Фёдор Перов – об особенностях идентичности Санкт-Петербурга / Новости СПбГАСУ

Почему этот курс бесплатный

Вы можете пройти этот курс совершенно бесплатно, потому что «Мастера» — это некоммерческий проект. Стажировки, практики и программы менторинга по итогам курсов также проводятся за счёт проекта. Предпринимательская деятельность — важная составляющая развития креативной среды любого города. Мы очень хотим, чтобы в наших городах было больше интересных инициатив. Поэтому мы ищем предпринимателей, разделяющих наши ценности и готовых делиться с вами своим опытом в наших курсах.

В ответ на процессы глобализации жители городов ищут собственную уникальность, обращаясь к местной истории и культуре. Разрабатываются бренды городов и территорий, а предприниматели используют локальные смыслы в производстве собственной продукции. Местное производство и использование региональных особенностей — не просто популярные тренды последних лет, но и те немногие инструменты и приемы, которые остаются малому бизнесу в период кризиса. Для предпринимателя исторический, культурный и природный контекст служит источником вдохновения и идей, а иногда и вовсе становится основой для будущего продукта.

Кому подойдет

Предпринимателям, которые любят свой город и хотят использовать его идентичность при создании своих проектов.

Создателям сувенирной продукции, который хотят делать современные и уникальные предметы с символами города.

Ремесленникам, которые хотели бы осовременить свой продукт, не потеряв в качестве.

Основателям туристических проектов, которые хотят научиться работать с локальной идентичностью.

Журналистам и редакторам локальных медиа, которые хотят в своих текстах раскрывать прошлую и настоящую жизнь города или региона.

Архитекторам и дизайнерам, которые хотят делать уникальные городские пространства, перекликающиеся с историей и колоритом города.

Благоустройство и создание новых общественных пространств заметно преображают облик города. Помимо планировки новой квартиры будущие жильцы все больше обращают внимание на городскую среду вокруг дома – ее комфорт, уникальность, доступность, а близость к природе становится одним из главных приоритетов при покупке нового жилья. Тем не менее, часто при благоустройстве придомовые территории отводятся под парковки, а архитектурные решения часто просто копируются, что делает среду безликой и однообразной. Чего ждут от городской среды жители и как найти баланс между скоростью реализации проектов благоустройства и сохранением идентичности места? На эти вопросы эксперты ответят в рамках сессии, посвященной трендам благоустройства и сохранению локальной идентичности места.

Московская область стала одним из лидеров среди регионов по индексу качества городской среды за 2021 год. В рейтинг вошло пять населенных пунктов Подмосковья. Городами с самой благоприятной средой в области стали Реутов, Долгопрудный, Видное, Люберцы и Красногорск.

Индекс рассчитывают Минстрой России и институт развития «ДОМ. РФ». К пространствам, на которые обращают внимание, относят жилье, улично-дорожную сеть, озелененные пространства, общественно-деловую инфраструктуру, социально-досуговую инфраструктуру, общегородское пространство.

Также учитываются шесть параметров: безопасность, комфортность, экологичность и здоровье, современность и актуальность среды, идентичность, разнообразие и эффективность управления.

«Формирование данного индекса имеет большое значение. Это очень важный механизм, который позволяет систематизировать работу. Когда четыре года назад началась эта работа, мы многое узнали, стабилизировали границы наших территорий, посмотрели, где у нас какие вещи западают. И так каждый год благодаря такой слаженной работе получается увеличивать и улучшать комфортную среду в наших городах по разным совершенно направлениям», — сказал министр благоустройства Московской области Михаил Хайкин.

Он обратил внимание, что в Подмосковье — 74 города, что составляет примерно 6,6% от общего числа городов в России. В регионе есть 22 исторических города, а это тоже имеет определенное значение.

«По итогам прошлого года 67 городов Подмосковья получили оценку „благоприятная городская среда“, что составляет 91% от общего количества. Это +6% к показателям 2020 года. Среднее значение индекса качества городской среды — 215 баллов. Прирост составил семь баллов», — уточнил он.

По результатам 2021 года Высоковск, Озеры, Электроугли, Рошаль, Пушкино вышли из неблагоприятной среды. Семь городов получили ровно 180 баллов: Краснозаводск, Домодедово, Ликино-Дулево, Кубинка, Луховицы, Яхрома. Еще 65 городов дали прирост индекса. Наибольший рост показали Руза, Высоковск, Пущино, Рошаль и Наро-Фоминск.

Хайкин добавил, что оценка комфортной среды происходит исходя из 36 критериев. Это не только благоустройство, это и дороги, и освещение, и социальная инфраструктура и экономика. Это те индикаторы, которые влияют на улучшение жизни в городах, пояснил он.

«Мы видим большую значимость в вовлечении жителей в процесс развития комфортной среды. Все, что мы делаем, мы делаем для жителей. И очень важно опираться на мнение граждан, когда мы те или иные решения принимаем», — подчеркнул Хайкин.

Он обратил внимание, что на портале «Добродел» постоянно проходят голосования по разным видам государственных и муниципальных программ. Это позволяет формировать их и понимать, куда лучше направить ресурсы.

«И у нас утверждена межведомственная комиссия по комфортной городской среде по поручению губернатора Московской области Андрея Воробьева. Еженедельно с 2019 года работает штаб, где 19 органов власти задействованы в решении вопроса по индексу качества комфортной городской среды. 36 индикаторов закреплены на ответственных. Соответственно, каждую неделю мы проводим штаб, где смотрим, какие показатели у нас западают, как заниматься их приростом», — сказал министр.

Он отметил, что в Подмосковье активно реализуется программа «Формирование современной, комфортной городской среды», цель которой — повышение уровня благоустройства и комфорта территорий.

Среди важных индикаторов Хайкин отметил уровень доступности городской среды для инвалидов и других маломобильных групп, доступность общественного транспорта, уровень внешнего оформления городского пространства. А когда меняется внешняя составляющая города, это способствует развитию туризма, экономики и малого бизнеса, добавил он.

Хайкин подчеркнул, что в этом году на голосование в Московской области вынесут 56 объектов, и выразил надежду, что свое мнение о благоустройстве выразят как можно больше людей.

В 2021 г. индекс качества городской среды охватил 1117 городов РФ. Индекс является инструментом для оценки качества материальной городской среды и условий ее формирования. Минстрой и ДОМ. РФ рассчитали его уже в четвертый раз (в 2018 г. в нем фигурировало 1114 городов страны). При этом с 2020 г. индекс синхронизирован с национальными целями развития РФ до 2030 г. , которые зафиксированы в одноименном указе президента РФ №474 от 21. 2020 г.

Все российские города для расчета индекса разбиты на семь групп – по численности населения: крупнейшие (от 1 млн человек), крупные (250 тыс. – 1 млн), большие (100-250 тыс. ), средние (50-100 тыс. ) и малые, которые разделены на три блока – 25-50 тыс. человек, 5-25 тыс. и до 5 тыс. На этом основании замглавы Минстроя Алексей Ересько (на фото – в центре) подчеркнул, что индекс качества городской среды не является рейтингом городов (хотя лидеры и аутсайдеры в каждой из групп все равно есть).

Алексей Ересько рассказал, что индекс качества городской среды включает 36 индикаторов, которые затрагивают 10 национальных проектов – от “Здравоохранения” и “Цифровой экономики”. Индекс для каждого города рассчитывается как сумма баллов по всем 36 индикаторам, оцениваемым по шкале от 0 до 10. Таким образом, индекс города находится в пределах 0-360 баллов. Участники пресс-конференции с презентацией результатов за 2021 г. проигнорировали вопрос корреспондента ComNews, однозначно ли рассчитывается каждый индикатор и итоговый индекс или возможна апелляция и пересчет.

Авторы исследования считают, что в городах с индексом в диапазоне от 0 до 180 баллов городская среда неблагоприятна. Как следует из индекса за 2021 г. , благоприятной городской средой могут похвастаться 490 городов России, то есть почти 44%. Таким образом, в 56% российских городов городская среда является неблагоприятной. К 2024 г. , согласно федеральному проекту “Формирование комфортной городской среды”, доля городов с благоприятной средой должна достигнуть 60%, а к 2030 г. – 80%.

Аутсайдерами с неблагоприятной городской средой из группы миллионников по итогам 2021 г. стали Омск – 127 баллов, Волгоград – 163 и Самара – 172, а Челябинск (183) и Воронеж (184) преодолели 180-балльный барьер “на бреющем полете”. В группе крупных городов список замыкают Курск – 170, Симферополь – 171 и Архангельск – 174. Отстающими из числа больших городов оказались Новошахтинск (Ростовская область) – 139, Артем (Приморский край) – 149 и Кызыл (столица Республики Тыва) – 152. Среди средних городов три последних строчки заняли Краснокаменск (Забайкальский край) – 141, Киселевск (Кемеровская область) – 143 и Шали (Чеченская Республика) – 145.

Из малых городов с населением свыше 25 тыс. человек хуже всего дела с городской средой обстоят в Тулуне (Иркутская область) – 126, Карабулаке (Республика Ингушетия) – 129, Лесозаводске и Партизанске (оба – Приморский край) – по 132.

“Индекс качества городской среды – это помощь для управленцев в регионах и муниципалитетах, чтобы жизнь городов становилась лучше, – заявил заместитель генерального директора АО “ДОМ. РФ” Денис Филиппов (на фото – второй слева). – Индекс отражает общее настроение людей, эмоции, которые они испытывают, выходя из дома. Общая динамика индекса за 2021 г. оказалась выше плановых показателей, хотя в отдельных регионах он и снизился по сравнению с предыдущим периодом”.

Денис Филиппов сообщил, что из 36 показателей индекса ДОМ. РФ отвечает за расчет 18. “В этом нам помогает КБ “Стрелка” – за небольшое вознаграждение”, – уточнил он. По данным сервиса Kartoteka. ru, контролирующим собственником ООО “КБ Стрелка” является его гендиректор Денис Леонтьев (53,41% уставного капитала), 20,15% долей принадлежит Варваре Мельниковой, 21,44% находятся во владении ООО “ВЭБ Капитал”, а оставшиеся 5% – у частного учреждения ДПО Институт “Стрелка”. Последнее учредил Благотворительный фонд поддержки образования и исследований в области медиа, архитектуры и дизайна во главе с Варварой Мельниковой.

Министр благоустройства Московской области Михаил Хайкин (на фото – слева) положительно оценил индекс качества городской среды: “Мы многое узнали благодаря этому индексу: систематизировали границы городов и посмотрели, какие вещи у нас “западают”.

Губернатор Ивановской области Станислав Воскресенский (на фото – второй справа) особо оценил то, что индекс отдельно фокусируется на малых городах. “В российских малых городах жить труднее: там хуже с работой, с доступом к медицинским услугам и т. “, – пояснил он. Но появление индекса заставляет проводить улучшения и в региональных столицах. “Еще недавно Иваново было одним из самых неосвещенных городов в Центральной России, а теперь мы, в партнерстве с “Россетями”, обеспечили освещение на 97% улиц, включая и частный сектор”, – рассказал Станислав Воскресенский.

“Люди дают положительную оценку инициативам городских властей там, где создаются комфортные общественные пространства и благоустраиваются любимые места горожан, например набережные”, – поделился наблюдением Денис Филиппов из ДОМ.

Губернатор Пермского края Дмитрий Махонин рассказал, что в 2022 г. краевые власти выставят на общественное голосование 29 проектов по благоустройству. “Краевой бюджет помогает городскому бюджету Перми: к 300-летию города в следующем году будут отремонтированы все набережные города”, – сообщил он. По итогам 2021 г. индекс качества городской среды в Перми составил 191 балл.

По словам Алексея Ересько, ДОМ. РФ уже несколько лет ведет эксперименты в городах. “Например, они убирают светофор на перекрестке, заменяют его круговым движением (в качестве временного сооружения), и смотрят на эффективность с точки зрения движения транспорта”, – привел пример Алексей Ересько. Директор и основатель Smart City Insights ApS Петер Бьерн Ларсен с удивлением услышал об этом примере. “В прогрессивных муниципалитетах Европы подобные вещи давно тестируют на цифровом двойнике города, и только после этого делают изменения в физическом мире. Экспериментально заменять светофоры круговым движением – это как переставлять шкаф по всей квартире, вместо того чтобы просто найти ему место на плане”.

Индекс качества городской среды формируется на основе оценки шести типов городских пространств в соответствии с шестью критериям качества городской среды. В круг рассматриваемых пространств входят жилье и прилегающие пространства; общественно-деловая инфраструктура и прилегающие пространства; улично-дорожная сеть; озелененные пространства; социально-досуговая инфраструктура и прилегающие пространства; общегородское пространство. Критериями оценки по каждому из этих пространств являются безопасность; экологичность и здоровье; современность и актуальность среды; комфортность; идентичность и разнообразие; эффективность управления. Матрица индикаторов содержит полный перечень индикаторов индекса. Подробное описание и алгоритмы их расчета приведены в Методике формирования индекса качества городской среды, утвержденной распоряжением правительства РФ от 23 марта 2019 г. №510-р.

Индекс качества городской среды является составной частью другого важного для умных городов расчетного показателя – индекса цифровизации городского хозяйства “IQ городов”. В частности, для этих целей из “IQ городов” удалены спортплощадки, так как индикатором №27 в индексе качества городской среды является обеспеченность спортивной инфраструктурой.

Прямая речь Что такое идентичность архитектурной среды Санкт-Петербурга?

Автор колонки – кандидат архитектуры Фёдор Перов,заведующий кафедрой архитектурного проектирования

Ранее мы поднимали два крупных блока вопросов. Первый – что такое идентичность города и городской среды, в чем её смысл и значение. Второй – что такое общественные пространства и какова их роль в городской среде.

Сегодня хотелось бы остановиться на том, что такое идентичность Санкт-Петербурга. Обсудить это можно на основе материалов, которые были получены в результате сравнительного анализа, выполненного нашими студентами для проектного семинара во Флоренции. Петербург и Флоренция – достаточно разные города, и когда сравниваешь их друг с другом, ярко выявляются особенности, которые характеризуют каждый из них в отдельности.

Итак, мы понимаем, что Санкт-Петербург – город, в отличие от Флоренции, сравнительно молодой, но прошедший большой эволюционный путь, что сказалось на его структуре и особенностях городской среды. С точки зрения идентичности студенты выделили шесть основных этапов формирования городской среды: первоначальный период развития города, когда Санкт-Петербург непосредственно закладывался. Далее – формирование структуры города, его основных общественных центров – Петропавловской крепости, Адмиралтейства, начало застройки Васильевского острова, с 1725 года. Затем – формирование ядра города, XVIII – начало XIX века, XIX век. И, наконец, советский период и современное развитие. Другие исследователи могут дать свою периодизацию. Все эти этапы оставили свой отпечаток в структуре Санкт-Петербурга и в его особенностях. Совокупность градостроительных характеристик, архитектурных и планировочных решений, соответствующих каждому периоду, являются идентификационными признаками застройки города. То есть у нас нет одного принципа идентификации города, в целом, по какому-то одному историческому периоду: у нас есть исторический центр со своими особенностями, есть застройка периферии исторического центра, опять со своими особенностями, есть промышленный пояс, довоенная, послевоенная застройка, этап индустриального домостроения, период современной архитектуры. То есть сказать, что у нас есть какой-то один шаблон идентичности – нельзя. Соответственно, попытки найти единый идентификационный код для города – бессмысленны.

Надо отметить, если мы рассмотрим любой другой город, в данном случае – Флоренцию как пример, то в целом там существуют те же закономерности. То есть были разные периоды застройки города, которые чётко отразились в его структуре. Следует вывод: если мы рассуждаем об идентичности города, то нельзя говорить об одном каком-то конкретном аспекте, который позволяет это сделать. Всё же город – разный, имеет разную структуру и, соответственно, различные идентификационные характеристики.

✔ Помимо морфологической и планировочной структуры города, к его идентичности необходимо отнести природные особенности. В Петербурге ширина Невы достигает тысячи метров, основное русло Невы напротив Адмиралтейства – пятьсот метров, это большая полноводная река. Она создаёт крупные визуальные пространства, которые очень характерны для Петербурга. Во Флоренции же течёт река Арно – горная, достаточно узкая. Соответственно, город на ней имеет совершенно другие характеристики. Второе природное отличие Петербурга от Флоренции – рельеф местности. Санкт-Петербург размещён на большой, плоской равнине, прорезанной реками с большим количеством рукавов. Флоренция – город, размещённый на пересечённой местности. Такие аспекты существенно влияют на образ города, на характер архитектуры. Принципы застройки, связанные с рельефом местности, особенностями территории – важная составляющая городской идентичности.

Далее наши студенты провели интересный сравнительный анализ планировочной структуры городов. Ясно, что эти два города обладают совершенно разной по масштабу уличной сетью. Во-первых, это связано с периодами застройки города, во-вторых, со сложившимся на момент формирования планировочной структуры образом жизни. Санкт-Петербург создавался, когда уже развивались определённые цивилизационные взаимоотношения между людьми, образ жизни ХVIII и последующих веков сильно отличался от Средневековья. Флоренция – город, который формировался в Средние века. Тогда вокруг города существовала большая крепостная стена, периметр был ограничен, и люди были вынуждены при заселении и обустройстве территории максимально плотно её использовать. В Петербурге таких ограничений не было, но были правила участков застройки, границы которых никогда не были случайными, и благодаря этому сформировался образ центральной части города. В Петербурге относительно европейских городов существует более укрупнённая дорожная сеть, которая существенно влияет на систему организации общественных пространств. Кроме того, для планировки центра Петербурга характерны крупные оси: три луча, которые расходятся от Адмиралтейства, характерная застройка набережных. В советский период формировались проспекты. Например, Московский проспект, который идёт от аэропорта прямо в центр города. Помимо сетки дорог, очень важную роль играют пропорции, соотношение высоты зданий и ширины улиц. Когда сравниваешь Флоренцию с Петербургом, бросается в глаза эта разница. В первом случае здания находятся очень близко друг к другу, на некоторых улицах почти смыкаются. Санкт-Петербург – город с широкими улицами, и это один из главных идентификационных признаков.

Теперь поговорим о том, как воспринимается внешний облик города. Вследствие равнинного расположения в Петербурге открываются широкие перспективы, мы видим большие силуэтные композиции Петропавловской крепости, стрелки Васильевского острова и многие другие, которые воспринимаются в одной плоскости. Во Флоренции же рельеф местности привёл к тому, что все основные общественные пространства города, все основные городские ансамбли воспринимаются очень локально: центральные соборы, такие как Санта-Мария-дель-Фьоре, Санта-Кроче или Палаццо Веккьо мы можем воспринимать только с близкого расстояния. А весь город и его силуэт мы можем видеть только с точек выше уровня нормального горизонта, с площади Микеланджело, которая находится на противоположном берегу реки Арно, сильно приподнятом. Оттуда мы видим всю панораму города с крупными доминантами.

✔ При сравнении становится очевидным, что Флоренция имеет плотную структуру, где формируются небольшие очаги общественных пространств, связанные с общественными зданиями. В нашем же городе, когда мы смотрим на систему общественных пространств, они значительно свободнее размещены и непосредственно связаны с планировочной структурой, что создаёт возможность для создания архитектурных ансамблей, включающих не только сами здания, но и общественное пространство, перед ним организованное. Такие общественные пространства дополняют друг друга: Невский проспект как общественное пространство, по которому осуществляется линейное движение, переходит в Александровский сад – общественное пространство, связанное уже с другими функциями, рядом – Дворцовая площадь. То есть совокупность разного типа общественных пространств суммарно создаёт неповторимый облик нашего города.

Подводя итоги, можно сказать, что идентичность города заключается в таких признаках, как природные особенности, планировочная структура, масштаб застройки, принципы застройки, её модульность, наличие общественных пространств, характер их взаимосвязи внутри города, наличие архитектурных доминант. Так, Петербург отличают модульность застройки, формирование доминант разного уровня, связанных с планировочной структурой, в архитектуре – характерное членение фасадов, что связано с образом жизни, поскольку в домах жили люди разных социальных уровней.

При этом в Петербурге, как и в любом городе, существует несколько принципиальных идентификационных признаков, связанных с различными периодами застройки его большой территории. Соответственно, нет необходимости искать единый код города. Нужно бережно относиться к особенностям всех его частей. Разнообразие идентификационных характеристик – это срез истории развития города, его особенность, и разнообразие это должно охраняться.

Публикуем полный текст первой книги коллективной монографии сотрудников НИИТИАГ. Книга посвящена разным аспектам обновления рукотворной среды, как городской, так и сельской, как древности, так и современной архитектуре, в частности, в ней есть глава, посвященная Николасу Гримшо. В монографии больше 450 страниц.

Фёдор Перов – об особенностях идентичности Санкт-Петербурга / Новости СПбГАСУ

Бондаренко, А. Васильева, Т. Возвышаева, Н. Грязнова, С. Духанов, М. Дуцев, Е. Конышева, Ю. Косенкова , И. Кукина, С. Левошко, Д. Михейкин, Г. Нугманова, К. Степанов, А. Ухналев, В. Царев, В. Царев

В прошлом, 2021 году мы публиковали в формате PDF коллективную монографию сотрудников НИИТИАГ, посвященную историческим прецедентам программы реновации, столь известного и широко обсуждаемого явления российской реальности последних лет. Новая книга НИИТИАГ – тоже коллективная монография, в полтора раза объемнее, в ней почти 500 страниц, а ее тематика шире: она посвящена модернизации рукотворной среды, не только городской, но и сельской – но также широко охватывает хронологию истории архитектуры, от древности до творчества современных авторов.

Главы ответственного редактора тома Игоря Бондаренко по традиции посвящены древнейшим представлениям об архитектуре мироздания и древнерусским городам. Относительно XVIII и XIX веков рассмотрены: невская акватория в Петербурге, преобразования транспортной инфраструктуры и российской деревни. Отдельные статьи / главы посвящены институту Стандартпроект, французской Северной Африке периода между мировыми войнами, а также трудам профессора З. Френкеля. В исследовании Анны Васильевой рассмотрена типология жилых комплексов первой трети XX века, Светлана Левошко рассказывает о поселке Комарово, бывшем Келломяки, под Петербургом, Дмитрий Михейкин пишет о кинетическом искусстве, так же как и о тонкостях перехода от «советского модернизма» к постмодернизму. Игорь Бондаренко рассказывает о нижегородской архитектурной школе и ее работе в центре города, Татьяна Возвышаева – об инновациях Николаса Гримшо.

от редакции / ЮТ

рецензент: доктор архитектуры, член-корреспондент РААСНГ. Птичникова

АннонтацияКнига подготовлена по материалам первого этапа трехлетнего коллективного исследования, посвященного широкому кругу исторических и теоретических проблем модернизации среды жизнедеятельности средствами архитектуры и градостроительства. Она состоит из четырех частей: Искусство освоения естественной среды: традиции Древности и Средневековья; Программная модернизация городов, деревень и межселенных территорий Российской империи; Революционные и эволюционные преобразования жизненной среды в ХХ столетии; Современные поиски решения проблемы повышения качества среды жизнедеятельности средствами архитектуры. Работа нацелена на выявление причин и следствий профессиональной деятельности в области средоформирования, а также на выработку убедительных критериев оценки ее результативности. Для архитекторов, градостроителей, управленцев, педагогов и учащихся.

Иван Леонидов в Крыму. 1936–1938. Часть 1

Поддержка архитектуры в Дании: коллаборации большие.

Сколько стоил дом на Моховой?

Мотивы Ле Корбюзье и Ивана Леонидова в позднем творчестве.

Предлагаем вниманию читателя вторую часть исследования Петра Завадовского, посвященного эволюции стилистики позднего конструктивизма.

Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея.

От музы до главной героини. Путь к признанию творческой.

Илья Лежава: в рамках контекста

О значении городского контекста в студенческих конкурсных проектах, выполненных под руководством И. Лежавы в 1970-е годы.

Реновация городской среды: исторические прецеденты

Ле Корбюзье в «Путешествии на Восток»: рождение архитектурного.

Иван Леонидов: предполагаемые реализации в Кисловодске.

Санаторий в Кисловодске и Дворец пионеров в Москве: о границах авторства Ивана Леонидова – во второй части статьи Петра Завадовского.

Иван Леонидов в Кисловодске

Статья Петра Завадовского к вопросу об уточнении авторства санатория Наркомтяжпрома им. Серго Орджоникидзе в Кисловодске.

Цензура в советской архитектуре

Новая статья Дмитрия Хмельницкого – о том, что направляло крутые повороты в развитии советской архитектуры XX века.

Истоки и первые образцы стиля ар-деко в США

Статья Андрея Бархина из сборника «Вестник МГХПА» №3.

Стилевые тенденции в архитектуре США рубежа 1920-1930-х.

Статья Андрея Бархина, опубликованная на «Вестнике МГХПА», №3 за 2020 год.

Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния

Ар-деко в творчестве Фрэнка Ллойда Райта 1910-1920-х

Ко дню рождения гения.

Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,.

А есть ли города будущего после концов света?

Ключевое слово: «телеработа»

Чандигарх: фрагменты модернистской утопии

Идентичность в типовом

Дом Советов Н. Троцкого и монументализация ордера.

Геометризация ордера в творчестве И. Фомина и В. Щуко.

Глава из будущей книги Дмитрия Хмельницкого.

Ар-деко и стилевой параллелизм в архитектуре 1930-х

Статья Андрея Бархина, опубликованная в журнале Проект Байкал – 2019, № 62.

Магистральное направление: как реализовывалась программа.

Леонид Павлов: собрание сочинений

«Это не башня»

Что не так с офисами открытого типа

Технологии и материалы

Фёдор Перов – об особенностях идентичности Санкт-Петербурга / Новости СПбГАСУ

Фёдор Перов – об особенностях идентичности Санкт-Петербурга / Новости СПбГАСУ

Фёдор Перов – об особенностях идентичности Санкт-Петербурга / Новости СПбГАСУ

Фёдор Перов – об особенностях идентичности Санкт-Петербурга / Новости СПбГАСУ

Фёдор Перов – об особенностях идентичности Санкт-Петербурга / Новости СПбГАСУ

Фёдор Перов – об особенностях идентичности Санкт-Петербурга / Новости СПбГАСУ

Фёдор Перов – об особенностях идентичности Санкт-Петербурга / Новости СПбГАСУ

Фёдор Перов – об особенностях идентичности Санкт-Петербурга / Новости СПбГАСУ

Фёдор Перов – об особенностях идентичности Санкт-Петербурга / Новости СПбГАСУ

Фёдор Перов – об особенностях идентичности Санкт-Петербурга / Новости СПбГАСУ

Наиболее престижные архитекторы и строительные компании собрались на церемонии награждения самых красивых фасадов в Европе.

Фёдор Перов – об особенностях идентичности Санкт-Петербурга / Новости СПбГАСУ

Фёдор Перов – об особенностях идентичности Санкт-Петербурга / Новости СПбГАСУ

Фёдор Перов – об особенностях идентичности Санкт-Петербурга / Новости СПбГАСУ

Фёдор Перов – об особенностях идентичности Санкт-Петербурга / Новости СПбГАСУ

Фёдор Перов – об особенностях идентичности Санкт-Петербурга / Новости СПбГАСУ

Датское хьюгге с упором на экологию

Компания ROCKWOOL получила награду ECO FRIENDLY OFFICE за самый экологичный офис.

Фёдор Перов – об особенностях идентичности Санкт-Петербурга / Новости СПбГАСУ

Фёдор Перов – об особенностях идентичности Санкт-Петербурга / Новости СПбГАСУ

Фёдор Перов – об особенностях идентичности Санкт-Петербурга / Новости СПбГАСУ

Фёдор Перов – об особенностях идентичности Санкт-Петербурга / Новости СПбГАСУ

Фёдор Перов – об особенностях идентичности Санкт-Петербурга / Новости СПбГАСУ

Шесть общественных комплексов, реализованных с применением.

Сейчас на главной

Центр продаж POLY·Hankou Mark в Ухани по проекту M-Design.

Алюминий и бронза

Витражный калейдоскоп: правило круга и треугольника

Рамы для города

UNStudio победили в конкурсе на проект жилого комплекса в центре города Яссы на северо-востоке Румынии.

Уникальность — норма жизни

Градсовет Петербурга 27. 2022

Дипломный проект студентки Института бизнеса и дизайна
Елены Дарьиной – теплично-образовательный комплекс в Москве.

Учеба и жизнь

Представлены финалисты Премии Стерлинга-2022 – главной архитектурной награды Великобритании.

В Чэнду завершен ансамбль Спортивного парка Дунъаньху по проекту gmp: в 2023 там пройдет 31-я Всемирная летняя универсиада.

Архстояние 2022: четыре главных проекта

Дом-библиотека, дом-руина, дом-причуда

Пещера горного короля

Центр для туристов и местных жителей в живописной сельской местности по проекту бюро MUDA-Architects.

Эхо будущих поколений

Ешь, танцуй, слушай

Пиццерия с кабинками для прослушивания музыки с винила, акустическим потолком, краской-шубой и мебелью из шпона корня тиса.

Ковчег из космоса

От стула до жилого дома

По следам Ле Корбюзье

Выставочный павильон по проекту Lacime Architects напоминает об одном из истоков современной архитектуры – живописи кубизма.

Транспорт налаживается: номинанты премии Москвы

Театр и библиотека в подвешенном состоянии

Zaha Hadid Architects выиграли конкурс на проект Центра культуры и искусства Нового города Цзинхэ.

Дуализм на фасаде

В Лозанне музеи фотографии и дизайна переехали в одно новое здание на двоих. Его архитекторы – португальцы Aires Mateus.

«Животворна и органична здесь»

Подписка

  • Ежедневная
  • Еженедельная

На указанный Вами адрес электронной почты будет выслано письмо с подтверждением данной услуги и подробными инструкциями по дальнейшим действиям.

О чём курс

В рамках курса эксперты расскажут, как эффективно использовать городские образы, местные традиции и культуру в креативных проектах. Вы узнаете, что такое локальная идентичность, как её найти, исследовать и использовать для создания уникального продукта с местным колоритом.

Вы узнаете

  • что такое локальная идентичность, из чего она состоит и где её искать
  • как исследовать локальную идентичность  в собственном городе
  • как использовать элементы традиционной культуры в моде и предметном дизайне
  • как локальные медиа могут помогать развитию локальной идентичности
  • как создавать небанальные сувениры и какое оборудования для этого потребуется
  • как наладить дистрибуцию и продвижение сувенирной продукции

Что ждёт в конце курса

Финалисты, заполнившие итоговое задание до 5 июня 2022 года, получат возможность участия в конкурсной программе «Мастера. Local». «Мастера. Local» — это серия онлайн-интенсивов с экспертами, специализирующимися на «переупаковке» крафтовых товаров и услуг. Подробнее о программе читайте по ссылке.

Победитель конкурса получит микрогрант на разработку прототипа / первой партии своей продукции с учётом обновлённой совместно с экспертами концепции.

Спикеры курса

Фёдор Перов – об особенностях идентичности Санкт-Петербурга / Новости СПбГАСУ

Екатерина Ребежа

Фёдор Перов – об особенностях идентичности Санкт-Петербурга / Новости СПбГАСУ

Максим Попов

Фёдор Перов – об особенностях идентичности Санкт-Петербурга / Новости СПбГАСУ

Алсу Гусманова

Фёдор Перов – об особенностях идентичности Санкт-Петербурга / Новости СПбГАСУ

Александра Ненько

Фёдор Перов – об особенностях идентичности Санкт-Петербурга / Новости СПбГАСУ

Михаил Иванов

  • Общаетесь с менторами и другими студентами в чате
  • Выполняете задание и отправляете нам
  • Получаете сертификат
  • Проходите онлайн-собеседование
  • Получаете возможность участвовать в программе «Мастера.Local» и выиграть грант на реализацию проекта

Чем вымощена дорога в креативный город?

Идентификация города как места проживания, культурного и архитектурного наследия является определяющей при планировании его развития. Существуют разные группы людей, которые приезжают или живут в городе и которые по разному относятся к идентичности города, существуют разные точки зрения и разные интересы. При разработке концепции развития городов нельзя не учитывать эти потребности. Все города, в том числе исторические, разные. В зависимости от того, какая стратегия развития и цель заложена в концепцию, мы и подходим к вопросу идентичности городской среды.

Для понимания этой проблемы нужно привести несколько примеров.

Во-первых, есть культурные центры, которые исторически сложились, и сохранение их архитектурного облика принципиально. Без сохранения своего архитектурного облика эти города могут потерять всё, в том числе может быть разрушена их экономика. Это туристические города, где туристы являются основным заказчиком, потребителем. Таких городов много.

Возьмём для примера итальянские города – Флоренцию, Венецию. Экономика этих городов построена на организации туризма. Сюда приезжают, чтобы познакомиться с историей этих городов, культурой, архитектурными памятниками. Поэтому сохранение исторического наследия, сложившейся архитектурной среды для туристических городов принципиально.

Хотя мы понимаем, что эти города в том виде, в каком они есть сейчас, не являются полностью сохранившимися, они прошли существенную эволюцию. Во Флоренции в центре города много зданий, где на фасадах фактически отсутствует штукатурка, и мы видим саму фактуру стен. И заметно, что в этих стенах неоднократно пробивались проёмы, делались новые входы. То есть дома постоянно модернизировались. В разные исторические периоды здесь шла модернизация: что-то разрушалось, что-то строилось.

Флоренция в этом плане вообще уникальный город. Потому что это город Ренессанса. А до этого город был абсолютно средневековым, это был город каменных брутальных башен. В настоящее время сложившаяся идентичность Флоренции – это город Возрождения, то есть периода, когда Медичи провели его реконструкцию.

Если мы возьмём Флоренцию послевоенного периода, то оказывается, что город подвергался существенным бомбардировкам со стороны немецких войск. И вся набережная Флоренции восстановлена. Если к ней приглядеться, то это уже не исторический центр. Это здания, построенные по новой типологии, послевоенной, с использованием бетона и других современных на тот момент материалов. Они по своей фактуре и структуре похожи на исторические, но не идентичны им.

В Венеции произошло много принципиальных инноваций. Город не разрушался, но полностью модернизирован под требования современной жизни. В центре города вообще люди не живут, нет постоянного населения. Исторические здания сегодня – это гостиницы, офисы. Построена железная дорога с вокзалом, порт, новые мосты. Если мы посмотрим на витрины магазинов, которые находятся в пешеходной зоне, то они абсолютно современны. То есть город – не застывшая единица, он постоянно меняется. Но модернизируется в основном под цели туризма. Строятся новые здания, но они мимикрируют, они сделаны ровно в том же высотном модуле, фасадном членении, что и историческая архитектура. Этот подход подстройки новой архитектуры под характер исторической преследует только одну цель – мы сохраняем исторический центр города для того, чтобы не поменять его идентичность.

То же самое происходит у нас в Петербурге. Если мы сравним картинки Невского проспекта начала двадцатого и начала двадцать первого веков, то увидим, что базовые характеристики сохранены, но многое поменялось и в структуре зданий, и в функциональном наполнении. Сохранение исторического цента совпадает по целям и подходам с городами Италии.

Вообще, процесс разрушения, модернизации проходили все исторические города. Если бы мы взяли любой исторический город и попали бы туда сейчас, перенесясь, к примеру, на двести лет назад, то осознали бы, что в этом городе мы физически жить не можем: другие условия проживания, другие магазины, полное отсутствие инфраструктуры и так далее. Этот исторический город, который есть сейчас, является туристическим центром, он реально другой. Он сильно изменился. И мы его охраняем, потому что это наше наследие, доставшееся нам в том виде, в каком есть.

Принцип совмещения старого и нового в историческом центре – это вопрос очень важный. Здания новой идентичности могут уничтожить старую. Некоторые построенные новые объекты называются у нас градостроительными ошибками. Например, пассаж на Владимирской площади, который принципиально изменил внешний вид площади и взял на себя мощнейший акцент.

✔ Но почему мы называем подобные объекты проблемными? Потому что центр города мы воспринимаем как исторический, как туристический. И любые инновации, которые меняют идентичность, вызывают сомнения.

Интересным примером в этом плане является строительство Охта-центра. Почему на Охте он никого не устроил, а в Лахте стал терпимым? Территория вокруг Смольного и на противоположном берегу Невы имеет совершенно чёткую историческую идентичность. Перенесли в Лахту, и появился объект, который создаёт в новом месте новую идентичность. Он уже олицетворяет динамику развития города, но ушёл от противоречия с историческим центром. И это важный момент, за который боролись при согласовании проекта на Охте.

Но есть и другие исторические города, которые имеют более противоречивую концепцию развития. Яркий пример – Лондон. Там есть район Сити, для города очень важный: в нём находятся финансовые учреждения международного масштаба. Через этот центр проходит невероятное количество денег, и эти финансовые потоки для города крайне значимы. А у банкиров – своё представление об архитектуре, они не могут просто так, тихонечко размещаться в исторических зданиях. Для них нужны крупные офисы, и офисы пафосные. Поэтому, несмотря на то, что город исторический, в центре возникло большое количество высотных зданий. Город пошёл на изменение имиджа и идентичности исторического центра ради экономики.

Если мы возьмём другой район города, например, аристократический Челси – то этот район жёстко охраняется. Здесь другие требования к новому строительству. Для проживающих здесь аристократический характер исторической застройки является принципиальным. То есть в одном и том же городе, в зависимости от поставленных задач, по-разному относятся к сохранению наследия.

Ещё один пример: Франкфурт-на-Майне, Германия. Во время войны практически весь центр был разрушен. Что делать? Восстанавливать центр – это нужно заново выстраивать всю его историческую составляющую. Но Германии нужно было развиваться, и возникла необходимость создания крупного финансового центра. Одновременно с частичным восстановлением исторического центра здесь начали расти высотки международных банков.

Надо отметить, что строительство этого нового центра города вызывало у людей существенные отрицательные эмоции: они привыкли к историческому городу, а здесь возникает другой город, меняется его идентичность. Но всё равно это произошло, экономика требовала своих условий, нужно было перетягивать на себя финансовые потоки. Город был реконструирован, город изменил свою идентичность. И сейчас, если посмотреть с моста через реку – это историческая часть города, которая восстановлена, и мощный высотный силуэт в качестве второго плана. Такое совмещение – новая идентичность города. Недавно, когда проводили опросы горожан, то оказалось, что сложившаяся новая идентичность всех устраивает, люди привыкли к новой идентичности.

Перечисленные выше примеры различных видов модернизации в исторических городах показывают многоплановость данной проблемы и необходимость поиска индивидуальных путей для каждого конкретного случая. Все изменения, без которых нельзя обойтись, должны происходить в соответствии со стратегией развития города. То есть мы чётко должны понять, где исторический город, где неисторический. Если у нас гигантский исторический центр, но мы не можем обеспечить его существование только за счет охраны, за счёт туризма и так далее, то мы вынуждены будем поступиться тем, что эти здания будут модернизироваться. Здание, которое не используется, гибнет. Значит, нужно новое функциональное наполнение, современное наполнение, которое устроит современных людей. Поэтому мы чётко должны знать, где мы можем и имеем возможность сохранять, где мы вынуждены пойти на какие-то уступки, и где у нас будут территории, которые могут развиваться свободно.

Далее, мы должны учитывать основные группы потребителей. И самое главное: самое плохое, что может быть, – это революционные изменения имиджа. К этому люди никогда не привыкнут, это конфликтная ситуация.

Если город меняется, то он должен меняться эволюционно.

Эволюционное развитие города никогда не создаёт конфликтных ситуаций. То есть, с одной стороны, мы должны иметь стратегию развития города и знать, где что должно происходить. Мы должны учитывать экономические возможности, чётко понимать, что мы можем охранять, в каком объёме, а что придётся модернизировать, в каких объёмах и качестве. И если проводить радикальные мероприятия, то они должны быть постепенными, с выбором конкретных территорий и зон, которые могут не то чтобы уничтожать существующую идентичность города, а как бы её и не менять, а добавлять. То есть у нас будут, в конце концов, как и во многих современных городах, несколько объектов идентичности: историческая среда и современная.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.