Эмоциональная ориентация ландшафтного дизайна

Исследование
типологических основ формирования и
развития фрагмента городской среды
осуществляется с помощью качественных
и количественных показателей общественных
пространств и отдельных функциональных
блоков. Эти показатели в предпроектном
анализе оцениваются с точки зрения
средовых, социальных (потребительских),
функциональных, технологических и
организационных характеристик.

Пешеходные
и общественные пространства следует
рассматривать как главные элементы,
связывающие объекты всех подсистем, от
организации которых во многом зависит
решение сложных вопросов проектирования
городской среды.

Заложенный
в градостроительно-средовую концепцию
центра критерий преемственности,
целостности и качества городской среды
позволяет одновременно поднять престиж
и авторитет архитектурной идеи.

Одно
из важных направлений предпроектных
исследований – историко-генетический
анализ. Его целью являются выявление
наиболее устойчивых элементов структуры
города, сохраняющих свое значение в
процессе его развития, а также распознание
особенностей эволюции городе. Ретроспективный взгляд на город позволяет
учитывать преемственность его развития,
для обеспечения которой необходимо
соотнесение нового со старым, сохраняемого
с трансформируемым, ценного с не
представляющим ценности.

Облик
городского интерьера составляется из
ряда воспринимаемых че­ловеком
отраженных в его мозгу представлений
– картин, рассказывающих эб объектах,
ограничивающих и «создающих» видимое
глазу пространство. Все бесконечное
многообразие этих «картин» в конечном
счете сводится к изображению двух
основных геометрических элементов –
объема и плоско­сти, из них плоскость
– простейшая из воспринимаемых человеком
поверхно­стей (разворачивающаяся по
двум координатам – ширины и высоты),
участву­ет в построении всех объемных
тел, которые приобретают третье измерение
-“лубину. Особенности человеческого
зрения: вертикальный угол «нормально­го»
зрения 37°, в котором ниже линии горизонта,
т. на периферии зрительно-“о
восприятия, находится сектор в 10°;
горизонтальный угол в 120°, где цент-зальная
зона в 54° просматривается оптимально,
а боковые поля – не активно, оасплывчато
– сводят в некоем абстрактном варианте
все видимое поле к ус­ловной «плоской»
картине (рис. 1), на которую проецируются
в виде поверх­ностей («фасадов»)
находящиеся перед зрителем предметы. При этом все объекты (совокупность
предметов), которые видны под углом,
близким по го­ризонтали к 54°, по
вертикали к 27°, воспринимаются как
«стены»; если эти уг­лы, соответственно,
меньше 36° и 18°, то как некая форма,
расположенная з пространственном
окружении. Другими словами, вид городского
интерьера можно представить как систему
картин, образованных вертикальными и
гори­зонтальными расчленяющими
пространство плоскостями и объемами,
либо символизирующими его границы,
либо находящимися внутри него.

На
первый взгляд кажется, что приведенный
набор компонентов город­ского
интерьера неполон – в нем не названо
собственно пространство, осно-за основ
любого архитектурного объекта. Однако
это не так – пространствен­ная среда
не существует вне образующих ее
материальных тел. Поэтому осо­бенности
граничных объектов городского интерьера
(членения, фактура, цвет и т. ) могут
рассматриваться и как характеристики
пространства, отне­сенные формально
к его границам, а фактически – пронизывающие
его, вос­принимаемые в любой его
точке. Сознательно говоря о компонентах
город­ского интерьера, архитектор
характеризует само пространство,
передает це­лое через его части,
вернее – через те формы зрительных
представлений, ко–орые получает
горожанин в процессе потребления среды. Все они комбини-оуются в следующие
стереотипы (рис. 2):

• фронтальные
картины,
когда поле зрения «заполнено»
ограждаю­щими поверхностями,
находящимися от зрителя на расстоянии,
равном или меньшем, чем две высоты
ограждения;

Рис. Особенности
человеческого зрения:

а
– зона активной видимости; б – зона
расплывчатого восприятия, «боковое
зрение»; в – проецирование предметного
мира на картинную плоскость; г –
пространство как система ограничивающих
его поверхностей

  • объемные
    построения,
    когда трехмерные объекты восприятия
    уда­лены от зрителя на расстояние,
    примерно втрое превышающее его линейные
    размеры;
  • глубинные
    построения,
    где ограждающие поверхности расположе­ны
    «вдоль» оси зрения, и уходят в глубину
    картины, образуя «пространствен­ное
    тело» с габаритами удаления в 2-3 раза
    большими, чем его высота или фронтальное
    сечение;
  • панорамы,
    когда
    ближние границы интерьера не ощущаются,
    в по­ле зрения остаются только задние
    планы, где из-за воздушной перспективы
    расположенные на большом удалении от
    зрителя объемы преображаются в
    плоскостные изображения, возвращаясь
    в новом качестве к «фронтально­му»
    восприятию ограждений. При достаточно
    больших расстояниях и особых условиях
    освещения панорама превращается в
    силуэт.

Складываются
эти картины из комплекса физически
существующих компонентов среды,
соединенных в условные
архитектурно-пространствен­ные
категории, проиллюстрированные на
примере одного из центральных ансамблей
г. Владимира – площади Свободы (рис.

Ограждения
(вертикальные границы пространства),
составляя
ос­нову зрительного образа любого
городского интерьера, делятся на:
реаль­ные
– здания,
сооружения, плотная зелень, которые
создают непроницаемые зрительные
границы интерьера; символические
– решетки,
колоннады, про­зрачные посадки, берег
водоема и пр. , отмечающие контур
интерьера, но позволяющие увидеть его
окружение; условные
– перспективы
улиц, па­норамы и другие вторые и
третьи планы, входящие в состав интерьера
толь­ко зрительно, но не физически
(нередко символические и условные
границы фактически совпадают).

На
площади Свободы наблюдаются все эти
формы ограждений – се­верная сторона
составлена зданиями различной
архитектуры, восточная и частично южная
– зеленью городского сада, западная
намечена парапета­ми моста через
Муромский спуск, за которыми раскрывается
панорама Мос­ковской улицы с силуэтом
Золотых ворот в перспективе. Условные
границы составляют и часть южной
развертки – отсюда в «раме» из реальных
(высо­кая зелень) и символических
(подпорная стенка) ограждений виден
главный архитектурный фрагмент ансамбля
– Успенский собор.

Планшет
– горизонтальная основа пространства

также относится к разряду ограждений,
но размещенных в другой плоскости. Он
включает площади, используемые
пешеходами; площади, отведенные
транспорту, прежде всего движущемуся;
прочие территории – газоны, водоемы,
цветни­ки и т.

Ill. ‘;nj-bfiijf
t’,
ill
j

!+-•*”*
L
4—-
i
i

а
– фронтальная картина (L<2h);
б
– объемное построение (L>2h);
в
– глубинное L>2h(2b);
г
– панорама; д – силуэт; L

глубина; п – высота; b

ширина пространства

Рис. Материально-пространственные
компоненты городского интерьера:

А
– ортогональные проекции; а – ограждения;
б – разрывы; Б – аналитическая схема;
ограждения реальные; 1 – сооружения; 2 –
зелень;

Заполнение
пространства –
элементы благоустройства, городского
оборудования, произведения
монументально-декоративного искусства,
ландшафтные элементы и т. – составляют
последнюю группу зрительных впечатлений,
формирующих городской интерьер.

На
площади Свободы набор этих форм
достаточно разнообразен -здесь поставлен
памятник В. Ленину и монумент в честь
850-летия г. Вла­димира, ограды сада,
моста, фонари, рекламные щиты, киоски. Они выпол­няют разные роли – обогащают
функции пространства, фиксируют его
чле­нения, композиционные оси,
конкретизируют и усиливают
идейно-содержа­тельную сторону облика
площади, в целом помогая «работать»
архитектуре ограждений. Однако существует
немало объектов, где ведущую роль в
фор­мировании пространственной среды
берут на себя разнообразные элементы
заполнения – от монументальной скульптуры
мемориального ансамбля Треп-тов-парка
в Берлине до информационных устройств
на транспортно-переса-дочных узлах и
магистралях.

Пространственная
природа городского интерьера ведет к
тому, что его компоненты составляют в
натуре зрительно неделимые сочетания:
огражде­ния как бы продолжают в
вертикальной плоскости поверхность
земли, запол­нения неотрывны от
поддерживающего их планшета. Но в этой
«непрерыв­ности» всегда различимы
структурные единицы, связанные
функционально-художественным содержанием. На площади Свободы это – вход в парк,
зо­на памятника 850-летия города,
которые представляют собой упоминавшие­ся
выше пространства местного значения.

В
их компонентах – в заполнениях, ограждении,
планшете – также лег­ко выделяются
своего рода функциональные блоки и
площадки, относитель-

Эмоциональная ориентация ландшафтного дизайна

Необходимость качественного преобразования среды современного города, обусловленная остротой экологических проблем и хаотичностью функционального использования открытых пространств, в значительной мере связана и с нерешенностью многих вопросов эмоционального восприятия человеком его ближайшего окружения. Длительное преобладание жесткого функционализма в благоустройстве и озеленении городской среды привело к смещению акцентов в ее ландшафтной организации в сторону рациональных начал в ущерб эмоциональным. Однако с появлением средового подхода становилось все более очевидным, что никакие функциональные достижения не смогут искупить даже малой доли эстетического абсурда, внедренного в отечественную практику оформления городских открытых пространств за последние десятилетия, главным образом, при осуществлении жилой застройки.

В числе качеств среды, оцениваемых человеком постоянно, возможность ориентации и отождествления с конкретным местом имеет особое значение. Это выражается в потребности в полной информации о том, где человек находится, т. в создании определенного пространственного образа. Поэтому к числу основных задач ландшафтного дизайна можно отнести формирование средствами природы однозначно распознаваемого окружения, обладающего, наряду с эстетической привлекательностью, нестандартностью размещения и взаимодействия природных компонентов.

Каждое из мест, структурированных с помощью преобразованных природных компонентов (характерных линий рельефа, композиций растительности, водных устройств), обретает эстетическую значимость для человека, снабжая его необходимыми знаками ориентации в городском пространстве и составляя определенную материальную основу для закрепления в памяти зрительных впечатлений. Роль категории местав раскрытии самоощущения людей и описании определенного типа их поведения в конкретной части городской среды представляется наиболее важной при выборе средств качественного преобразования ближайшего окружения человека в городе. Наиболее эффективно закрепление ощущения места с помощью характерных компонентов природы происходит в том случае, когда их размещение и взаимосвязи отвечают определенному сюжету, т. “предлагают” одну из схем средового поведения. Поэтому наряду с эстетическим воздействием в каждом объекте ландшафтного дизайна обязательно присутствует аспект регулирования поведения человека, мотивации его передвижения, наблюдения или действия.

Помня о том, что городская среда воспринимается человеком как серия зрительных образов и вызывает у него ряд последовательных впечатлений, в ландшафтной организации отдельных пространств содержится возможность создать определенный сценарий,в котором воздействие природных компонентов будет строиться по принципу разнообразияс логичным чередованием средовых “событий” и эмоциональных пауз.

Современная практика архитектурно-ландшафтного благоустройства открытых пространств города, исходя преимущественно из функциональных соображений, нередко оставляет нерешенными вопросы режиссуры процесса восприятия среды с точки зрения эмоциональной реакции человека. Обращенность средств ландшафтного дизайна к жителям города заключается в том, что в художественном оформлении каждого фрагмента среды может быть заложен характерный природный акцент, выделяющий данный фрагмент из серии других именно за счет воздействия на психоэмоциональное состояние пешехода.

Реализуя способность среды впитывать последующие наслоения, дополнительные природные компоненты в городских открытых пространствах превращаются в одно из важных средств их структурного и художественно-образного преобразования. Выявление более четких вертикальных и горизонтальных членений, равно как придание ясной геометрии формам природы, может способствовать формированию наиболее выразительного образаместа. Изменяя размеры и контуры растительности, геометрию и перепад отметок рельефа, с помощью ландшафтного дизайна можно влиять на пространственную структуру места и, соответственно, на характер восприятия человеком своего окружения.

Уровень эстетического обновления пространства при этом не должен противоречить идее устойчивости среды, оставляя в качестве наиболее стабильных элементов существующие природные компоненты городского ландшафта. В связи с этим как один из нереализованных шансов на качественное обновление городской среды можно рассматривать проведение реконструкции отдельных улиц с организацией пешеходных пространств в виде замены асфальтового покрытия поверхности земли на бетонную плитку без заметного увеличения числа деревьев или площади газонов (например, на Малой Конюшенной улице в Санкт-Петербурге).

Целью таких преобразований является достижение новых качеств городских открытых пространств, способных вызвать положительные эмоциональные реакции человека. По существу речь идет о поиске более выразительного языка природного формообразования с помощью ландшафтного дизайна. Понятие языка становится ключевым в обновлении эстетики городской среды на основе включения природных компонентов в измененной, формализованной трактовке.

В то же время было бы значительным упрощением рассматривать ландшафтный дизайн в качестве средства синтаксического конструирования городских открытых пространств из отдельных “букв”, “слов” или “фраз” в виде элементов природы и фрагментов городского ландшафта. По существу осмысление роли ландшафтного дизайна в изменении языка природного формообразования неотделимо от аналогичного процесса в области архитектуры.

Эволюция подхода к трактовке языка архитектуры и дизайна прослеживается в исследованиях А. Иконникова, З. Яргиной, В. Маркузона, В. Шимко, А. Коротковского, Е. Российской, Ю. Рочняка. Среди наиболее существенных изменений можно отметить постепенный переход от традиционной синтаксической трактовки архитектурной композиции к семантической, основанной на наиболее ясных представлениях о формообразовании и смысловыражении в современной архитектуре.

Применительно к ландшафтному дизайну морфологияохватывает все многообразие составных элементов композиций открытых пространств города, включая отдельные деревья, кустарники, фрагменты газона, цветники, водные поверхности и декоративное мощение. “Послойное” рассмотрение этих компонентов позволяет выявить их состав и оценить пластические особенности.

Поиск выразительности природных компонентов городской среды невозможен без преодоления стереотипного мышления в их формообразовании с использованием архаичного языка псевдодизайна и традиционных приемов озеленения.

Обращение к семиотике пространства,трактующей его как систему знаков с определенным смысловым содержанием и характерными структурными связями, позволяет подойти к языку природного формообразования с позиции художественной выразительности на основе использования читаемой геометрии простых фигур. Материализация подобных знаков с помощью ландшафтного дизайна может способствовать созданию в городских пространствах системы устойчивых ориентиров, обеспечивающих распознаваемость каждого фрагмента среды. Многозначность природных форм и многовариантность их дизайнерской интерпретации составляют один из важных резервов исключения монотонности и безликости открытых пространств города. Преобразованные контуры растительности или перепадов рельефа, превращаясь в часть знаковой системы, влияют на восприятие человеком своего окружения и способствует повышению информационного потенциала среды.

Язык ландшафтного дизайна может обрести особую выразительность на основе обращения к смысловому содержанию компонентов природы. Опираясь на исследования, выявляющие семантикуприродных форм и особенности их эмоционального воздействия на человека, целесообразно раскрыть те возможности, которые содержатся в ассоциативном (символическом) восприятии городского ландшафта.

Символические интерпретации природных форм позволяют обращаться к чувствам и памяти человека, связывая его визуальное восприятие среды с ощущениями и впечатлениями, имевшими место в прошлом и составляющими часть духовных ценностей человеческой культуры. Смысловое наполнение преобразованных компонентов природы, обусловленное возможностями фантазии, интеллекта, психики и вкуса архитектора или дизайнера, обладает тем большей силой воздействия, чем полнее совпадают их образные представления с представлениями рядовых горожан. Различия в характере их восприятия обусловлены неизбежной разницей в уровне художественной культуры в силу определенной профессиональной специализации.

Поиск доступных для массового сознания семантических проявлений ландшафтного дизайна и повышение их художественных достоинств на основе отказа от копирования или стилизации известных примеров из прошлого отличает современный подход к использованию принципа символизации в оформлении городских открытых пространств.

Обладая многочисленными смысловыми акцентами и символическими знаками в виде преобразованных компонентов природы, городская среда может сохранить свою целостность в качестве единого контекста при наличии пространственного синтаксиса,обеспечивающего взаимосвязь составных элементов. Применительно к языку ландшафтного дизайна синтаксис означает пространственную согласованность и структурную упорядоченность отдельных элементов природы с учетом динамичного обновления композиционных приемов их размещения в городской среде. В этом смысле синтаксис не является неизменным, а скорее подвержен эволюции одновременно с изменением как самой системы природных знаков, так и смыслового содержания каждого из них.

Таким образом, в языке природного формообразования наблюдается тенденция к постоянному обновлению. Неизменными могут оставаться единичные знаки в виде отдельных деревьев, кустарников, модулей газонов и декоративных покрытий, но пути достижения эстетической выразительности и функциональной наполненности городских пространств связаны с адаптацией новых подходов к использованию ландшафтного дизайна.

♦ /См. цветную вклейку, № 170-181/

Средства достижения индивидуальности городских открытых пространств

Поверхность земли в новом качестве

Постоянное обновление процесса жизнедеятельности в современном городе, возрастание его динамичности наиболее отчетливо проявляются в использовании городских открытых пространств, в первую очередь, таких как улицы, площади, набережные. Концентрация в этих пространствах все более разнообразных функций и, как следствие, интенсификация воздействия человека на среду, предполагают адекватное реагирование на подобные изменения со стороны архитекторов и дизайнеров, имеющих непосредственное отношение к ее формированию, в том числе, – с позиций долговременного использования.

Повышенное внимание к ландшафтной организации открытых пространств города в большинстве развитых стран стало проявлением гуманизации городской среды и важной составляющей в достижении ее стабильности и экологической устойчивости. Дальнейшее совершенствование качеств “среды с помощью ландшафтного дизайна предполагает пересмотр традиционного отношения ко всем ее компонентам – поверхности земли, растительности и водным устройствам.

Испытывая постоянное воздействие человека, поверхность земли в городе, с одной стороны, обеспечивает реализацию определенной функции (транзитное движение или статичное пребывание пешеходов, различные виды досуговой деятельности), с другой стороны, повержена, как и другие компоненты среды, процессу деградации с неизбежной потерей требуемых эстетических и функциональных качеств. Состояние поверхности становится важной составляющей экологической устойчивости среды, так как с помощью ее озелененных фрагментов в виде газонов осуществляется восстановление кислорода, а за счет рационального сочетания твердых покрытий и “мягких” природных включений достигается удержание атмосферных осадков, в результате чего дождевая вода способствует увеличению биомассы в городских открытых пространствах.

В связи с этим, одной из важных задач ландшафтного дизайна становится поиск путей возвращения утраченного экологического равновесия и разработка приемов организации поверхности земли, в которых требования устойчивого использования участков с твердым покрытием согласуются с повышением возможности регенерации среды.

Выбор характера покрытия в пешеходном пространстве определяется рядом факторов, среди которых соображения функционального использования (организация движения пешеходов, эксплуатационные особенности, организация водостока и др. ) сочетаются с эстетическими требованиями (цветовое и графическое разнообразие, согласованность сархитектурным окружением, индивидуальность образа места).

Выделение в структуре открытого пространства смысловых направлений, выполняющих роль “русел” пешеходных коммуникаций, предполагает необходимость создания широких полос движения с твердым покрытием. В то же время, анализ основных перемещений пешеходов к точкам преимущественного тяготения позволяет выявить на поверхности улицы или площади участки с минимальной интенсивностью движения и островки “затишья”, потенциально пригодные для увеличения природных составляющих среды. Выявляя направления основных коммуникаций, границы поверхностей с твердым покрытием и растительным заполнением обретают особый композиционный смысл и требуют дизайнерского решения. Выбор свободной геометрии их очертаний позволяет внести в облик открытого пространства характерный графический рисунок, способствующий распознаваемости места на основе определенного визуального кода.

Разграничение поверхности землина участки с различным характером покрытия (твердое или мягкое) может быть усилено с помощью дополнительных средств дизайна, обеспечивающих прозрачное экранирование контуров озелененных участков и являющихся одновременно средством усиления пластической выразительности планшета. В качестве примера подобного решения можно привести использование металлических экранов с динамичной конфигурацией в пешеходно-трамвайной зоне в Нанте (Франция). Обращение к активной геометрии границ бетонного покрытия сочетается в этом случае с применением ритма декоративных экранов, заметно отличающихся от традиционных ограждений, что придает среде, наряду с безусловной оригинальностью, эффект движения. Обладая определенным эстетическим смыслом, металлические экраны в то же время обеспечивают регулирование стока дождевой воды с поверхности бетонного покрытия на озелененные участки.

Ландшафтный дизайн обретает особую роль в художественном оформлении существующих озелененных фрагментов поверхности городских пешеходных пространств,особенно в случае изменения характера их использования, в частности, расширения набора функций. Дизайнерский подход к преобразованию конфигурации газонного покрытия позволяет превратить компонент природы в активный формообразующий элемент пространства.

С выявлением естественных перепадов рельефа на городских улицах и площадях связаны дополнительные возможности ландшафтного дизайна при выборе средств обозначения границ пешеходного пространства. Традиционное решение подпорной стенки с монотонной конфигурацией может быть трансформировано за счет членения ее поверхности на ряд элементов сразмещением между ними фрагментов растительности в виде декоративных трав, цветов или кустарников. Модульная структура стены приобретает в такой интерпретации индивидуальный характер, а увеличение объема растительного материала способствует улучшению экологических качеств среды.

Целям дальнейшей гуманизации городской среды должно способствовать появление в структуре городских пешеходных пространств элементов разграничения, обозначающих границы их безопасного использования для людей с ослабленным зрением. В связи с этим, появление на земле полос декоративного покрытия подчеркнуто светлого тона с размещением на границе проезжей части специальных плит с волнистой поверхностью, легче “считываемой” человеком с помощью трости, реально отвечает идее гуманизации среды.

Поиск средств оздоровления городских пространств становится все более актуальным в условиях экологического кризиса и дает основание для более внимательного рассмотрения возможностей создания в этих целях дополнительных озелененных поверхностей, в том числе с организацией транзитного движения или непродолжительного отдыха пешеходов.

В этих условиях расширение поверхностей газонов в структуре городских открытых пространств может способствовать увеличению циркуляции воды в корнеобитаемом почвенном слое с возрастанием подземного стока, что повлияет на удаление части загрязнений.

Формирование поверхности земли с учетом необходимости увеличения степени ее “прозрачности” для циркуляции дождевой воды становится важным направлением оздоровления городской среды и связано с использованием различных приемов ландшафтного дизайна, в которых реализуются как новые возможности материалов, так и новые подходы к формообразованию покрытий. В частности, для транзитных пешеходных пространств вблизи общественных зданий подобное решение означает сокращение ширины полос движения со сплошным твердым или набивным покрытием и переход на частичное оформление поверхности с использованием покрытий смешанного типа в виде бетонной решетки с прорастающей травой.

За счет увеличения озелененных участков поверхность земли обрела, наряду с экологическим смыслом, активную роль в достижении образной выразительности пространства, изменив традиционное представление о возможностях сочетания участков с твердым и “мягким” покрытием. Строгость линейной геометрии контуров газонов, дополненная лаконичной дизайнерской проработкой приствольных защитных решеток, отвечает тенденции минимализации средств обработки поверхности земли с обеспечением единства природных и искусственных компонентов. Тема переменного ритма, трактованная через изменение ширины полос газонного покрытия, сочетается с равномерным распределением высокого растительного материала в контуре открытого пространства, подчеркивая тем самым его индивидуальность.

Обработка рельефа,включая моделирование искусственных форм с характерными геометрическими очертаниями, относится к одной из важных составляющих ландшафтного дизайна городских открытых пространств. Придание поверхности земли выразительного силуэта отвечает не только интересам достижения разнообразия отдельных фрагментов городской среды, но и позволяет влиять на ее экологические качества. Использование перепадов искусственного рельефа дает возможность увеличить размеры участков с почвенным покровом в структуре пешеходных улиц и площадей, способствуя инфильтрации дождевой воды и повышая показатели озелененное™ открытых пространств. При этом создание пластического разнообразия поверхности предполагает обращение к свободным очертаниям форм искусственного рельефа на основе учета характера использования каждого конкретного участка пешеходного пространства.

Моделирование форм рельефа с характерной конфигурацией может быть полезно для масштабированиябольших плоскостей поверхности (вариант “островного” размещения участков измененного рельефа) или для композиционного обрамлениятранзитных пространств (вариант пристенного размещения участков дополнительного озеленения или цветочного оформления). Основным назначением подобного преобразования поверхности земли становится обеспечение оптимального баланса между озелененными и замощенными поверхностями, а в композиционном аспекте – создание вертикального разнообразия пространства с включением компонентов природы.

Заслуживают внимания такие приемы оформления искусственного рельефа, благодаря которым в городской среде появляются ключевые символы ландшафта, облегчающие ориентацию и компенсирующие недостаточную выразительность прилегающей застройки.

В качестве средства радикального изменения характера поверхности земли могут рассматриваться приемы создания крупных форм рельефа с применением современного языка формообразования. Достаточно показателен в этом отношении пример изменения плоскости

планшета в контуре офисного здания на Потсдамер Плац в Берлине с использованием волнообразного профиля искусственного рельефа. Увязка низких точек каменной волны с размещением рядом модулей растительности (бамбук) позволяет обеспечить сбор дождевой воды для увлажнения почвы, наличие небольшого диапазона отметок дает возможность использовать высокие точки в качестве мест для сидения. Ассоциируясь с огромными волнами на поверхности океана, искусственные каменные формы придают пешеходному пространству вблизи здания более динамичный характер, а модули растительности формируют “береговой” контур композиции.

Современное движение к использованию земляной скульптуры в качестве средства достижения образной выразительности городского пространства сочетается в данном случае с попыткой изменить соотношение природных и искусственных компонентов поверхности земли, отказавшись от традиционного заполнения ее бетонным мощением. Дополнительный объем почвы в искусственных холмах обеспечивает удержание дождевой воды, а растительность на их поверхности способствует нейтрализации загрязнения воздуха транспортными средствами и позитивно влияет на экологические характеристики среды.

Таким образом, приведенные примеры изменения качеств поверхности земли с помощью ландшафтного дизайна позволяют судить о перспективности использования современных приемов включения природных компонентов в целях повышения экологической устойчивости городских открытых пространств. Поэтапное увеличение озелененных поверхностей в структуре пешеходных улиц и площадей наиболее полно отвечает идее их гуманизации и неразрывно связано с совершенствованием других природных составляющих городской среды.

• /См. цветную вклейку, № 182-197/

Проектный анализ и задачи гармонизации дизайнерского решения

Воплощение
композиционных предложений в дизайн-проекте
представляет собой самостоятельный и
чрезвычайно ответственный творческий
этап. Желание улучшить качество проекта
заставляет автора снова и снова проверять
и перепроверять.

Для
этого в распоряжении проектировщика
имеются средства, позволяющие сверять
результат с первоначальными идеями, и
если надо — исправлять его. Эти средства
делятся на две группы: инструменты
эстетического контроля (расчерчивание
условных проекций, проработка форм
деталей и фрагментов целого и т. )
исходным предложениям; приемы и способы
корректировки принятых структурных и
деталировочных решений, способные, не
нарушая замысла, повысить его
выразительность.

Составление
обобщенных композиционных схем помогает
избавиться от накапливающихся по ходу
работы ошибок и искажений и проясняет
автору положительные и спорные стороны
его идеи. В процессе «обрастания»
дизайн-концепции реальными размерами,
конструкциями и т. исходная идея часто
искажается, заслоняется случайными
впечатлениями и подробностями. Условные
схемы, составленные по уже наработанным
материалам проекта, разбивая его на
содержательные уровни выявляют эти
искажения. Проработка схем масштабной
координации подсказывает, какие
принципиальные масштабные впечатления
получит зритель от восприятия объекта.

При
составлении подобных моделей проектировщик
сознательно отрешается от части
конкретных свойств анализируемых
элементов и их сочетаний заменяя их
условными «знаками», но сохраняя, однако,
некоторые их фактические параметры:
габариты, соотношения масс, взаимное
расположение слагаемых и т. При этом
реальные характеристики заменяются их
графическими символами — доминанты
выделяются тоном, оси композиции
изображаются как натуральные линии и
т.

«Гармоничность»
(от греч. связь, стройность, соразмерность)
— противопоставленное неорганизованности,
хаосу непротиворечивое единство
сливающихся в ансамбль впечатлений от
слагаемых композиции. Эта категория
означает отсутствие в поле зрения
элементов и деталей, раздражающих глаз,
«выбивающихся» из ансамбля.

Гармонизация
закрепляет связи между «ярусами»
композиционной структуры, упорядочивает
их, тем самым разъясняя зрителю идеи
художника, приобщает потребителя к
идеологии автора — через черты и чувства,
так или иначе присущие обоим.

Считается,
что всего принципов гармонизации,
определяющих формальное совершенство
композиционной структуры — пять:
повторяемость свойств целого в его
частях (введение какого-либо признака
целого — цвета, конкретной формы и пр. — в его основ¬ные элементы); соподчиненность
частей (выделение главных, второстепенных
и дополнительных или нейтральных
элементов); соразмерность пропорциональная
или ритмическая; уравновешенность
частей целого (условное «равновесие»
разных фрагментов общей картины
относительно осей композиции); синтез
предыдущих признаков в единстве
визуальной организации объекта.

Иначе
говоря, в профессиональном плане
гармонизация произведения дизайнерского
искусства есть развитие его композиции,
более тесное соединение ее элементов
в целостность за счет внесения (уточнения,
приглушения и пр. ) общих черт или
компонентов. А критерием гармоничности
выступает комплекс ощущений от его
эмоциональной ориентации, которая таким
образом становится самой последней
ступенькой на пути художника к конечной
цели его творчества — дизайнерскому
образу. И чем цельнее, мощнее, доступнее
зрителю эмоциональная организация
дизайнерского объекта, тем яснее будет
восприниматься и сам образ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *