействия промышленности и современной культуры.

Фрагмент Лионского зала в «Царском Cеле», отреставрированного при участии ПАО «Газпром».

В городах с богатым культурным наследием особая роль отводится музеям их истории. Эту тему затронула Анна Трапкова, генеральный директор Музея Москвы. По ее мнению, музеи городов «могут представлять всю городскую жизнь, причем не только на определенном историческом отрезке, но и показывать современный контекст и то, что происходит вокруг». Музею Москвы удалось стать точкой общественного притяжения, «модным местом». Его директор особенно выделила новый проект «Москва без окраин» — серию выставок, рассказывающих историю конкретных районов российской столицы. «В теме дискуссии — музеефикация или урбанизация — я не вижу проблемы выбора. На примере работы Музея Москвы мы нашли баланс и ставим между этими понятиями союз „и“», — сказала она.

Особую роль в создании доступной культурной среды играют новые высокие технологии. На этом поставил акцент Фабио Каччатори, основатель Illogic и Digital Expo, работающий и в России. Нужно найти способ превратить музеи и города в исторические места, которые интересны, которые хочется изучать. По его словам, 38% посетителей музеев — молодежь от 18 до 24 лет, у них другое мышление, и к ним нужен иной подход. «Сейчас можно создать цифрового близнеца любого памятника и здания, квартала и городского района, хранить огромный массив данных онлайн. Надо использовать технологии, средства виртуальной реальности, которые нам уже доступны. Чтобы смартфон становился порталом для перехода на новый уровень восприятия», — уверен он.

Еще одним участником дискуссии стал архитектор Борис Бернаскони, основатель бюро Bernaskoni, известный своими новаторскими проектами, в частности зданием Matrex в Сколкове. «Я убежден, что архитектура нужна в первую очередь для создания некоего концепта, повестки и должна быть одной из форм коммуникации, говорить нам о чем-то и транслировать определенный месседж, — поделился он видением проблемы. — Петербург, пожалуй, единственный город в России, который был задуман и четко спроектирован, а не застраивался стихийно. Само его создание и стало алгоритмом его развития. Город строился как концентрация передовых технологий, всего самого актуального и современного на тот момент».

В самом деле, Петербург — проект изначально инновационный, придуманный как концепт, динамично развивающийся на протяжении столетий. «Не стоит превращать такой прекрасный город в застывший памятник самому себе, — сказала Милена Орлова, главный редактор The Art Newspaper Russia. — Важно, чтобы он менялся и смотрел в будущее, а историческая среда при этом обретала новые смыслы для новых поколений. Для этого необходимо, чтобы появлялись специалисты, профессионалы, способные говорить на языке разных поколений, задавать тренды, используя культурный код Петербурга. Это очень интересная задача и настоящий вызов».

Кадр со съемок VR-фильма «Китайский дворец. Наследие императрицы». Восстановительные работы в Китайском дворце шли при поддержке ПАО «Газпром», который инициировал и создание VR-фильма.

Процесс становится видимым и эффективным, когда соединяются инициативы трех сторон: государственная, частная и корпоративная. Петербург — это город самоорганизаций, но ему очень долго не хватало инициативы корпоративной. С приходом «Газпрома» у города появился патрон, у сообществ — шанс быть услышанными, а у культуры, как старой, так и новой — возможность быть сохраненной и реализованной.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.