Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

На днях в Тарусе прошла Школа урбанистики, организованная студентами образовательной программы «Управление пространственным развитием городов» факультета городского и регионального развития ВШЭ при участии местных активистов и властей. Ее участники работали над концепцией развития городских Торговых рядов. Школа стала одним из победителей Конкурса поддержки студенческих инициатив.

В числе организаторов Школы урбанистики в Тарусе — студенты первого курса магистерской программы «Управление пространственным развитием городов» ВШЭ Александра Данильченко, Елизавета Клочкова, Дарья Мальцева, Арина Маркарян, Полина Широкова и Лина Яхно, а также Михаил Каталов, студент ОП «Культурология». Им помогали местные активисты: Елизавета Исмагилова, градостроитель, сооснователь градостроительно-архитектурного бюро Sreda; Максим Загваздин, игротехник, также сооснователь этого бюро; Екатерина Никитина, основатель и директор «Тарусского Земства» — НКО, которая занимается проектами, связанными с развитием городской среды, и поддерживает деятельность местных сообществ.

29 апреля 2022

Уважаемые жители Таганрога!

С 15.

25 апреля 2022

22 апреля  в параллелях 9-10х классов прошла викторина приуроченная к Международному дню Земли! Отмечается как праздник чистой Воды, Земли и.

Обучающиеся МАОУ лицея № 28 23. 2022 приняли участие во Всероссийском открытом уроке «Моя профессия- моя история» из цикла открытых уроков«.

12 апреля 2022

Ежегодно 1 апреля отмечается День птиц, дата проведения, привязана к возвращению с конца марта по начало апреля пернатых друзей с юга в родные.

3 апреля прошёл традиционный Городской смотр строя и песни для юнармейцев второго года обучения. Программа смотра включала  строевую ходьбу,.

В Таганрогском Механическом Колледже  и  Институте Нанотехнологий, Электроники и Приборостроения 9 апреля в очном формате прошли Дни Открытых.

На территории лицея ежегодно проходит акция Древонасаждения, в которой принимают участие ученики 11 классов.

Ребята оставили свой след в.

Настоящий спортсмен-живёт в ритме другом,

Все устремления – собраны в русле одном!

Таланты наших лицеистов не знают границ!

«Цель – создание принципиально новой городской среды»

Интервью с руководителем департамента строительства Москвы Рафиком Загрутдиновым

Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

Максим Стулов / Ведомости

Несмотря на кризис и логистические сложности, на московских стройках кипит работа. «Ведомости. Город» поговорил с руководителем департамента строительства Москвы Рафиком Загрутдиновым о строительстве новых жилых домов, школ, детсадов и больниц нового поколения, а также о результатах программы реновации.

– Насколько строительная отрасль зависима от импорта и сказываются ли санкции на программе реновации?

– Строительная отрасль по сравнению с другими наименее зависима от импорта. Например, импортное программное обеспечение, которое используется в строительстве на этапе проектирования, можно заменить на очень достойное отечественное. Часть оборудования будем завозить из дружественных стран, у нас уже готовы варианты решений. На 2022 г. мы полностью укомплектованы оборудованием и не выходим за рамки сроков. И по реновации идем четко в графике. С момента старта программы уже построено 2,5 млн кв. м недвижимости, из ветхих домов переселено более 58 000 жителей, в том числе с начала этого года – более 17 000 человек. Система налажена.

– Какие планы по программе реновации в этом году?

– В планах ввести в эксплуатацию 1,2 млн кв. м, это порядка 20 000 квартир. Наши новые дома энергоэффективные, поэтому их эксплуатация жителям обходится дешевле. Этого удалось добиться благодаря новым строительным материалам: в квартирах установлены двухкамерные стеклопакеты, энергоэффективные стеновые материалы (например, утепленные панели, энергосберегающая краска и др. – «Ведомости. Город»), индивидуальные приборы учета воды и тепла, просторные кухни с большими светлыми окнами и др. С точки зрения уюта, комфорта и эксплуатации у жителей улучшаются условия.

Входы в здания, полы, лифтовые холлы на первых этажах сделаны в один уровень с землей – сразу попадаешь в просторный подъезд. Здесь есть место для консьержа, помещение для детских колясок и велосипедов. Лифты оборудованы тревожными кнопками, системами видеонаблюдения. На первых этажах – коммерческие объекты, торговые помещения.

Программа реновации – это не только строительство домов, но и создание принципиально новой городской среды: детских площадок, общественных пространств, школ, детских садов, поликлиник, спортивных объектов, парков, новых дорог.

Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

– Кстати, в прошлом году детский омбудсмен по столице Ольга Ярославская говорила, что нехватка детских садов – острая тема для ряда столичных районов. Как обстоят дела сейчас?

– До 2011 г. были очереди в детские сады, работали двухсменные школы, потому что не хватало мест. Сегодня в целом по Москве уже нет того дефицита, как несколько лет назад. Начиная с 2011 г. в городе построено свыше 450 детских садов и школ. Сейчас строится больше 30 объектов образования. В этом году планируем построить 10 детских садов, три школы и пять учебных корпусов. Это современные объекты с точки зрения архитектурно-планировочных решений.

Например, в детских садах предусмотрена возможность вариативного использования части помещений при помощи раздвижных трансформируемых перегородок. Сколько ребенок спит? Буквально несколько часов, а помещение с кроватками простаивает. А сейчас есть трансформируемая перегородка, кроватки убираются, больше площади детишкам для игр.

Конкурс поддержки студенческих инициатив ВШЭ — это механизм финансовой помощи некоммерческим студенческим общественно значимым проектам. Студент или группа студентов может заявить свой проект и получить на его реализацию до 300 тысяч рублей. В 2022 году поддержку получил 21 проект.

Как говорят организаторы, Школа урбанистики в Тарусе — образовательный проект с прикладным значением. Ее программа состояла из двух тематических блоков. В первый день участники проекта разделились на команды и познакомились с концепцией Анри Лефевра «Право на город». В дальнейшем они использовали ее для выбора инструментов, с помощью которых можно влиять на пространственные изменения города и организовывать общественные инициативы.

Изучили также концепцию слоев города — физического (объекты), социального (сценарии поведения) и ментального (ощущения) — и сразу использовали ее на практике, когда заполняли полевые дневники на исследуемой территории. Местные жители и студенты приоритизировали проблемные участки Торговых рядов, выделили сценарии пользования средой и ценности места.

Второй день был посвящен стратегическому планированию. Используя результаты исследований первого дня, команды школы разработали предложения по благоустройству и стратегию развития Торговых рядов, которая включала в себя поиск новых ценностей, функций, пространственных изменений и учитывала мнения всех потенциальных пользователей.

Местные жители нашли несколько решений существующих проблем: необходимо обновить фасады, перенести инженерные сети, разделить потоки пешеходов и машин, озеленить район. Не менее важным оказалось решение о брендировании местного торгового пространства — так у рядов появится целостность. Также определялась идентичность микрорайона Курган, где находятся ряды. Это к тому же единственный район Тарусы с многоквартирными домами. Команды пришли к идее об уместности космической тематики, так как район расположен вблизи Института космических исследований.

За два дня студенты воспроизвели механизм общественного участия в проектах развития городской среды, предложили жителям активно влиять на разработку стратегии изменения облика своего города. В работе школы участвовал мэр Тарусы Сергей Манаков: он и исследовал местность вместе с активистами, и участвовал в обсуждении предложений.

Сергей Манаков

Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

Такие образовательные мероприятия необходимы для города, мы это приветствуем. У нас есть общественная комиссия при городской администрации, которая изучает инициативы жителей нашего города. Честно говоря, инициатив не так много, хотелось бы больше. Как раз для этого и нужны подобные проекты с привлечением местных жителей, понимающих, что необходимо при планировании городских изменений и как доводить идею до реализации.

Формат школы заинтересовал местных жителей, поскольку позволил взглянуть на знакомые территории по-новому, говорит местная жительница и активистка Галина Тоньшева, работник Института космических исследований, глава одного из местных профсоюзов.

Галина Тоньшева

Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

Я хожу по этим Торговым рядам уже 30 лет, но только благодаря этому мероприятию обратила внимание на то, что там находится. Школа была очень важна для нас, для тарусян. До сих пор мы ждали что-то от муниципалитета и считали, что администрация должна нам улучшать условия, но благодаря ей мы поняли, что можем тоже принимать в этом участие.

Организаторы Школы урбанистики в Тарусе смогли смоделировать формат соучаствующего проектирования, поработали с запросами местных жителей, модерировали дискуссии, выступили в роли лекторов. Александра Данильченко, один из организаторов школы, руководитель команды, считает, что одной из важных и сложных задач было продумать мотивацию и полезность мероприятия для местных жителей.

Александра Данильченко

Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

Мы очень долго работали над форматом и наполнением мероприятия, чтобы оно было актуальным и понятным местным жителям. Постоянно продумывали мотивацию и полезность, чтобы быть готовыми к вопросам по типу: «А зачем нам территорию чувствовать? Мы и так все там знаем и с закрытыми глазами все нарисуем». В итоге местами адаптировали мероприятие под новую активность, и благодаря этому в формате живых обсуждений мы разбирались в самом наболевшем. Фактически мы старались отработать каждое предубеждение участников касательно городского развития и участия в общественной жизни, звучащее в ходе совместной работы. Было очень много обратной связи и предложений по дальнейшей работе, в частности проектной деятельности с местными школьниками. Нас очень вдохновил уровень вовлеченности в городскую повестку у местных жителей.

Теперь студенты продолжат совместную работу с горожанами, активистами и администрацией по вопросам улучшения городской среды — территории Торговых рядов и не только. Они готовы помогать в проведении социокультурного исследования для проектов благоустройства, в создании кооперативов и сообществ, территориального общественного самоуправления (ТОС).

Итоги работы Школы урбанистики в Тарусе в скором времени появятся на ее сайте, который во время мероприятия служил афишей.

Совокупность впечатлений, формирующих образ города в сознании, незаметно для него управляется той или иной сценарной схемой. Для городов древности такая схема складывалась самопроизвольно из разделения в пространстве обыденного, мирского, и праздничного, сакрального. Никто в обычный день не мог ступить на камни дороги процессий, для чего на входе в афинский Акрополь в V в. до н. воздвигают великолепный парадный вход. Пропилеи. Обычные люди в обычный день могли подняться через них по боковым лестницам, тогда как широкий пандус между этими лестницами был открыт только богам и их жрецам. Высокие ступени стилобата, на который ставился храм, были для богов, и римляне, ценившие комфорт, врезали в эти ступени лестницу нормальных размеров – для людей. Первые два века новой эры каждый римский император возводил свой форум, пристраивая его к форуму предшественника, в результате чего сложился пространственный комплекс узких и обширных площадей, с их колоннадами, нишами-экседрами, монументами. Даже в уцелевших руинах сегодня угадывается богатство смены направлений пути и его оформления. Средневековый город максимально использовал ограниченные ресурсы свободного от застройки пространства площадей, на которых торговали, выслушивали решения магистрата, казнили преступников, праздновали. На закрытую от ветров со всех сторон площадь Кампо в Сиене улочки города выводят сбоку, по касательной, или через арки под домами. Зимнее солнце и сегодня согревает рисунок мощения площади, отражающий членение города на части-сообщества. И сегодня здесь дважды в год проводится состязание всадников, в костюмах все тех же сообществ, и тогда балконы и окна окрестных зданий превращаются в трибуны для зрителей, выкупающих свои места за полгода. Тень от высокой башни ползет по мощению площади, играя роль солнечных часов. В Венеции с ее единственной большой площадью Св. Марка звон разных колоколов сзывал именно тех, кого хотели собрать, а дома-дворцы вдоль Большого Канала в день Венчания Дожа с морем увешивались драгоценными коврами, что создавало роскошные кулисы для неспешного следования золоченой барки Дожа к лагуне. Сценарную схему Амстердама или Антверпена формировали связи порта и биржи, каналов и улиц, сбегающихся к зданию ратуши, тогда как сценой выяснения споров между противоборствующими группами новгородских «лучших людей» служил мост через Волхов. Возрождение привнесло новый оттенок сценариям городского пространства, за которые теперь брались художники. Рим первым начал жить по двум сценариям в одно и то же время: один для постоянных жителей, другой – для толп паломников, съезжавшихся в Вечный город со всей Европы. Именно для оформления парадного съезда кардиналов, для упрощения ориентации и движения между святыми местами была предпринята грандиозная реконструкция улиц. Пристрастие к вычерчиванию геометрических фигур поверх сложившейся веками городской планировки было естественным образом унаследовано городами новой, имперской эпохи. Система площадей и трассировки улиц, бульваров, набережных сохранила удвоение функций: комфорт горожан (во всяком случае т. чистой публики) требовал развития инфраструктуры, но все же на первом месте оказывался церемониал военных парадов и торжественных въездов монарха – по той же модели в советских городах основой планировочного решения оказывался сценарий ритуальных шествий демонстраций трудящихся перед трибуной начальства (всюду) и военных парадов – в столицах. Модернизм пробовал обойтись без сценариев, но жизнь оказалась сильнее, и в каждом городе существует своя система сценарных схем, вроде тех, что характерны для, казалось бы, сугубо утилитарной планировки Нью-Йорка. Есть ритуал концертов на открытом воздухе в Центральном парке, ежегодный марафонский забег десятков тысяч горожан, выбрасывание из офисов небоскребов бумажной «лапши» в честь победы бейсбольной команды, толпа горожан и туристов на Таймс-сквер в новогоднюю ночь.

Главная улица, набережная и всякая площадь – отнюдь не только пустое пространство, необходимое для того чтобы разойтись по делам. Издавна это важнейшие сцены городского «театра». Улица была и остается каналом, по которому движутся процессии. На площадях оглашали указы, казнили и наказывали преступников, здесь было место странствующих комедиантов. По мере того как город капиталистической эпохи становился все более серьезным и торопливым, зрелища прятались в интерьеры, а улица становилась транспортной артерией. Формирование вновь пешеходных улиц, закрытых для транспорта, и огромная популярность этих мест доказали, что потребность в городском «театре» отнюдь не исчезла. Освобождаясь от транзита, улицы, площади и набережные становятся вновь тем, чем они должны быть в первую очередь – сценой, на которой актеры и зрители – те же самые пешеходы.

Среди множества уличных сценок, которые запечатлены рукой художника или объективом фотографа, есть немало таких, что вошли в хронику переустройства городов. Здесь – снос и расчистка старых кварталов Парижа ради создания прославивших его бульваров и их солидной застройки.

Как оценить эффективность проектов КРТ

Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

Дина Саттарова

, директор ГАУ «НИиПИ градплана Москвы»

Успех проектов комплексного развития застроенных территорий напрямую зависит от того, насколько эти проекты обеспечены финансированием. Градостроительный кодекс закрепил в качестве одной из основных целей комплексного развития территорий (КРТ) привлечение внебюджетных источников финансирования. Это значит, что на такие проекты надо смотреть в том числе глазами частного инвестора.

Стандартно выделяют три вида экономической эффективности – бюджетную, коммерческую и социально-экономическую – соответственно интересам трех участников градостроительного процесса. Поскольку проекты КРТ масштабны и зачастую не могут, особенно в регионах, воплотиться без участия государственных средств, то перед распорядителями бюджетов стоит непростая задача: одновременно обеспечить окупаемость инвестиций из государственной казны и вывести частных инвесторов на приемлемый уровень доходности. Для решения этой задачи мы в Институте градостроительного планирования г. Москвы по поручению Москомархитектуры в 2017 г. разработали методику по оценке экономической эффективности мероприятий КРТ. Эта методика уже позволила обеспечить стройкомплекс Москвы научно обоснованным инструментом для оценки экономической эффективности мероприятий по программе реновации жилищного фонда города, других крупных градостроительных проектов и вошла в состав Стандарта КРТ, разработанного Дом. РФ в 2019 г.

ГАУ «НИиПИ градплана Москвы»

Некоммерческая научно-исследовательская и проектная организация. Учредитель – г. Москва в лице комитета по архитектуре и градостроительству города. Правопреемник Научно-исследовательского и проектного института генплана Москвы (НИиПИ генплана Москвы), образованного 13 июня 1951 г. Занимается разработкой генерального плана, правил землепользования и застройки, проектов межевания территории и градостроительных нормативов.

Чтобы оценка была корректной, необходимо в первую очередь понять, насколько эффективно используется городская территория на сегодняшний день. Для этого сначала оценивается эффективность использования имущественного комплекса, а далее производится оценка бюджетной и коммерческой эффективности мероприятий, предлагаемых в различных сценариях градостроительного развития. На завершающем этапе надо сравнить эти сценарии и выбрать оптимальный баланс, который позволил бы обеспечить бюджетную самодостаточность территорий в долгосрочной перспективе и одновременно инвестиционную окупаемость проектов. Для этого необходимо грамотно и рационально определить параметры застройки – ее плотность и функционал. Именно от этих параметров будут зависеть затраты, которые понесут бюджетная система и инвестор, и те доходы, которые они получат.

Давайте посмотрим на проект глазами частного инвестора. Возникает задача расселения жителей многоквартирных домов, вошедших в проект КРТ. Если инвестор в качестве обременения получает задачу построить для них жилье, необходимо установить такие параметры застройки, которые обеспечат положительные денежные потоки в объеме, покрывающем расходы на строительство этого бесплатного жилья и жилья коммерческого. Это непросто, особенно когда мы смотрим на номенклатуру затрат, с которой столкнется инвестор. Ему предстоят расходы, связанные с подготовкой территории, строительством объектов различного назначения, развитием социальной, инженерной и транспортной инфраструктуры, благоустройством и озеленением, а также эксплуатационные траты по содержанию объектов. При доходности менее 20%, скорее всего, инвестор в проект не войдет.

Инвестор может выбирать различные сценарии развития территории: продажа объектов недвижимости, сдача их в аренду, производственная деятельность и оказание услуг – для каждого сценария нужна оценка экономической эффективности. Одновременно с моделированием затрат инвестора мы должны понять, какие расходы понесет бюджетная система и, что самое важное, какой объем эксплуатационных расходов ляжет бременем на бюджетную систему после того, как проект будет реализован, поскольку для созданных мест проживания должны быть обеспечены соответствующее качество городской среды и социальные гарантии для жителей. Для госбюджетов на разных уровнях новое жилье – это новые расходы на здравоохранение, образование, благоустройство, безопасность людей и т. В Москве удельный показатель бюджетных ассигнований на одного жителя составляет 151 218 руб. в год. Но, создавая новую городскую среду, участники процесса также генерируют и положительные денежные потоки в бюджетную систему. Их условно можно разделить на регулярные и разовые. Последние связаны со строительством объектов недвижимости и их реализацией. Но самое интересное – то, какие положительные денежные потоки возникают после того, как территория освоена и на ней развернута хозяйственная деятельность. Места приложения труда дадут дополнительные налоговые поступления и могут обеспечить бюджетную самодостаточность территории в долгосрочной перспективе. Можно сравнить разные сценарии. Первый – мы строим спальный район, 590 000 кв. м жилья. Для него нужно 27 500 кв. м объектов социального назначения. Там же строится еще 42 500 кв. м объектов общественно-делового назначения. Возникает баланс мест приложения труда и мест проживания: 11 000 проживающих и 1000 человек работающих. Второй сценарий – для более сбалансированной застройки: мы 100 000 кв. м из жилой функции переводим в общественно-деловую. В этом случае необходимо построить 21 500 кв. м социальных объектов. Здесь уже на 9000 жителей приходится 3600 человек, ведущих хозяйственную деятельность. Срок окупаемости для сбалансированного сценария возрастает от семи до восьми лет.

Для спального района разовые затраты бюджета составят 15,3 млрд руб. , разовые доходы – 14,6 млрд руб. После того как такой проект КРТ завершен, ежегодные затраты бюджета на социальное обеспечение жителей и содержание городской среды составят 1,1 млрд руб. А доходы бюджета в виде налоговых поступлений от мест приложения труда – 0,5 млрд руб. Ни о какой бюджетной самодостаточности территории речи идти не может. Но все меняется, когда в сценарии спального района 100 000 кв. м мы переводим из жилой в общественно-деловую функцию. При разовых затратах бюджета на содержание городской среды и социальное обеспечение жителей в 0,9 млрд руб. ежегодные доходы бюджета составят уже 1,3 млрд руб. от созданных мест приложения труда. Формируется более сбалансированный сценарий, который обеспечивает бюджетную самодостаточность территорий в долгосрочной перспективе и выводит инвесторов на приемлемый уровень доходности. Важно, что, руководствуясь соображениями экономической эффективности, мы также получаем гораздо более экологичную среду: за счет формирования смешанной застройки, когда места проживания, приложения труда и предоставления городских услуг размещены в шаговой доступности, значительно снижается потребность в использовании транспорта и создаются условия для комфортного перемещения пешком, на велосипедах и средствах индивидуальной мобильности.

Текст подготовлен по материалам XV Московского форума лидеров рынка недвижимости, проведенного газетой «Ведомости» 20 октября 2021 г. в Москве

Семиотика городской среды

Городская навигация не ограничивается одними высотными ориентирами, но и не начинается с современных систем GPS или ГЛОНАСС. Образ города в сознании его обитателей складывается не из одних маршрутов и не из одних зданий-ориентиров, выделяющихся размерами или необычным обликом. Этот образ формируется еще и за счет исторической памяти, общей и персональной, в которой отдельные места связаны с личной биографией. В этом специфическом образе город структурируется по названиям мест, независимо от того, приобретают эти названия официальный статус или существуют параллельно официальным наименованиям. Москвича-старожила опознаешь по тому, что он за словами Плющиха, Швивая горка или Марьина Роща прочитывает сразу два смысла: то, какой тип среды здесь ранее существовал, и то, что с этими местами стало в недавнее время. То же будет характеризовать лондонца, отчетливо понимающего, что 11-й район Вест-Энда или Южный Кенсингтон были и остаются местами очень комфортными и очень дорогими. Или парижанина, который наизусть знает различия между городскими округами, хотя со времен префекта Османа они обозначены только номерами. Ньюйоркца, ко-

торый знает, чем был Гарлем эпохи джаза, и чем он

стал сейчас и что за пустырь был в той части Бруклина, где раскинулись кварталы «русского» Брайтон-Бич.

Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

Когда планировщик отдает себе отчет в ценности такого рода укорененности городских мест в истории, он

непременно озаботится тем, чтобы сохранить в этих

местах предметные свидетельства их истории. Можно не сомневаться в том, что в решении такой задачи ему окажут содействия и специалисты, и старожилы. Когда планировщик и застройщик это игнорируют, видя лишь старую застройку, которую удобнее снести целиком и заменить новой, непрерывность городской истории начинает угасать вместе со сменой поколений. Могущественный в 50-е годы администратор Роберт Мозес не был поклонником архитектуры, но, преследуя технические цели и на основании узкого понимания экономической выгоды, охотно пользовался жаждой модернистов выстроить Манхэттен заново. Его воля натолкнулась, однако, на мощное сопротивление жителей Гринвич Виллидж, возглавленное Джейн Джекобс и ее союзниками из числа обычных домохозяек. В результате сохранилось не только давнее название этой «деревни», но и живая городская среда, поскольку кварталы Гринвич Виллидж в процессе «мягкой» реконструкции вышли на высокий уровень экономической эффективности. Превратившись в место, куда устремились художники, освоившие старые фабрики и старые дома под мастерские, Гринвич Виллидж притянула содержателей кафе и малых стильных ресторанов, затем антикварные лавки, затем множество туристов, а за ними и бутики домов моды с мировым именем. То же повторилось в лондонском Сохо и у «мягко» перестроенной

площади Ковент-Гарден.

Советская эпоха не признавала ни сентиментов, ни дробного, штучного накопления коммерческого потенциала и наращивания ценности (и цены) недвижимости. Крупный бизнес также не склонен к такой избирательной и тонкой работе, предпочитая огромные супермаркеты и гипермоллы. Однако опыт последнего десятилетия показал, что две разные системы коммерции отлично уживаются, поскольку обслуживают потребности разных социальных групп, равно как и разные потребности тех же самых людей.

Если раньше вывески ручной работы по размерам и деталировке были близки к мебели, то теперь они разрослись так, что нередко их буквы занимают весь фасад. Если до середины прошлого века объявления не превышали размеры печатного листа, что породило искусство плаката, то теперь это уличные перетяжки и билборды. Огромные электронные табло переселились со стадионов на глухие фасады зданий или превратились в своего рода монументальную скульптуру. Архитектурное оформление центральных по насыщенности площадей перерастает в мобильное знаковое оформление, как это уже произошло с ньюйоркской Таймс-сквер. Семиотическое конструирование города началось, и никто еще не представляет себе, к чему приведет реализация рассказов Рея Брэдбери или романов Станислава Лема, которые называ-

Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

ли фантастическими.

Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

С той поры, когда на городских улицах появи-

внаших городах. Впрочем, робкая выкладка товаров

вЕссентуках скорее трогательна и добавляет жизни фасаду недавно еще наглухо закрытого подъезда старого дома.

Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

Соседние файлы в папке Книга Урбанистика

Сценарии городского пространства

Совокупность впечатлений, формирующих образ города в сознании, незаметно для него управляется той или иной сценарной схемой. Для городов древности такая схема складывалась самопроизвольно из разделения в пространстве обыденного, мирского, и праздничного, сакрального. Никто в обычный день не мог ступить на камни дороги процессий, для чего на входе в афинский Акрополь в V в. до н. воздвигают великолепный парадный вход, Пропилеи. Обычные люди в обычный день могли подняться через них по боковым лестницам, тогда как широкий пандус между этими лестницами был открыт только богам и их жрецам. Высокие ступени стилобата, на который ставился храм, были для богов, и римляне, ценившие комфорт, врезали в эти ступени лестницу нормальных размеров – для людей. Первые два века новой эры каждый римский император возводил свой форум, пристраивая его к форуму предшественника, в результате чего сложился пространственный комплекс узких и обширных площадей, с их колоннадами, нишами-экс- едрами, монументами. Даже в уцелевших руинах сегодня угадывается богатство смены направлений пути и его оформления.

Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

Средневековый город максимально использовал ограниченные ресурсы свободного от застройки про-

странства площадей, на которых торговали, выслу-

шивали решения магистрата, казнили преступников, праздновали. На закрытую от ветров со всех сторон площадь Кампо в Сиене улочки города выводят сбоку, по касательной, или через арки под домами. Зимнее солнце и сегодня согревает рисунок мощения площади, отражающий членение города на части-сообще- ства. И сегодня здесь дважды в год проводится состязание всадников, в костюмах все тех же сообществ,

итогда балконы и окна окрестных зданий превращаются в трибуны для зрителей, выкупающих свои места за полгода. Тень от высокой башни ползет по мощению площади, играя роль солнечных часов. В Венеции с ее единственной большой площадью Св. Марка звон разных колоколов сзывал именно тех, кого хотели собрать, а дома-дворцы вдоль Большого Канала в день Венчания Дожа с морем увешивались драгоценными коврами, что создавало роскошные кулисы для неспешного следования золоченой барки Дожа к лагуне.

Сценарную схему Амстердама или Антверпена фор-

художники. Рим первым начал жить по двум сценари-

вВечный город со всей Европы. Именно для оформления парадного съезда кардиналов, для упрощения ориентации и движения между святыми местами была предпринята грандиозная реконструкция улиц. Пристрастие к вычерчиванию геометрических фигур поверх сложившейся веками городской планировки было естественным образом унаследовано городами новой, имперской эпохи. Система площадей и трассировки улиц, бульваров, набережных сохранила удвоение функций: комфорт горожан (во всяком случае т. чистой публики) требовал развития инфраструктуры, но все же на первом месте оказывался церемониал военных парадов и торжественных въездов монарха – по той же модели в советских городах основой планировочного решения оказывался сценарий ритуальных шествий демонстраций трудящихся перед трибуной начальства (всюду) и военных парадов – в столицах.

жизнь оказалась сильнее, и в каждом городе существует своя система сценарных схем, вроде тех, что характерны для, казалось бы, сугубо утилитарной планировки Нью-Йорка. Есть ритуал концертов на открытом воздухе в Центральном парке, ежегодный мара-

Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

Больницы нового уровня

– Что ждет сферу московского здравоохранения в этом году?

– Вы ранее говорили, что изменится инфраструктура инфекционной больницы № 1 на Волоколамском шоссе. Что там планируется?

– Медицинское учреждение станет одним из крупнейших инфекционных стационаров в стране. В клинике оборудуют 546 одноместных мельцеровских боксов (комплекс помещений для проведения лечебно-диагностических мероприятий инфекционным больным. – «Ведомости. Город») с индивидуальным душем и туалетом, многофункциональными кроватями с электроприводом, кнопками вызова медперсонала, вентиляцией и телевизорами. Три корпуса общей площадью более 100 000 кв. м объединят подземными и надземными переходами, чтобы пациенты и врачи могли перемещаться по больнице, не выходя на улицу и не пересекаясь друг с другом. Это важно, потому что здесь будут находиться люди с разными инфекциями.

Кроме того, в этом и следующем году будет достроено пять скоропомощных стационарных комплексов на базе городских больниц.

Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

Пресс-служба мэра и правительства города

Бессветофорные дороги

– Еще одна важная для москвичей тема, на которую хотелось бы поговорить, – это дороги. Сколько километров дорог сейчас строится в столице?

– По программе 2022–2024 гг. планируется построить 190 км улично-дорожной сети, в этом году ввести 74,9 км дорог, 20 искусственных сооружений (тоннели, эстакады, мосты и путепроводы) и 12 подземных и надземных пешеходных переходов.

Сейчас главный акцент сделан на развитие хордовых магистралей – Северо-Восточной и Юго-Восточной хорд и Южной рокады. Протяженность участков Северо-Восточной хорды в строительстве составляет 40 км, Юго-Восточной – 28 км, Южной рокады – около 30 км.

– Как принималось решение об объединении Северо-Восточной и Юго-Восточной хорд в Московский скоростной диаметр (МСД)?

– Мэр поставил нам задачу обеспечить в городе максимальную протяженность бессветофорного движения и интегрировать с Московской агломерацией (Москва и прилегающие к ней города) и федеральными трассами. Это важно для сокращения времени в пути. Так появилась идея об их объединении. Диаметр улучшит транспортное обслуживание для 48 районов, в которых проживает более 5 млн человек.

Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

Вид на строительство участка Северо-Восточной хорды

Участок МСД на юго-востоке столицы соединит между собой такие крупные магистрали, как ш. Энтузиастов, ТТК, Рязанский и Волгоградский проспект, ул. Подольских Курсантов, Липецкую, Дорожную, Симферопольское и Варшавское шоссе и магистраль Солнцево – Бутово – Варшавское шоссе. Также улучшит транспортную связь четырех округов Москвы – ВАО, ЮВАО, ЮАО и ЮЗАО.

– На каком этапе находится строительство МСД?

– Строительство завершим к концу 2023 г. На данный момент объект готов на 62%. Строительство разделили на два участка. На северном – от Бусиновской развязки до трассы М12 Москва – Нижний Новгород – Казань (Северо-Восточная хорда) – уже построили 98,6 км дорог. На южном – от ш. Энтузиастов до автомобильной дороги Солнцево – Бутово – Варшавское шоссе (Юго-Восточная хорда) – работы выполнены на 45%.

Создание гуманной городской среды выгодно для девелоперов

В рамках форума PROEstate интервью корреспонденту “РБК-Недвижимости” дала Карима Нигматулина, и. директора ГУП “НИ и ПИ Генплана Москвы”. По словам московского эксперта, инвестиции в создание комфортной и гуманной городской среды сторицей окупятся из-за капитализации новых девелоперских проектов.

Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

– Главный вывод, который можно сделать, – инвесторы на рынке недвижимости наконец-то начинают ориентироваться на интересы конечного потребителя, на человека, который будет жить в построенных ими квартирах и в городе в целом. До недавних пор большинство девелоперов строили свои объекты исключительно с прицелом на спрос, который во многом генерировался инвестиционным фактором и в первую очередь выражался объемом застройки, а не качеством городской среды. Как известно, на рынке было очень много инвестиционных квартир, и задача стояла построить максимум квадратных метров, выгодных для вложений. Сейчас парадигма меняется.

– Какую роль при этом играет фактор комфорта?

– Комфортность города, как сказал один из участников дискуссии, – это как обувь, которая нигде не натирает. Все элементы комплексно увязаны друг с другом, нет гипертрофированных акцентов и перекосов, правильно определен функционал тех или иных городских территорий и отдельных зданий, минимизированы разрывы в городской ткани. Сейчас бывает так, что объект имеет хорошие видовые аспекты, но нет безопасности. Может быть хорошая экология, но при этом очень неудачные планировки квартир. И задача градостроителей – грамотно сбалансировать все критерии городской среды. Если такого баланса удается достичь, то комфортность приобретает совершенно иное значение. Она начинает работать на экономику проектов. Такие элементы, как развитая социальная инфраструктура, хорошая транспортная доступность, зеленые зоны, рекреационные пространства, продуманная планировка кварталов и квартир, в правильных пропорциях и сочетании существенно увеличивают добавочную стоимость недвижимости.

Хорошим примером в данном случае может служить развитие территорий, прилегающих к Москве-реке. По указанию столичного мэра Сергея Собянина, градостроительный комплекс Москвы проводит международный конкурс на разработку соответствующей концепции. При его подготовке наш институт провел анализ и пришел к выводу, что правильно спланированная территория набережных, оптимизация характера застройки соседних участков могут повысить капитализацию расположенных на них жилых объектов в среднем на 10%, а иногда даже достигать 20%. Таким образом, создание гуманной среды становится для девелопера наиболее эффективным и прибыльным вариантом.

– Как это донести до бизнеса, до большего числа землепользователей?

– Есть Генплан Москвы, есть программы комплексного развития городских территорий. Несмотря на то, что в разных местах будут локализованы разнообразные решения, все присутствующие на круглом столе эксперты согласились, что каждый индивидуальный случай должен быть привязан к общей концепции развития города в целом. В этом случае можно будет говорить о создании синергетического эффекта, который поможет еще эффективнее использовать имеющиеся площадки. В рамках той же программы развития прибрежных территорий Москвы-реки, например, будут рассмотрены первоочередные локальные мероприятия и проекты, а также представлено комплексное видение на долгосрочную перспективу. В одних случаях инвесторов станут привлекать под конкретный функционал территорий, закрепленный в граддокументах. В других, когда на участках уже есть землепользователи, желающие активно реализовывать проекты, с ними будет вестись работа, дабы они делали то, что укладывается в общее видение. Это позволит сбалансировать все интересы, которые присутствуют в городе.

Карима Нигматулина
НИиПИ генплана Москвы

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.

Четыре тренда развития городов из презентаций архитекторов

Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

Моим коллегам из Ивановской Точки кипения удалось собрать на своеобразный митап архитекторов из Нидерландов и России, журналиста, футуролога и владельца крупных производственных помещений. Каждый представлял свое видение — как и во что будут трансформироваться современные города.

Понятно, что жизнь в городах — это мейнстрим, и так будет оставаться в ближайшие десятилетия. Однако основные компоненты — заводы, многоквартирные дома, офисы и торговые моллы уже сейчас утрачивают актуальность. Да и почувствовав вкус удаленки, многие поняли, что им совсем не обязательно заселяться в огромные человейники.

Далее — подборка основных трендов из пяти выступлений.

Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

Мнения на прошедшей встрече высказывали разные, но в четырех трендах спикеры были удивительно солидарны. Для удобства я не стала разбирать все выступления на цитаты с указанием авторства, а собрала микс из их высказываний по темам.

А вот сами спикеры, которые делали презентации:

  • Кейс Донкерс (Cees Donkers) — основатель центра развития архитектуры города Эйндховена (Нидерланды), основатель проекта «Город как лаборатория» (City as lab);
  • Андрей Боков — народный архитектор России, президент московского отделения Международной академии архитектуры, академик РААСН;
  • Александр Гончаров — председатель совета директоров АО «Корд» (владельцы большого числа промышленных зданий);
  • Кирилл Игнатьев — футуролог, председатель совета директоров группы компаний «Русские инвестиции»;
  • Григорий Ревзин — партнер КБ «Стрелка», специальный корреспондент Издательского дома «Коммерсантъ».

Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

Город будущего. Иллюстрация из журнала «Техника — молодежи» 1930-х годов

Тренд 1. Уход от промышленно-офисного облика

В утопических проектах городов будущего, которые рисовали в советское время, именно архитекторы задавали тренды и настроения. Сегодня же будущее наступает само по себе, а города вынуждены реагировать на происходящее. Поэтому основной задачей урбанистики в ближайшие годы будет реконструкция существующих зданий, их переориентация под новые задачи.

Трансформация промышленной недвижимости

Производственные мощности в городах сокращаются, освобождая тысячи квадратных метров. По некоторым оценкам — это до трети площади современных агломераций. И, как верно выразился Кейс Донкерс, таково лицо постиндустриального города.

Освободившиеся помещения преобразуются в офисы и коворкинги, в культурные центры и жилую недвижимость в стиле лофт. В мире много подобных проектов.

На митапе рассказывали про два из них — преобразование промышленных зданий корпорации Philips в городе Эйндховен (Нидерланды) и использование площадей фабрики «Корд» в Ярославле под креативно-технологический центр.

Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

Трансформация одного из промышленных зданий компании Philips в Эйндховене (Нидерланды)

Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

Еще одно преобразованное производственное помещение в Эйндховене, который в одночасье «осиротел» после перевода нескольких градообразующих предприятий Philips в Китай

Ярославский центр в будущем должен стать хабом доступа бизнеса к недостающим ресурсам, а заодно площадкой для бизнес-знакомств и творческих коллабораций. Это место, где близкие по духу люди смогут реализовать совместные проекты. Звучит размыто, из чего можно сделать вывод, что ярославцы только нащупывают варианты, во что можно с пользой переформатировать производственные помещения.

Преобразование промышленной недвижимости — идея начала XXI века. Еще лет десять назад казалось, что естественная форма такого преобразования — офисы. Но как многие подметили, и они могут просуществовать недолго.

Исчезновение офисов

В последние 20 лет наблюдается тенденция всеобщей цифровизации, в том числе в работе. Пандемия усилила тренд на удаленку. По большому счету работа в кабинетах уже не столь актуальна, когда есть Zoom и возможность встретиться в кафе. Благодаря этому, как считает Григорий Ревзин, уже в ближайшем будущем большой офис может уйти в прошлое — как сейчас уходят крупные фабрики в городах.

После восстановления бизнеса от пандемического спада появятся интересные новые проекты, связанные с переформатированием офисных помещений, — возможно, под досуг.

Уход от торговых центров

Не только работа сегодня переходит из офлайна в онлайн. Спикеры акцентировали внимание на том, что во всех сферах жизни онлайн уменьшает расстояния там, где раньше они играли определяющую роль. А офлайн начинает выполнять по отношению к нему сервисные функции.

В частности, в сеть уходит торговля.

В некоторых городах, например Сеуле, процесс переформатирования торговых центров в лофты запустили уже несколько лет назад.

На фоне проектов преобразования существующих зданий картинки с городами будущего в облаках или под водой больше напоминают иллюстрации к «Незнайке в Солнечном городе», кадры из мультфильмов или научной фантастики. Сейчас строительство таких городов кажется чем-то несерьезным, а настоящая работа — именно в реконструкции.

Однако в этих проектах мы все разрабатываем структуру настоящего — и живем в экономических моделях настоящего. В больших масштабах времени само существование этих моделей, а вместе с ними и город как явление, можно поставить под вопрос. Вероятно, самое время проектировать какое-то принципиально иное пространство — уникальную и сложную среду, не определяемую жесткой функцией. В конечном счете это приведет к утрате понятного и знакомого нам города, к его превращению в экспозицию разных пространств, которые могут менять свои состояния в зависимости от потребностей людей.

Тренд 2. Жилье — как услуга

Спикеры считают, что мир становится более ориентированным на человека в плане ЗОЖ, медицины и комфорта. Уже сейчас, продавая нам жилье, его описывают качественными характеристиками. А скоро людям будут продавать услугу менеджмента жизни, который неразрывно связан с этим жильем. Как знать, возможно, со временем человек, перебираясь в другой район, будет покупать шанс не только на комфорт, но и на долголетие, обусловленное технологическими достижениями — аналитикой здоровья, возможностями ЗОЖ, спокойной обстановкой. А девелоперы будущего будут конкурировать за счет своего понимания качества этих сервисов.

Не очень понятно, как эти тренды воспринимаются строителями микрорайонов типа Восточного Бутова и как и во что эти микрорайоны можно будет преобразовать в будущем.

Наверное, вопрос риторический. Но давайте пойдем дальше.

Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

Микрорайон Восточное Бутово. Скриншот из видео застройщика

Фокус на социальном, а не экономическом

Выступающие делали акцент на том, что все новые идеи и процессы — о том, как создавать взаимодействия, а не об эффективности бизнеса и прибыли. Еще лет 20 назад на урбанистических форумах прежде всего говорили о скорости обращения средств, откуда брать эти средства и о том, насколько быстро окупаются проекты. Сегодня речь в основном про сообщества и новые горизонты. Без денег все это не реализовать, но будущее выстраивается не в финансовых координатах.

У нас еще нет моделей, на основе которых в будущем будет устроена экономика. Но одна тенденция уже видна явно — актуальность собственности на квадратные метры в городе ставится под вопрос. Как отметил Кирилл Игнатьев, заметен переход от покупки недвижимости к ее аренде. Люди не хотят прикрепляться к конкретному городу своей работой, деньгами и жизнью. Они хотят быть свободными от города, чтобы в любой момент можно было отправиться на новое место. Те же тенденции заметны и в других сферах экономики.

Причем речь не про аренду квартир у частников, а про постройку арендных домов — чем, например, занимается ДОМ. Они же приводят статистику, что в Европе до 30% семей проживают в арендном жилье, а в городах и вовсе до 80%.

По схожей модели давно живут в США. Хотя институт собственности там очень крепок, американцы легко продают свои дома и переезжают на новое место, если пришлось сменить место работы или ребенок поступил в престижный вуз. Кроме того, пожилые люди могут вообще продать свое жилье и на вырученные деньги переселиться в частный дом престарелых, где у них будет забота, уход и «клуб по интересам».

Переход к сервису во всем

Уже сейчас активно развивается экономика шеринга — каршеринг, ливингшеринг, коливинг, коворкинг. Мы переходим от собственности к аренде, от товаров — к услугам. Этот процесс будет особенно заметен, когда сегодняшние молодые люди 15–17 лет выйдут на рынок со своими деньгами.

Главная особенность новых сервисов — их доступность. И как считает, например, Александр Гончаров, с этой точки зрения город будущего будет замкнут — все, что необходимо, окажется под боком.

Тренд 3. Онлайн и его последствия

Реальный город активно трансформируются под влиянием онлайн-процессов, одновременно виртуальный город становится его конкурентом. Виртуальные торговля, медицина, досуг, образование, а в последнее время даже спорт приводят к тому, что человек может обращать меньше внимания на физическое пространство.

Раньше активная социальная жизнь бурлила в центрах городов, а спальные районы были тихой периферией. Теперь центр социальной жизни там, где ваш смартфон.

С этой точки зрения нет никакой разницы между условными Мытищами и Красной площадью. Вне зависимости от локации человек информирован и вовлечен в социальные процессы.

Вероятно, в ближайшем будущем это неизбежно отразится на рынке недвижимости, потому что до сих пор стоимость жилья в центре определялась именно близостью к процессам. А скоро может оказаться, что важнее не location, а Wi-Fi.

И часть этой тенденции — рост интереса к малым городам. Некоторые люди стремятся уехать из мегаполисов, поскольку со смартфоном в кармане они не теряют связь с миром и близость к событийному центру. Благодаря тому, что в этом потоке есть и настоящие евангелисты — гении места, реализующие интересные частные проекты — малые города урбанистически развиваются.

Но по-настоящему масштабным этот процесс станет на горизонте одного-полутора поколений.

Несмотря на развитие виртуального города, не исчезнет необходимость личного общения, как в свое время не исчез театр при появлении кино.

Физическая природа города превращается в гаджеты, которыми полностью управляет онлайн-город. Вещи в городе начинают жить своей жизнью — стол и стул становятся умными, кофейник общается с чашкой, сообщая ей, что пора долить кофе. Стены превращаются в экраны, с помощью которых можно поддерживать связь с родными и близкими со всего мира. И все это ничего не говорит об архитектуре города будущего. Даже советский спальный район из 22-этажных зданий — вполне подходящая среда для всей этой электронной начинки.

Тренд 4. Экологичность в неэкологичности

Город в привычном понимании — изобретение антиэкологичное. Да, его можно сделать лучше: мы пытаемся производить меньше отходов, очищаем сточные воды и т. Но в целом мы понимаем, что город против экологии. Поэтому многие уже сегодня хотят сбежать из городов. Вопрос лишь в том, как создать городской комфорт условно «в поле».

Ответ на этот вопрос, возможно, есть. Кирилл Игнатьев показывал, что проектируемые с нуля города будущего — это парки с низкоэтажной застройкой и зелеными кровлями.

Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

Концепция Паркограда «Нижний» под Нижним Новгородом

Они совмещают в себе сильные стороны современных технологий и естественной природной среды. Григорий Ревзин назвал эту форму агломерации глобальной деревней — когда ваш дом находится на природе, но вы соединены виртуальными связями со всем миром.

Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

Смешанная среда Паркограда. Кафедра университета

Про прогнозам, 70% населения к 2050 году будут жить в городах. Но Ревзин не считает, что таким образом урбанистическая цивилизация полностью победит. Тренд на экологичность позволяет поставить под вопрос само существование города в будущем. Горожане попытаются вернуться в природу, но выберут совершенно иную форму расселения — трансформированную сельскую среду или город без города.

Как научиться смотреть на знакомую территорию по-новому

Проект здания «Н» в стиле вертикального парка у озера Полянское в Паркограде

Город, формируемый четырьмя описанными трендами — это позитивный сценарий развития будущего. Возможен и негативный: когда бизнес продолжит штамповать пространства, плохо предназначенные для проживания и отдыха. Считается, что нахождение человека в неэкологичной и напряженной среде неизбежно приведет к снижению его работоспособности и творческого потенциала. Что непременно отразится на картине будущего. Но, кто знает, вдруг архитекторы победят?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *