В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

В России свыше 100 тысяч памятников истории и культуры и еще примерно столько же исторических зданий, которые таковыми не признали. По данным градозащитников, до 300 ценных домов уничтожается в год по всей стране.

Некоторые старинные здания спасают неравнодушные граждане своими силами. В этой статье расскажем о пяти объединениях, которые возникли из-за желания сохранить историю города: вот что они делают и как им можно помочь.

На фоне разразившейся в больших городах России градостроительной катастрофы может показаться, что маленькие небогатые городки имеют шанс сохранить свой уникальные исторический облик. Там нет массовых сносов,  чудовищных человейников и ТРЦ, старые улочки не превращают в автомагистрали,  однако, увы, угроза нависла даже над самыми тихими уголками, сохранявшими вплоть до начала 2000-х свою относительную аутентичность. Даже несмотря на позитивную тенденцию восстановления храмов, последние 20 лет их вид деградирует на глазах. Так что же убивает облик наших исторических городов помимо строительного бума?

ЗарастаниеЗарастание русских городов началось ещё в конце советского периода, но приобрело дикий и бесконтрольный характер именно в последние 3 десятилетия, став одним из проявлений общего кризиса и разрухи. Сейчас можно качественно улучшить облик многих исторических городов за считанные дни с помощью бригады, вооруженной бензопилами. За сущие копейки. Только сначала надо внести ясность в сознание людей: именно дикое зарастание является антиэкологичным, а не пилка этих зарослей.

Например, в Вологде сохранилась старинная застройка набережных, но кто её теперь увидит летом:

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

Кстати, пару лет назад началась дорогостоящая и скандальная реконструкция вологодских набережных, но вместо вырубки зарослей додумались бетонировать зеленые откосы берега!!! Бетонирование речных берегов – это ещё одна новейшая болезнь русских городов, но о ней мы поговорим отдельно.

АвтомобилизацияСтатус города-памятника, исторического центра или отдельного исторического квартала категорически несовместим с парковками на улицах. Только максимальная деавтомобилизация делает такие места комфортными для туристов и самих местных жителей. Исторические улицы как правило должны быть пешеходными, а все парковки вынесены за пределы исторического центра или убраны под землю.

Вот как отвратительно выглядит, например, парковка посреди Суздаля (сейчас её, к счастью, подсократили):

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

Сколько не восстанавливай храмов в Арзамасе, этот город всё равно будет оставаться отстоем, пока на его Соборной площади творится такое:

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

Аляповатые вывески и рекламные конструкцииЭто просто ад, от которого спасёт только строгий дизайн-код. Но примеры выздоровления от это “детской болезни дикого капитализма” в России пока единичны (однако есть на кого равняться: Рыбинск).

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

А вот как нужно делать (Рыбинск):

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

Фальшак и новоделДля русских городов нет ничего более отвратительного и разрушительного для аутентичности архитектурной среды, чем новоделы “под старину”. Где на Западе, может, и умеют в стилизацию, а у нас всегда получается пошлость и китч. Вот вам,  например, современный Суздаль, “город, в котором остановилось время” (ага-ага):

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

Но здесь хоть новодельность вполне очевидна даже для обывателя, хуже, когда фальшак начинает восприниматься туристами как подлинная историческая застройка. Вот, например, “вставная челюсть” из фантазийных новоделов начала 2000-х на набережной в Торжке ввела в заблуждение какого-то путешественника:

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

Металлочерепица (особенно синяя) и мансардыКрыши являются важнейшей частью образа любого исторического города и у нас с этим сейчас жутка беда. Вообще, любая черепица в русском историческом городе (если это не Выборг и не причерноморье) выглядит дико, абсолютно антиисторично!Зачем, например, мешать Кострому со “старым Таллином”?

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

Безобразная уличная инфраструктура (столбы и провода)Уродовать красоту русских городов деревянными телеграфными столбами начали ещё в 19 веке, потому что тогда не было технологии подземной прокладки кабеля или это решение казалось слишком сложным и дорогим. В советское время деревянные столбы заменили на бетонные, и даже в маленьких исторических городках мачты уличного освещения ставили такие огромные и брутальные, словно как на загородном автобане. Бетонные столбы и паутина проводов уродуют даже самые красивые туристические виды, такие как улица Луначарского в Торжке:

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

Заборы из профлиста и сайдингЗаборы из профлиста способны изуродовать любой самый живописный уголок городской среды, превращая исторический квартал в третьесортный дачный посёлок. Вот вам самое сердце Смоленска, которое сейчас выглядят как какая-то трущёба:

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

На этом снимке видно сразу несколько бед: помимо заборов это уродливый покосившийся столб с паутиной проводов, нелепые для исторического Смоленска крыши и дикое зарастание.

В отличие от заборов из профлиста, сайдинг, как и черепица, вещь сама по себе не плохая, но только не в русском историческом городе!Уделанный сайдингом дом в Торжке рядом с аутентичной постройкой:

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

СтеклопакетыСтеклопакеты – это вообще чума 21 века, их в исторических городах надо запрещать в принципе. А нас умудряются вставлять даже в самые красивые старинные храмы (а что? Дёшево и сердито!). В Боровске пластиковые окна умудрились засунуть даже в палаты 16 века (!!!):

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

Нитрид титана (“золочение” куполов)Это “чумное поветрие” охватило уже все российские города и идёт по нарастающей. Наверное, не самое страшное зло на фоне всего остального, но ещё один, “точечный” удар по подлинности и тихому обоянию старого русского города. Ещё один ушат аляповатости и дурновкусия. Зачем надо было менять привычный облик Благовещенского собора в Гороховце и сотен других русских храмов?

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

Всего один штрих, и уже нарушена прежняя умиротворённая панорама этого городка:

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

Модное благоустройствоПоследний пункт кажется парадоксальным, поскольку любое благоустройство является благом по определению. Но нет, не любое. Те решения, которые хороши для окраины мегаполиса, могут быть пагубы для среды исторического города, особенно малого.

Вот, например, недавно в подмосковном Зарайске благоустроили одну из исторических улиц по лучшим московским лекалам: плиточка, гранит, скамеечки, стильные фонарики, всё строго по ГОСТу, комфортная городская среда, но. “душа старого города” умерла!

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

Возможно, местным понравится это благоустройство, но зачем ехать в такие города туристам? Уж явно не за “неповторимой атмосферой русской провинции”.

Увы, историческая архитектурная среда русского города оказалась такой же хрупкой, как крылья бабочки. Она долго деградировала, а в последние пару десятилетий просто гибнет на глазах. Скоро не останется ничего, кроме сайдинга, металлочерепицы, стеклопакетов, профлиста, аляповатых новоделов и навязчивого блеска нитрид-титановой позолоты. Так что спешите увидеть то, что ещё живо и запечатлеть на память потомкам.

Надеюсь, у меня найдутся силы и время на большую серию постов по проблемам сохранения и возрождения исторической городской  среды. Но сейчас назрела необходимость “определиться с понятиями”. На мой взгляд, можно выделить четыре основных категории исторических пространств города. Наверняка, каждая из этих категорий имеет своё определение (и не одно) в профильной литературе, но я постараюсь дать своё, “авторское”.

Исторический центр”Исторический центр” является самой сложной категорией, порой едва уловимой. Это особый район в городе (причём не обязательно в его центре), в котором сконцентрированы наиболее важные архитектурные памятники (достопримечательности) данного города, а также сохранилась до какой-то степени старая (“историческая”) застройка. В отличие от “Старого города”, “исторический центр” может не иметь видимых границ и воспринимается скорее интуитивно. В России понятие “исторического центра” связано, как правило, с сохранившейся дореволюционной застройкой, однако в ряде случаев это может быть преимущественно “сталинская” архитектура и планировка (для относительно молодых или полностью разрушенных в ВОВ городов). Какой бы “пёстрой” не была застройка, исторический центр в любом случае должен восприниматься как цельный организм, а также как индивидуальное и неповторимое “лицо города”, в силу чего он требует особого режима правовой охраны от посягательств застройщиков. Степень сохранности исторических центров в России различается от более-менее хорошей (Санкт-Петербург, Ярославль, Выборг)  до очень плохой (длинный список). Существует грань, за которой можно говорить, что исторический центр в городе не сохранился, фактически отсутствует, даже несмотря на наличие значительных архитектурных памятников и исторических доминант: Калининград, Белгород, Великие Луки, Липецк, Петрозаводск, Ржев, Саранск, Сочи, Сыктывкар, Челябинск, Южно-Сахалинск. Для этих городов понятие “исторического центра” является скорее топографическим. Отсутствие исторического центра вовсе не означает, что данный город является “безликим”: у него может быть при этом достаточно яркий образ, формирующийся за счёт природно-географических, стилистических и градостроительных особенностей, а также за счет новых архитектурных символов. В городах без исторического центра, как ни парадоксально это звучит, может быть немало архитектурно-исторических памятников и различных достопримечательностей, представляющих интерес для туристов.

Старый городКак архитектурно-исторический феномен “Старый город” представляет собой реликт средневековой городской застройки, сформировавшейся в пределах крепостных стен, с лабиринтом узких извилистых улочек и небольших площадей. Даже если от крепостных стен и рвов не осталось и следа, Старый город всегда имеет четко очерченные границы, резко выделяясь на картах и спутниковых снимках из всей окружающей городской застройки. При этом в восточных (мусульманских) странах “Старый город” представляет также социокультурный феномен, являясь хранителем старого духа и образа жизни, в той или иной степени противостоящий новым “европеизированным” кварталам. Важно отметить, что в современном “Старом городе” сохранность средневековой застройки редко достигает 10%, а остальная её часть состоит из более поздних построек, включая ультрасовременные, однако обычно они не ломают структуру “Старого города”, а вынуждены вписываться в его ритмы и габариты, образуя причудливую смесь эпох. В настоящее время почти все сохранившиеся в мире пространства “Старого города” получили особый защитный (“заповедный”) статус, допускающий минимальную строительную активность. К сожалению, в русских городах отсутствует феномен “Старого города”, потому что почти вся средневековая застройка была деревянной, а старая сетка улица уничтожена регулярными планами екатериниских времён. Исключение составляет Китай-город в Москве, а также некоторые русские города с “инокультурными” корнями, такие как Выборг, Евпатория и даже Симферополь. Гораздо чаще можно говорить об “историко-топографических” аналогиях “Старого города” в России, к которым можно отнести компактные исторические районы внутри старинных крепостных стен или валов (Коломна, Ростов, Юрьев-Польский, Переславль-Залесский).

Исторический кварталИсторический квартал – это небольшое компактное пространство из 2-3 улиц, которое создаётся там, где от исторического центра уже почти ничего не осталось. Это настоящая “резервация” для последнего относительно цельно сохранившегося кусочка исторической застройки, при чём не обязательно в центре, а может и где-то на периферии (в бывшем предместье). Как правило, создание “исторического квартала” оформляется в виде масштабного реставрационного проекта в пределах его территории, нередко включающего в себя полную реконструкцию зданий, их перенос или даже воссоздание (по старым чертежам или в фантазийном духе). В большинстве случаев “на выходе” исторический квартал утрачивает прежнюю аутентичность и превращается в отлакированный аттракцион с полуфантазийной архитектурной для туристов и местных горожан, место прогулок и развлечений. Примеры “исторических кварталов” с датой создания:Троицкое предместье в Минске (начало 1980-х);Николаифиртель в Берлине (построен почти с нуля к юбилею города 1987 г. );”Квартал исторической застройки” в Петрозаводске (решение о создании резервата принято 1977 г. );”130-й квартал в Иркутске” (создан в 2011 г. );”Исторический  квартал” в Красноярске (создается с 2017 г. );”Музейный квартал” в Туле (создается с 2018 г. );С начала 2000-х также неоднократно предлагались различные проекты создания (с нуля) исторического квартала в Калининграде, но поддержки пока не получили (чисто фантазийная “Рыбная деревня” к данной теме отношения не имеет).

Историческая улица Историческая улица по своей концепции почти не отличается от “исторического квартала” и может являться его частью или устраиваться там, где уцелевшей старой застройки даже на один квартал не набрать. Как правило, внешне она похожа на типичную пешеходную улицу исторического центра (т. “Арбат”). Однако создание “исторической улицы” в городах с утраченным историческим центром (также как и в случае с “историческим кварталом”) требует больших работ по реконструкции и воссозданию, результатом которого становится появление особого архитектурного феномена (порой довольно нелепого), существенно расходящегося с реальной исторической улицей, когда-то существовавшей на том месте. В отличие от обычной пешеходной улицы “историческая улица”, как правило, существует в чужеродном и враждебном градостроительном окружении, не имеет с последним логической и визуальной связи. Примеры: Чумбаровка в Архангельске (куда переносили уцелевшие деревянные дома из разных частей города), ул. Кирова в Челябинске, Школьная улица в Москве, ул. Немига в Минске.

По каждой категории планирую сделать отдельные обзорные посты с иллюстрациями. Буду благодарен читателям за любые мысли по поводу высказанного выше.

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

Фестиваль «Антоновские яблоки», г. Коломна

Историческое наследие – это большой ресурс, но им надо уметь воспользоваться. Как сделать российские города привлекательными для бизнеса и туристов и комфортными для горожан, эксперты обсудили в ходе дискуссии «Исторические центры городов: баланс между сохранением и развитием», организованной факультетом городского и регионального развития НИУ ВШЭ (ФГРР).

Модератор, руководитель Высшей школы урбанистики имени А. Высоковского НИУ ВШЭ Кирилл Пузанов, открывая обсуждение, отметил сложность сохранения исторической среды и культурного наследия в центре любого города, где сосредотачиваются, транспортные, финансовые и человеческие потоки. Важно сбалансировать развитие города и сохранение его наследия так, чтобы второе становилось драйвером экономического и культурного роста, а не дополнительным отягощением бюджета.

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

Руководитель проектной группы Центра планирования и проектирования инфраструктуры и городской среды ФГРР Виктория Мальцева подчеркнула, что именно ради исторических центров   путешественники посещают малые и средние города. Туристы ожидают увидеть яркий ансамбль, хотя эти ожидания не всегда оправдываются.

Понятие исторического центра отсутствует в законодательстве, что затрудняет его сохранение как целостной городской среды. Это неправильно, поскольку в центре города, будь это обособленный ансамбль или несколько кварталов, всегда сосредоточена экономическая, культурная, финансовая и другая активность. Сохранение застройки там возможно только через грамотное развитие, а попытки сохранения и консервации без развития центра города неэффективны и приводят лишь к обветшанию.

Культурное наследие не должно быть нагрузкой на бюджет, оно должно создавать новые бизнесы, его аутентичность должна обеспечивать приток инвестиций в город. Для сочетания развития и сохранения городского центра  необходим комплексный подход, подытожила Виктория Мальцева.

Автор проекта «Коломенская пастила», руководитель музейной фабрики коломенской пастилы Елена Дмитриева отметила, что многие годы жители Коломны не предполагали, что центр города имеет экономическую и культурную ценность, он считался районом для маргиналов. Их мнение изменилось, когда появились люди, которые стремились создать в центре уникальную среду, где в эпоху цифровизации можно ощутить вкус еды, приготовленной в печи, прикоснуться к изготовленным вручную артефактам. Вместе это рождает новую ценность. Активизировался и бизнес, продающий впечатление, родившийся во многом благодаря полученному праву на использование старого товарного знака коломенской пастилы.

Елена Дмитриева уверена, что культурное наследие можно сохранить только если оно востребовано современными горожанами и туристами, когда они чувствуют сопричастность. После этого можно подключать муниципальные и государственные структуры, поскольку создавать и реконструировать инженерную инфраструктуру частным образом не получится.

Историческое наследие – это большой ресурс, но только в руках грамотных людей. Для запуска проекта, связанного с его сохранением и использованием нужна коммерческая инициатива. «Пока ты не сделаешь сам, ничего не запустится», – уверена она. По мнению Елены Дмитриевой, бизнес часто не понимает, что тут может быть хорошего в «убитом» квартале, пришлось «образовывать» потенциальных заказчиков. Появление туристов, которые начали задавать вопросы, почему в городе нет нормальных тротуаров и туалетов, стимулировало развитие инфраструктуры.

Если у тебя в магазине или кафе туалет, тебе гарантировано внимание, все группы привозят сначала в туалет, а потом люди идут по магазинам

Для развития необычных форматов работы важны гранты. По словам Елены Дмитриевой, без гранта Благотворительного фонда Владимира Потанина Музей коломенской пастилы вряд ли удалось бы создать. Хотя главным двигателем все же был энтузиазм – многое делалось, когда музей еще не имел договора с городскими властями.

Советник главы Угличского района, первый заместитель гендиректора Фонда архитектуры исторического Углича и выпускник бакалавриата Вышки Варвара Родионова рассказала об опыте небольшого древнего города на Волге. По ее словам, пару лет назад, когда она начала работать в Угличе, в администрации думали, как увеличить турпоток и доходы от него. Например, сложным оказался вопрос урегулирования интересов развития туризма и создания необходимой инфраструктуры для него с администрацией и жителями. В итоге остановились на привлечении путешественников через создание провинциальной городской среды, атмосферы малого города, резко отличающейся от столичной.

«Мы искали дух города, и мы его нашли через отдельные углы, определили границы, разделили центр на объекты (улицы, квартал, отдельная территория) и придумали варианты, обсуждая это с жителями, администрацией и туристами», – говорит Варвара Родионова.

Чтобы обеспечить преобразования материально, представители фонда вели переговоры с жителями и предпринимателями о возможном использовании того или иного здания или комплекса объектов. Родионова отметила высокую активность местного бизнеса в создании новой городской среды. Все проекты реализуются только после обсуждения с горожанами и создаются не только для туристов, но и для местных жителей. Жители заинтересованы в развитии туризма, создающего в городе новые рабочие места, препятствующего оттоку населения: «Мы все делаем с жителями, а не за закрытыми дверями. Угличане знают мой номер и звонят по ночам. Я очень надеюсь, что это даст толчок для развития всего города в целом».

Варвара Родионова считает, что «сохранять ради сохранения никто не будет, потому что дорого». Вероятность того, что дом сохранит меценат, мала. Туризм – это самый простой путь привлечь деньги в город, подытожила она.

Руководитель проекта  ATLAS Дарья Коваленко рассказала о кейсе Оренбурга, проект развития центра которого должен стартовать в ближайшем будущем. Он начался с комплексного изучения центра, теряющего свою уникальность из-за неэффективного использования значительной части территорий и плохого состояния жилых домов и исторических объектов, в том числе летного училища, в котором учился Юрий Гагарин.

Попытка поддержать центр города через программу «Аренда за рубль» не сработала из-за большого количества заброшенных домов, гаражей и пустырей, препятствующих созданию полноценной городской среды.

Из 11 приоритетных объектов инвесторов удалось найти только на два. Кроме того, из-за обветшания жилья центр пустеет, его жители переезжают на окраины в комфортабельные квартиры

По словам руководителя аналитического отдела ATLAS Анны Белинской, работа по восстановлению центра должна начаться с ликвидации негативного окружения исторических объектов, создания нормальной инфраструктуры для движения общественного транспорта, благоприятной среды для пешеходов, велосипедистов, способной привлечь в центр горожан и туристов. Кроме того, должны начаться работы по приспособлению 10 объектов, которые могут стать драйверами восстановления и развития центра, создавать локальные центры жизни.

Чтобы «пешеходизировать» улицы центра, вычислены торговые коридоры с большим потоком, предлагается сформировать новые пешеходные улицы с плотной коммерческой функцией. Авторы программы изучили заброшенные объекты культурного наследия, сформировали их паспорта с возможной рекомендованной функцией и примерной стоимостью выкупа, чтобы инвестор мог прийти и ткнуть на карту, чтобы знать, что ждет эту территорию.

Цель проекта, по словам Дарьи Коваленко, – создание среды, одинаково комфортной для горожан и туристов. В частности, комплекс Михайловских казарм, предполагается приспособить под культурно-досуговые функции, а в здании летного училища разместить отель, который будет совмещен с общественным пространством – музеем космоса.

Другой кейс – раскрытие потенциала, не видимого сейчас. В частности, планируется преобразовать в общественное пространство территорию нынешнего водоканала, блокирующего сейчас панораму и выход на набережную Урала.

Все эти объекты должны быть насыщены коммерцией и малым бизнесом. Кроме того, предполагается вернуть в центр жителей, для этого будет реконструирована часть нынешних домов и построены новые, с ограничением высоты.

В дискуссии также приняли участие старший научный сотрудник отдела культурной политики и экономики искусства Государственного института искусствознания Екатерина Хаунина, заместитель директора Института экономики РАН по научной работе Валентина Музычук и заместитель директора департамента проектного развития территорий АНО «Агентство инвестиционного развития» Андрей Татарников.

Глава администрации города Тамбова Максим Косенков — как город справляется с пандемией, что происходит сейчас бюджетом, о сохранении исторических объектов, дорожном строительстве и какой будет городской среда в будущем

— Как город переживает пандемию коронавируса? Какие меры и решения были приняты и принимаются для борьбы с распространением болезни?

— Как и другие города России, мы выполняем все общефедеральные установки по борьбе с распространением коронавирусной инфекции. В первую очередь большое внимание уделяем профилактическим мерам, проводим активную работу по информированию населения о необходимости вакцинации в трудовых коллективах и по месту жительства. Стремимся выполнять все те плановые показатели, которые необходимы для того, чтобы выработался коллективный иммунитет.

Ситуация с короновирусом в Тамбове находится под особым контролем. Мы проводим системную общепрофилактическую работу не только с горожанами, но и с торговыми сетями и общественным транспортом по соблюдению температурно-масочного режима. Сохранение здоровья населения — это общегосударственная задача.

Максим Косенков: «Особенно важно чувствовать проблемы людей»

— Как городской бюджет чувствует себя в пандемию?

— Несмотря на все сложности 2020-2021 года бюджет Тамбова исполнен в полном объеме. Важно отметить, что мы находимся в полном контакте с руководством области при планировании структуры расходов и доходов. Сегодня бюджет областного центра без финансовой поддержки региона вряд ли бы справился со всеми взятыми обязательствами. Бюджет города ориентирован не только на содержание текущих хозяйственных вопросов, но и на развитие города.

В 2021 из-за пандемийных трудностей по отдельным контрактам произошло смещение сроков их выполнения. Администрация города ведет претензионную работу. Но я придерживаюсь точки зрения — наша задача не включить подрядчиков в черный список или обложить их дополнительными штрафами, а иметь завершенные качественные объекты. В этом направлении работаем достаточно продуктивно совместно с горожанами. В прошлом году система общественного контроля за всеми без исключения объектами, которые ремонтировались или строились в Тамбове, была максимальной: начиная от стадии планирования и заканчивая проверочными мероприятия после сдачи их в эксплуатацию. Считаю, этот формат взаимодействия с жителями имеет глубокий смысл. Это делается не для пафоса или отчетов, а для того, чтобы город был удобным и комфортным для проживания людей.

— В 2021 году Тамбову исполнилось 385 лет. Какие меры принимаются для сохранения его истории, объектов культурного наследия?

— Тамбов — один из исторических городов России. Все кто приезжает к нам в город, отмечают, что здесь сохранилось достаточно большое количество старинных зданий. Многие из них имеют статус объектов культурного наследия, на которые распространяются соответствующие требования действующего законодательства. И бремя их сохранения лежит на плечах собственников — муниципальных властей. Еще можно выделить другую категорию зданий, имеющие историческую ценность и являющиеся частью сложившегося облика города. Главная трудность при проведении работ по сохранению подобных объектов состоит в недостатке финансирования. В начале 2021 года совместно с городской Думой приняли решение о долгосрочной сдаче на срок до 49 лет неиспользуемых и нежилых памятников культурного наследия по льготной ставке — 1 рубль за квадратный метр ежегодно. При этом будущее арендодатели должны будут полностью восстановить здание за пять лет.

Кроме того, в городе есть здания, где квартиры принадлежат разным собственникам — ими могут быть муниципалитет и граждане. Такие дома стараемся расселять, жителям предоставляем другое жилье, а помещение переводим в статус нежилых. В последующем реализуем их с аукциона с обязательным условием по его восстановлению в будущем. Надеюсь, что этот процесс станет закономерным и приобретет практический характер.

Также собственными силами за счет муниципального бюджета приводим исторические здания в порядок. В 2021 году отремонтировали фасады уже нескольких объектов. У нас в центре Тамбова на пересечении улицы Интернациональной и Красной находится красивое старинное здание, там в 2014 году произошел большой пожар. Он практически уничтожил большую часть внутренних перекрытий и кровли. Мы выделили средства — 9 млн рублей на восстановление кровли этого здания. Уверен, если будем за счет разных источников изыскивать финансирование для приведения в порядок таких объектов, сможем сохранить исторический облик Тамбова.

— Что удалось в городе сделать в плане дорожного строительства и ремонта? Какие были приоритеты, что в планах на 2022 год?

— Сегодня в нашей стране реализуется целый ряд национальных проектов, которые дают возможность развиваться всем российским городам и регионам. Тамбов в этом плане не исключение. И мы должны максимально эффективно использовать существующий ресурс. Я придерживаюсь позиции — по таким проектам, в том числе и в сфере дорожного строительства, необходимо максимально четко прорабатывать конкурсную и проектную документацию для проведения аукционов. Все процедуры должны быть максимально открытыми.

Что касается 2021 года, то в Тамбове в целом достаточно много сделано в плане дорожного ремонта. Совокупно на капитальный ремонт и строительство городских дорог направлено порядка 1 млрд рублей. Мы изменили стратегию — стали отдавать преимущество второстепенным, поперечным улицам, а также дорогам, которые максимально приближены к местам проживания людей. В 2021 году отремонтировали более 50 дорог. Это был серьезный вызов. Работали не только с подрядчиками, но и с жителями частного сектора. Поэтому, несмотря на все сложности, полностью закончили все объекты.

— В современных городах большое внимание уделяется комфорту городской среды — новым паркам, скверам, зонам отдыха. Что в Тамбове делается в этом направлении?

— Тамбов достаточно компактный город. По сравнению с более крупными городами миллионниками, у нас проживают всего около 300 тыс. населения. В областном центре есть традиционно сложившиеся места отдыха, где люди проводят свое свободное время. Например, наша уникальная Набережная, которая, по сути, сохранила свой первозданный вид. Сегодня совместно с руководством области определили стратегию по комплексному развитию междворовых пространств, где в перспективе могут появиться небольшие парки, спортивные площадки и другие объекты притяжения. По программе «Формирование комфортной городской среды» в 2021 году благоустроили 42 дворовых территории.

Кроме того, впервые в Тамбове начали устанавливать новые многофункциональные спортивные площадки в микрорайонах спальной застройки. В планах на будущее — и дальше развивать такие пространства.

Комфортная среда это не просто положить новый асфальт или установить детскую площадку, а это комплексный подход к формированию общественных пространств. Сегодня при планировании работ в определенном микрорайоне или на конкретной улице мы должны учитывать: в каком состояние находится дорога, дворовая территория, есть ли освящение и многие другие факторы. Наша задача — сделать город ухоженными и уютными для жизни горожан.

— Как сегодня организована обратная связь с населением? Какие планы по ее развитию?

— Важное политическое событие для всей Тамбовщины — решение президента о назначении Максима Егорова временно исполняющим обязанностями главы администрации области. Как складываются отношения с новым руководителем региона?

— Жители Тамбовской области давно ждут перемен. Полагаю, что те изменения, которые произошли в руководстве региона, а именно назначение Максима Егорова врио губернатора отвечает тем посылам, которые сегодня есть у тамбовчан. Могу сказать, что с Максимом Борисовичем работаем в ежедневном контакте, совместно обсуждаем как проблемы глобального характера, так и текущие. Мне импонирует, что новый глава региона активно интересуется и включается во все существующие проблемы. Это очень важно для выстраивания будущей работы. Он имеет богатый опыт работы на федеральном уровне, в сфере жилищно-коммунального хозяйства. Уверен, что вместе сможем уверенно двигаться вперед и использовать не только лучшие практики, но и нарабатывать свои.

— Какие основные задачи ставите на 2022 год?

— В 2022 году будет продолжена работа по увеличению объемов дорожного строительства, благоустройству общественных пространств в части создания новых объектов в городе, повышению качества водоснабжения и много другое. Осенью были внесены изменения в структуру горадминистрации, которая длительное время радикально не менялась. Одна из ключевых задач на ближайшее время — административная реформа. Мы должны перенастроить структуру управления города таким образом, чтобы она отвечала всем требованиям, которые сегодня есть. Среди приоритетов также дальнейшее совершенствование работы по улучшению внешнего облика города.

Общественное движение «Том Сойер Фест»

Суть проекта: восстановление исторических зданийВ каких городах работают: в 50 российских городах, среди которых Екатеринбург, Казань, Мурманск, Нижний Новгород, Омск, Санкт-Петербург, Саратов, ЧитаПодробности: на сайте или ютуб-канале

Самара, улица Льва Толстого, 38. В 2015 году проект «Том Сойер Феста» стартовал с трех домов по этой улице. Фото до

Когда волонтеры начинали, в городе практически не было отреставрированных деревянных домов. Фото после

Что делают. Общественный проект зародился в Самаре в 2015 году: тогда больше сотни волонтеров своими силами обновили фасады трех домов в центре города. Название — отсылка к одноименному роману Марка Твена, в котором Том Сойер красил забор, выдавая это за важное и ответственное дело.

Идеолог и создатель движения — Андрей Кочетков. Он придумал проект, чтобы показать властям, что для восстановления исторической городской среды не нужны миллиарды рублей. Горожане объединяются и восстанавливают деревянные дома своими силами — чаще всего выбирают жилые здания, у которых есть частный собственник и которые не имеют статуса архитектурного памятника или исторического наследия.

Сейчас фестиваль проводится больше чем в 50 городах России. За все время существования волонтеры «Том Сойер Феста» восстановили несколько сотен домов. Проект поддерживают спонсоры, а еще активистам уже дважды удалось получить президентский грант.

Как помочь. Можно стать волонтером или организовать движение в своем городе. Чтобы помочь проекту финансово, нужно связаться с организаторами.

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

Трудкоммуна «Вспомнить все»

Суть проекта: реставрация старинных московских вывесокВ каких городах работают: в основном в Москве; одну вывеску активисты восстановили в ТулеПодробности: на сайте и в «Фейсбуке», но сайт обновляют нечасто

Вывеска «Аптека» и «Центральное бюро студенческих кооперативов» находится над старейшей аптекой в Москве, открытой еще в 1914 году. Фото до

Надписи отреставрировали в 2012 году. Фото после

Что делают. Движение появилось в 2012 году. Команда находит и восстанавливает старинные городские детали: например, вывески магазинов начала 20 века, дореволюционные люки и решетки.

В работах участвуют профессиональные реставраторы, историки архитектуры и краеведы. Движение за девять лет восстановило десять вывесок: Товарищества М. Кузнецова 1889 года, «Стрелецкая пекарня» 1920-х годов, «Булочная ОТД. » 1920-х годов и другие.

В октябре 2021 года активисты закончили консервацию керамического панно «Керамико-плиточный завод» в Холодильном переулке, 3. Бюджет — 550 000 Р.

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

Благотворительный фонд «Внимание»

Суть проекта: сохранение исторического наследияВ каких городах работают: по всей РоссииПодробности: на сайте, в «Инстаграме», «Фейсбуке» или «Вконтакте»

В Ельце фонд помогал собирать средства на реставрацию дома купцов Поваляевых и на замену металлических ворот, которые соединяют господский дом и флигель. Часть денег пошла на строительство деревянных ворот, созданных по аналогии с сохранившимися в городе образцами, а также на восстановление резьбы фасада. Фото до

Другая часть денег пошла на закупку инструментов для волонтеров «Том Сойер Феста», которые очистили дом от старой краски и покрасили фасад и ворота в новый цвет. В ходе работ на доме появился  — роспись: цитата из елецкой газеты за 1916 год с упоминанием этого дома. Фото после

Что делают. Фонд создали общественники Илья Варламов и Максим Кац в 2018 году, чтобы спасти объекты культурного наследия от разрушения. В организацию может обратиться любой житель, собственник здания или член администрации с просьбой восстановить или сохранить какие-либо элементы городской среды. Для этого на сайте есть кнопка «Отправить заявку».

НКО помогает с реставрацией, консервацией, аудитом и привлечением экспертов, а еще оказывает юридическую помощь по защите памятников архитектуры. За три года организация помогла спасти 30 объектов: где-то надо было восстановить советскую световую конструкцию, где-то — окна, где-то — двери, в других случаях — фасад деревянного дома.

В Краснодаре в доме мещан Петренко фонд отреставрировал дореволюционную двухстворчатую дверь с фрамугой. Мастера сделали ленточную расчистку на двери: она наглядно показывает, как дверь была окрашена в разные годы

Интересная история получилась с дверными ручками: так как исторические образцы были утрачены, искали антикварные ручки, максимально похожие на оригинальные. В поисках ориентировались на фотографию 1974 года, которая запечатлела их облик. Удалось собрать нужный комплект ручек, детали приехали из Красноярска и Нижнего Новгорода!

«Дом со львом» находится в селе Поповка Саратовской области, он уникален своей интерьерной росписью. Внутри дома стены и потолки расписаны необычными изображениями, совсем не характерными для крестьянского искусства. На одной из стен нарисован лев, лежащий на берегу ручья. Именно он и дал дому современное название. Фото до

Летом 2018 года прошла масштабная реставрация дома на средства президентского гранта, а фонд собрал деньги на реставрацию и изготовление новых оконных рам, восстановление резьбы, приведение в порядок обшивки дома. Фото после

С этим проектом фонд победил в 2020 году на премии AD Design Award в номинации «Сохранение наследия». Фото после

Объединение «Гэнгъ»

Суть проекта: очищение архитектурных деталей парадныхВ каких городах работают: Санкт-ПетербургПодробности: на сайте, в группе во «Вконтакте» или в инстаграме основательницы «Гэнгъ» Ксении Сидориной

Печь, с которой началась история «Гэнгъ». Активисты отмыли ее от надписей и сажи. 2019 год

Что делают. Это неформальное объединение, которое с 2019 года находит и отмывает архитектурные детали Петербурга: витражи, печи, керамические панно и плитку. Однажды активисты увидели старинную печь с надписью «Гога», про которую многие писали в «Инстаграме», какая она страшная. Ребята решили взять и отмыть ее.

В основном активисты борются с краской, которой любят закрашивать то, что можно было отмыть. Реставрационные работы стоят по-разному: какие-то — 100 000 Р, другие обойдутся и в 15 000 Р. Расходные материалы волонтеры закупают самостоятельно и на свои деньги. Иногда им жертвуют другие неравнодушные граждане: например, им дважды перевел по 100 000 Р дизайнер и блогер Артемий Лебедев.

Сооснователи проекта дважды проводили фестиваль краеведения «Крайкон», во время которого рассказывали, как правильно ухаживать за старинными витражами, плиткой и печами, а также про находки в дореволюционных квартирах. Во время второго «Крайкона» они также провели экскурсию в Выборге, а деньги с продажи билетов тратили на восстановление парадных.

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

Объединение «Двери с помоек»

Суть проекта: спасение старых дверейВ каких городах работают: Санкт-ПетербургПодробности: в группе в «Фейсбуке» или в «Инстаграме»

Что делают. Проект появился в Петербурге в июне 2019 года. Трое основателей и их помощники буквально с помоек собирают исторические двери и окна, от которых избавляются жильцы коммуналок и квартир из старого фонда. Затем детали реставрируют и продают людям, которые хотят вернуть жилью исторический облик. Деньги уходят на аренду мастерской, оборудование, материалы и реставрацию.

За время существования проекта ребята спасли более тысячи дверей и окон. А еще они работают с целыми квартирами: помимо дверей и окон, реставрируют лепные потолки, печи, исторические штукатурки и металлические декоративные элементы. О новых объектах им сообщают подписчики и неравнодушные жители: очередь на реставрацию у них больше года.

Как помочь. Активистов можно поддержать пожертвованием. Деньги пойдут на оплату демонтажа архитектурных деталей города, их вывоз, аренду склада для хранения, работу коллектива. О том, как оставить пожертвования, они рассказали в сторис в инстаграме. А еще участники объединения ищут единомышленников из разных областей знаний, чтобы объединить силы и вместе сохранять историческое наследие.

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

Здесь появятся жилая застройка, социальные и культурные объекты, беговые и велосипедные дорожки, а также вывески и указатели нового формата

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

Для исторического центра Оренбурга разработали мастер-план с геоинформационной 3D-моделью и новым дизайн-кодом. Соответствующий документ (есть в распоряжении редакции) представил департамент архитектуры и пространственно-градостроительного развития Оренбургской области и Центр развития архитектуры и городской среды совместно с компанией ATLAS.

Единый дизайн-код Оренбурга создан для сохранения архитектурного облика улиц города и повышения качества городской среды. Дизайн-код включает в себя свод правил и рекомендаций по проектированию стилистически единой, комфортной и безопасной городской среды. Дизайн-код регулирует размещение и внешний вид, цвета и размер вывесок, рекламных конструкций, нестационарных торговых объектов, уличных кафе, а также элементов благоустройства, следует из документа.

Мастер-план включает шесть направлений развития исторического центра Оренбурга, ориентированных на повышение привлекательности для развития бизнеса, туризма и создания комфортных условий для жизни горожан:

• Жилая застройка и социальные объекты

Это направление предполагает строительство жилых кварталов на свободных территориях в историческом центре, размещение уплотнительной жилой застройки и строительство объектов социальной инфраструктуры. Новые здания будут возводится, согласно объемно-пространственному регламенту, который ограничивает их высотность с учетом контекста исторической застройки.

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

• Связанные торговые коридоры

Развитие городской коммерции и повышения разнообразия услуг подразумевает формирование торговых коридоров. Кроме того, в городе будут нестационарные торговые объекты, учитывая правила дизайн-кода.

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

• Культурно-туристическая инфраструктура

Направление включает кластерное зонирование исторического центра, модернизацию существующих и создание новых культурно-досуговых объектов, и развитие системы туристических сервисов. Также для исторического центра была разработана стратегия, которая сформирует матрицу круглогодичных и сезонных мероприятий, организацию сезонных фестивалей и небольших праздничных событий.

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

• Комфортные и безопасные дороги

Мастер-план предполагает реорганизацию транспортной схемы в историческом центре, развитие пешеходной и велосипедной инфраструктуры, повышение комфорта пользования общественным транспортом, а также организацию парковочного пространства.

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

• Ландшафтно-рекреационный каркас

Улучшение качества рекреации исторического центра связано с развитием системы озелененных территорий и общественно-рекреационных пространств, развития зон отдыха у воды, озеленением.

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

• Экология и микроклимат

Этот блок содержит планы экоревитализации прибрежной зоны реки Урал, развития системы сбора и переработки отходов, повышения уровня микроклиматического комфорта, внедрения системы очистки и повторного использования дождевых стоков.

Читате также В Суздале представили концепцию масштабного обновления города

Туристический потенциал малых исторических городов

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

Юрий Щегольков

учредитель НКО «Фонд развития малых исторических городов»

Внутренний туризм — это не только Суздаль, Коломна, Таруса. В нашей стране насчитывается около 800 малых городов с самобытной культурой и историческими достопримечательностями. Для того чтобы они могли привлекать отдыхающих, необходима поддержка бизнеса и волонтёров. Какие меры помогут дать толчок развитию регионов и сделать их точками притяжения для туристов?

Более половины россиян за прошедший год стали чаще путешествовать по стране. Интерес к отдыху в небольших городах с богатой историей появился у 58% туристов. При этом такие поездки совершали 61% соотечественников, говорится в исследовании сервиса для планирования путешествий OneTwoTrip.

россиян путешествуют в малые исторические города

Какие города считаются малыми и историческими

Научного или общепринятого понятия «Малые исторические города» нет. Есть «Малые города» и «Исторические поселения». При этом историческими поселениями могут быть и большие города тоже.

Мы ввели это понятие «Малые исторические города» для себя, чтобы в своей деятельности не ограничиваться списком исторических поселений, который определяет Минкульт.

К основным критериям малых исторических городов относятся:

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

численность населения — варьируется в пределах 50 000 человек;

возраст — превышает 600 лет;

история — на территории сохранилась память о становлении и развитии государства.

К малым историческим городам относятся, например, Волоколамск и Сергиев Посад в Московской области, Переславль-Залесский и Углич в Ярославской области, Темрюк в Краснодарском крае. Согласно данным национального туристического портала, в общей сложности в них живёт около 20 млн россиян, или 15% населения страны.

Можно выделить несколько причин возросшего интереса россиян к отдыху в малых исторических городах. В первую очередь его финансовая и территориальная доступность.

К тому же за последние 10—15 лет регионы повысили качество предложения: стали ухоженнее, появились небольшие гостиницы, развиваются музеи и художественные галереи. Это важно, потому что в подобные самобытные места туристы будут охотно возвращаться. В пример можно привести Рыбинск Ярославской области. Там купеческий центр сохранился практически нетронутым, а все вывески по официальному дизайн-коду стилизованы под дореволюционные. За теплоходный сезон (июнь  — ноябрь) прошлого года он принял более 23 850 туристов.

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

Нельзя не отметить ещё одну причину — увеличение числа автомобилей в мегаполисах. К примеру, в столице и области их количество, по данным РБК, за год выросло на 150 000. В Центральной России поездки в малые города увеличились за счёт улучшения транспортной инфраструктуры — ремонт выездных дорог, возведение трасс М-11 и М-4.

Большую работу проделывает и Ростуризм. Продвигает новые маршруты по Калужской, Оренбургской и Челябинской областях. Кроме того, совместно с Агентством стратегических инициатив (АСИ) ведомство организовало конкурс «Маршрут года». Благодаря этому появилось понятие «Национальный туристический маршрут», что тоже стимулирует рост интереса к малым историческим городам. Также Ростуризм поддерживает отрасль с помощью программы туристического кешбэка.

Поддержка на федеральном уровне

В стране с 2018 года действует программа «Формирование комфортной городской среды» — часть национального проекта «Жильё и городская среда».

Ещё один пример — Всероссийский конкурс лучших проектов создания комфортной городской среды в малых городах и исторических поселениях. Участники предлагают идеи для благоустройства парков, скверов, общественных пространств. За три года со старта конкурса были определены 240 победителей, которые получили от государства 15 млрд рублей на реализацию представленных инициатив.

Кроме того, для малых исторических городов создаются мастер-планы по развитию, в которые заложены рекомендации по привлечению туристов и бизнеса. Так, КБ «Стрелка» предложило подобные проекты для Кисловодска, Байкальска, острова Октябрьский в Калининградской области и ряда других населённых пунктов.

А также уже пять лет проводится всероссийский форум «Среда для жизни». Это площадка для обмена опытом между представителями власти, горожанами, девелоперами, российскими и международными архитекторами, специалистами в области урбанистики.

За развитием туризма в малых исторических городах стоят отраслевые фонды, государственные программы и волонтёры.

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

Фонд развития малых исторических городов, который я реализовал, — это содружество художников, журналистов, маркетологов и всех, кто связан со сферой туризма. Мы организовываем фестивали, выставки для художников в 60 малых городах России и за рубежом. Проводим мероприятия по защите зданий от сноса и пытаемся превращать ветхие дома в галереи. Поддерживают отрасль и другие организации, например Ассоциация малых туристских городов.

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

Получить государственную поддержку вполне реально. К примеру, наш фонд 2 раза выигрывал президентские гранты: получил 1 млн рублей на проведение выставок и 3 млн рублей на создание детской художественной школы в Чекалине.

Из всех регионов, в которых мы работали, существенную помощь развитию сферы туризма, по моим наблюдениям, оказывает Тверская область. Местное правительство выдаёт льготные кредиты и займы на открытие отелей, вводит нулевые ставки НДС на 5 лет в отношении услуг гостиниц, проводит ремонт дорог на туристических маршрутах. Это дало плоды. За последние 5 лет поток посетителей в область вырос более чем на 80%. В 2021 году он достиг более 2 млн человек.

В Оренбурге представили новый дизайн-код исторического центра города

Существенный вклад вносят волонтёрские программы, такие как Dobro. ru — интернет-площадка, с помощью которой любой человек может найти добровольческий проект, а организаторы акций — единомышленников. Ещё один пример — фестиваль «Том Сойер Фест», который направлен на восстановление исторической архитектуры в городах и селах.

Средние и крупные организации, а также отдельные предприниматели тоже участвуют в развитии внутреннего туризма. Так, Вадим Дымов, председатель совета директоров ГК «Дымов», на собственные средства развивает туристическую инфраструктуру в Суздале: начал строить отели, запустил локальную фабрику по производству керамики. А Сбер, к примеру, помогает в реализации федеральных программ. «Банк становится непосредственным участником и технологическим партнёром программы государственного кешбэка за путешествия, грантовой поддержки, программы по субсидированию процентной ставки, готов рассматривать финансирование совместно созданных специальных проектных компаний», — отмечает Константин Марков, лидер Центра отраслевой экспертизы «Туризм» ПАО Сбербанк.

Для того чтобы сохранить привлекательность регионов для туристов и создать комфортную среду для отдыхающих, отрасли нужна ещё большая поддержка отрасли и объединение усилий всех заинтересованных сторон.

Необходимо сгруппировать накопленный опыт всех фондов, которые работают в провинциях. А также бизнеса. Хочу отметить, что для него малые города — это свободная ниша с простым входом и быстрым бизнес-планированием. Компании и отдельные предприниматели могут помочь и с инновационными стартапами — создавать мобильные приложения, виртуальные туры по историческим местам и так далее.

Подписка

  • Ежедневная
  • Еженедельная

На указанный Вами адрес электронной почты будет выслано письмо с подтверждением данной услуги и подробными инструкциями по дальнейшим действиям.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *