В новом микрорайоне Брянска “Мегаполис-Парк” пожаловались на старые проблемы

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Арт объекты в городской среде

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Современные малые архитектурные формы в городской среде

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Благоустройство городской среды

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Крестовский остров благоустройство

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Малые архитектурные формы ВДНХ

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Парклеты красивые проекты

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Город в будущем

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Подземное пространство городов

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Архитектурная визуализация небоскребов

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Застройка старого аэропорта Саратов

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Двор жилого комплекса скетчап

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Благоустройство квартала проект

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Эскиз городской среды

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Открытое пространство парка

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Общественное пространство площадь

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Сквер Волгарь Самара

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Ванкувер самый зеленый город

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Shenzhen Bay Park

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

High line парк ландшафтный урбанизм

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Винсент Каллебо Париж

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Набережная Барнаул фото

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Благоустройство территории города

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Парк Суперкилен, Копенгаген, Дания

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Пьер Жесткофф ландшафтный Архитектор

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Роспись стен город

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Визуализация городского пространства

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Копенгаген умный город

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Благоустройство городского пространства

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Парк сад будущего

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Архитектура городского пространства

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Нью Йорк органическая архитектура

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Общественное пространство Мадрид

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Комфортная городская среда

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Ландшафтный парк Озеленение

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Станица Ярославская Краснодарский край парк

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Парковая малая архитектура

Читать «Брянский Ворчун» в

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

26 мая 2022 года в рамках празднования Дня города Хабаровска Международная Ассамблея столиц и крупных городов СНГ (МАГ) совместно с Администрацией города Хабаровска проводит международный форум «Мегаполис XXI век – цифровизация муниципального управления: практика решений». Форум будет также проводиться в формате видеоконференции на платформе Cisco Meeting. В работе Форума предполагается участие руководителей городов-членов МАГ, представителей Федерального Собрания РФ, представителей межгородских объединений и экспертных организаций. Программой празднования Дня города Хабаровска 27-28 мая в том числе предусмотрены:

  • торжественный собрание и праздничный концерт, посвященный 164-й годовщине со дня основания города;
  • арт-фестиваль «Счастливый Хабаровск»;
  • прием Мэра города Почетных гостей на теплоходе с просмотром фейерверка.

Ссылка на скачивание дополнительного программного обеспечения для подключения on-line (платформа Cisco Webex Meeting)Убедительная просьба при регистрации указывать: Город, Ф. Участники с «непонятными» никнеймами могут быть не допущены к участию в мероприятии. Во избежание возникновения непредвиденных ситуаций приветствуется подключение не позднее, чем за 30 минут до начала Форума. Телефоны техподдержки МБУ «МИАЦ»:

  • Пленова А.А., ведущий инженер-электроник, тел. +7 (4212) 47-85-94;
  • Примак К.В., ведущий инженер-электроник, тел. +7 (4212) 46-47-05.

Альтернативный вариант присоединения к совещанию:

  • перейти по адресу ://.27.;
  • нажать кнопку «Присоединиться к совещанию»;
  • в поле «Идентификатор совещания» ввести 176440285, в поле «Код доступа» — 1118583425, нажать кнопку «Присоединиться»;
  • во всплывающем окне разрешить доступ к камере и микрофону;
  • ввести «Имя», нажать кнопку «Введите отображаемое имя» и нажать кнопку «Присоединиться» для подключения к совещанию.

Итоговые материалы ФОРУМАСергей Кравчук: «Цифровизация — является одним из приоритетных направлений развития любого города»Презентация. Зорин Александр Владимирович — Заместитель генерального директора АО «Цифровые платформы и решения Умного города» (дивизион РИР, ГК «Росатом»)Доклад. Мулина Валерия Владимировна – куратор проектов управления информационных технологий администрации города ХабаровскаПрезентация. Мулина Валерия Владимировна – куратор проектов управления информационных технологий администрации города ХабаровскаДоклад. Сагитов Расих Кадимович — Генеральный секретарь Евразийского регионального отделения ОГМВ (г. Казань)Презентация. Сагитов Расих Кадимович — Генеральный секретарь Евразийского регионального отделения ОГМВ (г. Казань)Презентация. Чугуевская Елена Станиславовна — Действительный государственный советник Российской Федерации 2 класса, Советник РААСН, профессор МААМ, член правления ВЭО РоссииПрезентация. ОАО «Российский институт градостроительства и инвестиционного развития «Гипрогор». ЦИФРОВЫЕ СЕРВИСЫСМИ о Международном форуме «Мегаполис XXI век – цифровизация муниципального управления: практика решений»Сергей Кравчук: «Цифровизация — является одним из приоритетных направлений развития любого города»В городе проходит международный форум «Мегаполис 21й век — цифровизация муниципального управления»26 мая 2022 года в рамках празднования Дня города Хабаровска Международная Ассамблея столиц и крупных городов СНГ (МАГ) совместно с Администрацией города Хабаровска провели международный форум «Мегаполис XXI век – цифровизация муниципального управления: практика решений». Форум также проводился в формате видеоконференции на платформе Cisco Meeting. В работе Форума принимали участие руководители городов-членов МАГ, представителей Федерального Собрания РФ, представители межгородских объединений и экспертных организаций. В программе празднования Дня города Хабаровска 27-28 мая:

Проект Программы Международного Форума «Мегаполис XXI век – цифровизация муниципального управления: практика решений» (26 мая 2022 года, г. Хабаровск)ПЛАН-КАЛЕНДАРЬ основных мероприятий, посвященных празднованию 164-й годовщины основания города Хабаровска«День города Хабаровска 2022: программа мероприятий» Статья в МКRU Г. ХАБАРОВСКРегистрационная форма на участие в международном форуме «Мегаполис XXI век – цифровизация муниципального управления: практика решений» (26 мая 2022 года, г. Хабаровск)Ссылка на скачивание дополнительного программного обеспечения для подключения on-line (патформа Cisco Webex Meeting)Материалы по тематике ФорумаКомфортная городская средаБуклет «Умный город» (pdf, 13,3 Мб)Буклет по направлению «Чистая вода» (pdf, 2. 17 Мб)

Благоустройство Москвы – высокорентабельный инвестиционный проект

Глава столичного департамента капитального ремонта рассказал об итогах десятилетнего благоустройства Москвы, быстрой окупаемости и социальном эффекте инвестиций в городскую среду

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Москва. 2 сентября. INTERFAX. RU – Руководитель департамента капитального ремонта Москвы Алексей Елисеев рассказал в интервью “Интерфаксу” о расходах столицы на благоустройство с 2014 года, высокой рентабельности программ “Моя улица”, “Мой район” и “От дома до дома” и влиянии пандемии на темпы обновления городской среды.

– Алексей Андреевич, Москва ежегодно вкладывает колоссальные средства в благоустройство, такого в мире нигде нет. Почему город пошел таким путем? Каких целей добился?

– В Москве произошли изменения – глобальные, глубокие, многогранные. Вспомните, что было 10–11 лет назад: мегаполис жил в темпе индустриального развития, одна пешеходная улица Арбат, и самого термина “комфортное общественное пространство” попросту не существовало.

Перед нами стояла задача – изменить само понятие “среда”, доказать, что городу важен человек, что город живет для человека, а не наоборот. Сергей Семенович (мэр столицы Сергей Собянин – ИФ) не раз заявлял на международных площадках, что Москва как крупнейший мегаполис соревнуется не за красоту каких-то общественных пространств, битва идет за человека. Люди – это потенциал, это мозги, это деньги, это налоги, это доходы, а мегаполис – драйвер развития экономики.

Когда звезды мирового уровня, концептуалисты, архитекторы приезжали в 2011–2013 годах нас консультировать, первое, на что они обратили внимание, – это философия жизни человека в большом городе. Сегодня у любого, кто приезжает в Москву, есть возможность не только заработать, но и находиться в комфортной среде. Прислушиваясь к международным экспертам, мы, благоустраивая город, создавали свое и уникальное. При этом каждый район сохранил свою аутентичность, свою историю, будь то Пресненский в районе Патриарших прудов, как говорит молодежь, Мещанский или Чистые пруды.

Москва сегодня – это свежее, интересное, новое. Мы живем в совершенно другой среде, что признано не только жителями города, но и международным сообществом, экспертами. Вопрос даже не в количестве пешеходных улиц, которые сделаны, а в изменении пространства, жизни, философии города. Важно, что москвичи неравнодушны к переменам. Разные мнения, разное отношение, но общий эффект оказался бесконечно положительным. Если раньше к благоустройству относились с некоторым недоверием, то сейчас совершенно иной отклик в сердцах москвичей. Это надо признать, это факт.

– Когда благоустройство перестали принимать в штыки?

– Думаю, после домашнего чемпионата мира по футболу. Москвичи осознали, что экономический и социальный эффект от благоустройства – нарастающий. Житель города, пользователь среды начинает чувствовать изменения через 9–11 месяцев после окончания стройки. Это, кстати, доказано в исследовании Boston Consulting Group, с которой мы работали, и Москва это почувствовала. Благоустройство завершается в сентябре–октябре, приходит зима – и люди не еще воспринимают перемены. Когда наступает весна, город расцветает, открываются кофейни и ресторанчики, появляется современный ритейл, улицы города наполняются совершенно другой жизнью. И тогда этот эффект начинает до жителей “докатываться”, москвичи осознают, что живут, работают, отдыхают в другой среде – светлой, чистой, красивой.

– Сколько всего сегодня улиц в Москве?

– Более 7 тыс. Благоустройство коснулось 420 улиц и общественных пространств протяженностью 369,5 км и площадью почти 2,6 тыс. В этом году к ним добавится еще 20.

– Получается, полностью обновлено 6% улиц от общего числа. Это много или мало? Есть ли еще хоть в одном мегаполисе мира такие темпы благоустройства?

В других мегаполисах сегодня нет такой истории с благоустройством общественных пространств, Москва в этом отношении уникальна. Во-первых, есть финансовая составляющая, мы видим, какими темпами развивается экономика города. Во-вторых, был отважный, считаю, шаг мэра, который взял на себя всю ответственность, собрал команду людей, не побоялся реализовать беспрецедентную программу благоустройства. В-третьих, мы не останавливаемся на достигнутом даже в условиях негативных внешних факторов. Пандемия COVID-19 лишь замедлила планы развития города, но не перечеркнула их.

– Программа “Моя улица” стартовала в 2014 году. Если затраты на благоустройство окупаются в течение полутора лет, значит, расходы на благоустройство исторического ядра Москвы, других общественных пространств уже давно вернулись в бюджет? Более того, вернув свои инвестиции, город получает доходы?

– Часто спрашивают, сколько Москва тратит на благоустройство. Бюджет департамента капитального ремонта – открытые данные: каждый год 29 млрд рублей выделяется на программу “Развитие городской среды” и 7–8 млрд рублей – на программу “Развитие транспортной системы”. Эти средства мы стабильно тратим на благоустройство крупных объектов с показателем освоения 94–95%.

Инвестиции, вложенные в благоустройство, окупаются в виде налогов и поступлений в бюджет за год-полтора. Это расчеты наших консультантов и коллег из экономического блока правительства Москвы. Дальше идет накопительный эффект: обновленное общественное пространство живет и работает, бизнес, разместившийся там, продолжает качать экономику. Как инвестиционный проект, благоустройство оказалось одним из самых высокорентабельных: все затраты с 2014 по 2019 годы, около 200 млрд рублей, вернулись в бюджет города.

Простой пример. Давайте посмотрим на парк Северного речного вокзала – крупнейший проект благоустройства прошлого года. Какое количество людей посетило его с момента открытия? Полтора миллиона! Зоны отдыха, пляжи, кафе, рестораны – конечно, затраты города уже окупились.

– На смену программе “Моя улица” в 2018–2019 годах пришли “Мой район” и “От дома до дома”. Не все москвичи понимают разницу между двумя последними проектами.

– Когда мы начинали программу “Моя улица”, не было концепций и стандартов благоустройства, ощущались проблемы с проектировщиками, отсутствовали связи с поставщиками материалов и малых архитектурных форм. Мы пришли к выводу, что начинать надо с отдельных улиц. Тверская, Арбат, Садовое кольцо, Лубянка, Сретенка – это для каждого москвича, он вправе сказать о любом из этих объектов: “Моя улица”.

Потом город ушел от линейного благоустройства к квартальному. Интересно же посмотреть, что происходит в ближайшем сквере, дворе, парке. Когда речь заходит не о конкретном линейном объекте, а о какой-то зоне – это “Мой район”. Крупнейший фудмолл “Депо” на Лесной – как раз первые, пробные шаги в реализации программы.

Следующей экспериментальной историей стала Капотня – абсолютно депрессивный в урбанистическом плане, хочу это очень четко подчеркнуть, район, формировавшийся по индустриальному принципу. Заброшенные набережные, гаражи, самострои, “шанхаи”, отсутствие доступа к Москве-реке. Мы в 2018 году пришли туда с программой комплексного благоустройства и за полтора года привели в порядок улицы, дворы, скверы, набережные, отремонтировали жилой фонд, поликлиники и больницы, соединили парк Капотня с парком 850-летия Москвы.

– И сегодня все хотят жить в новой Капотне?

– Хотят или не хотят, это другой вопрос. Мы проводили анализ: за год в этом районе стоимость квартир выросла на 20%. Такая закономерность: как только завершается благоустройство той или иной территории в Москве, цены на жилье там подскакивают на 10–20%.

– Вернемся к программе “От дома до дома”. Каковы ее цели?

– Формат “От дома до дома” носит более локальный характер, по большому счету, это качественный капитальный ремонт объектов дорожного хозяйства. В работу берется целиком улица, наиболее востребованная москвичами. Ее благоустройство предусматривает локальные изменения для комфортного передвижения транспорта и людей: расширения, дополнительные парковки, перенос светофоров, пешеходные переходы, остановочные павильоны, пешеходно-тропиночные сети и места кратковременного отдыха. Весь этот комплекс работ вместе с ремонтом асфальтобетонных покрытий и есть программа “От дома до дома”. Фактически улица ремонтируется от фасада до фасада.

Возьмем Ленинский проспект, который мы благоустраиваем в этом году. Это “Моя улица”, “Мой район” или “От дома до дома”? Мы сейчас уже не выделяем какие-то программы, они сосуществуют. На параллельной улице Эльдара Рязанова идет капитальный ремонт от фасада до фасада. Префектура округа делает комплексное благоустройство района Ясенево и территорий у строящейся станции метро “Новаторская”. По программе социального блока правительства Москвы в этом районе ремонтируются поликлиники и школьные территории.

– Весной прошлого года стало известно, что из-за пандемии коронавируса власти Москвы заморозили расходы на новые проекты благоустройства. От чего тогда пришлось отказаться? Каковы ситуация, политика города в этом вопросе сегодня?

– В 2020 году мы рассчитывали благоустроить более 40 улиц, набережных и других общественных пространств общей площадью свыше 760 га, а также несколько парковых и озелененных территорий. Конечно, из-за пандемии часть планов пришлось скорректировать. Набережные Балчуга, Ленинский проспект, два пойменных участка реки Чермянка – эти объекты предполагалось завершить в прошлом году. Вместе с тем мы благоустроили вылетную магистраль Большие Каменщики – проспект Андропова, Даев и Ананьевский переулки и, конечно, парк и набережную Северного речного вокзала. Это показало, что город не остановился, не отказался от своих планов.

Сейчас вновь начинаем набирать обороты. Мы ожидали худшего, но экономика города восстанавливается опережающими темпами. Это радует. Планы благоустройства на 2022 год очень интересные, скоро вы все узнаете.

– Какие крупные проекты благоустройства будут завершены в этом году?

– Это 22 объекта – улицы, набережные и другие общественные пространства – общей площадью 321,7 га. В их числе участок Красная Пресня – Звенигородское шоссе, парк Декабрьского восстания, набережные острова Балчуг, Репинский сквер, набережная Тараса Шевченко. Завершаем работы в районе Киевского вокзала, продолжаем – в парке Яуза

– Общественный скепсис по поводу укладки плитки в Москве заметно поугас. Почему, как вы думаете? Сколько сегодня плиточного покрытия в городе? Насколько выросла эта площадь по сравнению с 2010 годом?

– Твердых покрытий в городе сегодня порядка 160 млн кв. метров, в том числе гранитной плитки – около 4 млн. Сколько было в 2010-м? Порядка 300–400 тыс. метров бетонной, разрозненной, хаотичной плитки. Кто-то себе лично перед магазином или подъездом положил.

За десять лет плитки в Москве стало больше на 3,5 млн кв. метров. Если говорить о преимуществах такого покрытия, то это, во-первых, эстетичность. Во-вторых, я полностью согласен с экспертным сообществом насчет экологичности подобного материала. В-третьих, гранитная плитка долговечна, и это не наши замеры, а мировой опыт. Рим – весь в граните – сколько уже стоит? В-четвертых, это удобное, пригодное для ремонта покрытие.

Любое новшество, любое изменение всегда воспринимаются с определенной долей скепсиса и недоверия. Поначалу москвичи расценивали замену плитки как долгострой, думали: “Все раскопают, бросят и убегут”. Другим камнем преткновения стал вопрос ценообразования, который обсуждали представители не совсем профессионального сообщества, пытаясь влиять на общественное мнение. Мол, дорого! Но почему столица нашей огромной и замечательной страны должна использовать дешевые материалы, почему должна экономить на своих жителях, если она экономически может себе позволить лучшее?

Я считаю, что дешево и что дорого, надо оценивать не в моменте “сегодня положили”, а с учетом межремонтного срока, частоты замены покрытия. Асфальтобетонный тротуар – это каждые пять лет замена, плитка – ремонт, замена раз в 50 лет, причем частично. Можно положить квадратный метр гранитной плитки за 3–5 тыс. рублей в зависимости от месторождения или асфальт, который стоит с учетом работы 700 – 900 рублей за квадратный метр. Одно покрытие служит полвека, а другое меняется каждые пять – семь лет. Вот и считайте.

– Гранитные бордюры в городе многим не дают покоя.

– Меня спрашивают, зачем мы ставим гранитный борт. Сколько служит даже самый качественный бетонный бордюр в экстремальных условиях нашей климатической зоны? Максимум пять лет, за это время он просто разрушается. Когда гранитный борт на Тверской поставили? В 1937 году. Он простоял 70 лет.

Немного экономики. Гранитный борт ГП-1 стоит 2,1 тыс. рублей, бетонный – 700 рублей. Первый прослужит 70 лет, второй мы десять раз за этот срок поменяем, так нормативами установлено. Десять раз по 700 – это 7 тыс. рублей. Плюс работа, плюс замена – еще десять раз по 1,5 тыс. рублей. Не будем забывать и об эксплуатации, тоже расходы.

Что сделал город? Централизовал закупки. Во-первых, мы четко контролируем сроки поставок. Во-вторых, работаем напрямую с производителями, убрали звено посредников. В-третьих, Москва покупает стандартный погонный метр бортового камня не за 3 тыс. рублей, а по прямой коммерческой цене – от 2,1 до 2,2 тыс. рублей в зависимости от транспортных расходов. С каждого погонного метра город стал экономить в своем бюджете 800–900 рублей. Мы миллион погонных метров купили-то точно, вот вам и экономия 800 млн рублей.

– Департамент курирует программу благоустройства парков Москвы. Сколько озелененных территорий города уже приведено в порядок? Сколько создано новых?

– В 2010 году было всего 130 парков, и все москвичи, гости города, по большому счету, пытались набиться в парк Горького или Сокольники. Остальные территории оставались заброшенными, попросту лесные массивы, в которых люди привыкли отдыхать. Сегодня в Москве более 760 организованных парковых территорий. Шестикратный рост за 10–11 лет! Реализована огромная программа по созданию парков шаговой доступности, парков по месту жительства или pocket park – карманных парков, как их называют наши коллеги архитекторы.

Если говорить об исторических парках культуры и отдыха, то практически все они приведены в порядок. Остались Измайловский, Кузьминки, Бабушкинский. Есть особо охраняемые природные территории, такие как Кусково, Битца, Тропарево-Никулино, Алешкинский и Медведковский парки. Отдельная история – создание масштабных благоустроенных анклавов в пойме реки Сетунь и вдоль Яузы.

Данные территории требуют особого подхода, серьезных экологических и исторических изысканий и проведения конструктивного диалога с жителями.

Мы обсуждаем с москвичами планы благоустройства, советуемся с ними. Такой диалог – важная часть разработки концепции благоустройства городских территорий, так как позволяет учесть мнение горожан, изучить потребности жителей, подготовить необходимую базу и материалы для дальнейшей реализации проектов.

Нам важно понимать, кто будет пользователем нового общественного пространства, оценить его потенциал.

Посмотрите, как преобразились в последние годы парк 50-летия Октября, ландшафтный парк “Митино”, Ходынка, Тюфелева роща. Здорово, что крупные инвесторы реализуют такие интересные проекты, как парк развлечений “Остров мечты” или фудмолл “Депо”. Это пример синергии работы города, жителей и его партнеров.

– Российская столица делится своими идеями и опытом благоустройства с другими регионами страны и мировыми мегаполисами. Что предлагаете? Что сейчас востребовано?

– Проект “Моя улица” стал драйвером программы развития комфортной городской среды, которая принята на уровне правительства России, Минстроя. Посмотрите, что происходит в регионах, как преобразились Казань, Тула, Севастополь и другие города нашей страны.

Сегодня к нам обращаются из других регионов, просят поделиться своим опытом и идеями. Есть и заинтересованные иностранные коллеги. Конечно, с радостью идем всем навстречу. Опираясь на десятилетний опыт, мы разработали нормативную базу, утвердили стандарты благоустройства, создали “Атлас хороших решений”. В нем содержится более 25 “ликбезов” по элементам благоустройства и пошаговых инструкций по монтажу, более 150 паспортов материалов и элементов. Это такой полезный справочник, путеводитель по миру городского благоустройства.

Последние пару лет в городах Ленобласти появилось несколько современных пространств, которые не вызывают ужаса у урбанистов: в Тосно открыли скейт-парк, в Лебяжьем — «Птичью площадь». Они не только красивые, но и функциональные.

Этими объектами занимается Центр компетенций по развитию городской среды и умному городу. Некоммерческая организация при правительстве Ленобласти работает с 2019 года и помогает местным властям грамотно благоустраивать территорию, привлекая жителей и экспертов. К концу года в Ивангороде должны обустроить исторический квартал Парусинка, а в Сосновом Бору — парк с пляжем, велодорожками и игровыми площадками.

«Бумага» поговорила с директором центра Екатериной Манжулой о том, как в ближайшее время изменятся Гатчина, Новая Ладога, Волхов и другие города, почему в Ленобласти так развито соучаствующее проектирование и как комфортная среда может спасти маленькие поселения.

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

Директор Центра компетенций по развитию городской среды и умному городу

— Давайте начнем с общих вопросов: что такое Центр компетенций? Что это за структура?

— Центры появились в 2017 году, по всей России их сейчас более 50. Идея была в том, чтобы помогать местным и региональным властям в реализации программы «Формирование комфортной городской среды». Повысить качество проектов, эффективнее расходовать бюджетные средства, вовлекать жителей, синхронизировать проекты и мероприятия, внедрять комплексный подход.

В Ленобласти центр появился в 2019 году. Он называется АНО «Центр компетенций», но мы добавляем «по развитию городской среды и умному городу», чтобы люди лучше понимали, чем мы занимаемся. Наш центр компетенций создан при правительстве области, он подведомственен комитету по ЖКХ.

— Получается, вы некоммерческая организация, но при этом государственная.

— Да. Но мы не чиновники, мы эксперты. Смысл в следующем: безусловно, есть комитет, который всё курирует. Но не хватает людей, которые будут работать в полях: заниматься проектированием, методической и экспертной поддержкой. А еще внедрять новые форматы, приводить экспертов в регион — от архитекторов до урбанистов, экономистов, антропологов.

— А кто принимает решение? Как вообще происходит ваше взаимодействие?

— Есть разделение полномочий: федеральный, региональный, муниципальный уровень. Без заинтересованности и запроса местной администрации мы не работаем, очень важно, чтобы сам город, власти, жители хотели изменений. А насаждать что-то сверху — пустая трата времени, сил и денег.

У всех разные запросы: кому-то нужно подкорректировать проект, кому-то — провести вовлечение жителей, кому-то — просто посмотреть на город и дать свое заключение, как его развивать, кто-то просит посоветовать пул экспертов, а кто-то просит поработать с городом комплексно.

Наши услуги для городов — бесплатны. У нас идет финансирование от региона.

— Откуда вообще взялась такая инициатива?

Были те, кто смотрел на нас и думал: «Что это такое непонятное? Опять структура, которая будет нас контролировать». Не было понимания того, что мы помощники. Но потом несколько муниципалитетов начали с нами работать, и был хороший результат: Ивангород, Новая Ладога, Лебяжье, Коммунар, Сясьстрой. И сейчас мы находимся в той ситуации, когда запросов на помощь уже намного больше, чем мы просто физически можем сделать.

— Сколько человек у вас работает?

— 26. Но часть специалистов работает на полставки.

— Ежегодно нам выделяют 20 миллионов. Притом что мы полностью оправдываем свои финансы. За прошлый год на нас потратили 20, а мы привлекли в область 480 миллионов.

— В нашей работе есть такой важный пункт, который связан с подготовкой заявок городов на различные конкурсы. Это Всероссийский конкурс Минстроя, гранты — президентский, от Ростуризма. Мы стараемся помочь нашим муниципалитетам получить эти деньги. И вот как раз совокупность грантов, которые они получили, составляет 480 миллионов рублей. Чтобы вы понимали, в прошлом году это равнялось трети бюджета области на формирование комфортной городской среды.

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

— Как власти какого-нибудь сельского поселения, которое находится в пяти часах езды от Петербурга, реагируют на вас? Мое представление — я, наверное, могу ошибаться — там всё не очень быстро происходит. И тут приходит молодая команда со словами: «Мы сейчас вам сделаем урбанизм».

— На самом деле это ошибочное мнение, что они там сидят и у них ничего не происходит. У всех давно есть интернет, все смотрят, что происходит у соседей. И люди тоже хотят, чтобы у них происходили изменения.

— Вы имеете в виду местных жителей или сотрудников администраций?

— Местных жителей. Не всегда инициатива идет от администрации. Бывает так, что жители говорят администрации: «Вот, есть центр компетенций, давайте обратимся, нам помогут».

— То есть я как житель могу к вам обратиться? Подать заявку на сайте, мол, сделайте нам в поселке что-то хорошее?

— Да, у нас на сайте можно написать обращение. Сейчас к нам, например, обратились Важины. Там жители очень хотят благоустройство, они подсказали администрации, что есть такой центр компетенций. Мы проводили проектировочную сессию в Подпорожье, и на нее приехал глава Важен, посмотреть на нашу работу и познакомиться. В итоге поговорили, сейчас они прислали запрос, теперь будем с ними работать.

— Были какие-то случаи, когда коммуникация не складывалась?

— Да, но мы никогда нашу помощь не навязываем. Если не складывается, значит, наверное, сейчас не надо. Когда будет надо, мы поможем.

— А вы сотрудничаете с местными активистами, которые уже сами что-то делают?

— Стараемся. Классно, когда есть инициативные группы, которые готовы что-то делать. Но у них бывает свое видение, как всё должно происходить, либо свой параллельный процесс. Кто хочет включаться, тот включается, тоже никого насильно не втягиваем.

В одном из городов у нас есть активисты, которые высаживают елки. Дело хорошее, но иногда деревья высаживают на электросети, и администрации приходится их выкапывать и пересаживать. Сейчас мы ищем этих активистов, чтобы договориться: если вы хотите высаживать деревья, никто не против, но давайте согласуем места.

Сейчас популярны сессии соучаствующего проектирования. Для малых поселений это не совсем подходящая форма, потому что там другой уклад жизни и коммуникации. Поэтому мы упрощаем для них формат, проводим анкетирование, опрос, интервью, экскурсии по территории с жителями, а не стандартные сессии соучаствующего проектирования. Получаем количественные и качественные данные, и на этом фоне делаем проектирование. Потом показываем проект, рассказываем, почему так, а не иначе. Они дают корректировки, и мы это учитываем.

Всех недовольных мы стараемся выявлять на моменте проекта, чтобы встроить в процесс. Но всегда остаются люди, которые говорят: «Нет, скамейки должны быть другими». Ну хорошо. И когда одни жители встречаются с другими жителями, мы модерируем этот процесс.

— Иногда складывается впечатление, что в плане развития территории Ленобласть как будто опережает соседний мегаполис, потому что в Петербурге инициатива идет в основном от жителей, а не от города. Почему так?

— Не соглашусь, в Петербурге тоже делается немало. Мы очень разные, у нас разные системы управления, бюджеты. Просто мы начали быть более активными, ну и у нас появляются объекты благодаря победам во Всероссийском конкурсе Минстроя, вливанию дополнительных средств от региона, появлению новых проектов.

Да, у нас более активно развито соучаствующее проектирование. Но в Питере сейчас развито инициативное бюджетирование, программа «Твой бюджет». У всех по-разному.

— Где сейчас заметнее всего?

— Например, Тосно: вы, наверное, видели новый скейт-парк, куда огромное количество людей по два часа едут из ближайших районов. Активно преображается Волхов. В Луге сделали «кольцо» зеленых пространств, можно посмотреть Заречный парк.

К концу года будут готовы Новая Ладога, Ивангород, Волхов, Кириши и Гатчина, Сосновый Бор. В Сосновый Бор прям приглашаю, там очень интересный проект: набережная, пляж. В Ивангороде будет квартал Парусинка, променады. Все помнят красивый променад с Нарвской стороны, с нашей стороны будет набережная не хуже.

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

В Пикалево мы немножко поработали с центром города. У них была благоустроена территория возле дома культуры, но жители очень хотели «лучики»: в центре ДК, а по бокам идут транзиты, общественные территории с разными функциями — ЗАГС, музыкальная школа и так далее. И вот мы два года занимались тем, что немного их преобразовывали. Сейчас между собой жители их называют «Пикалево-авеню».

Из маленьких территорий мы работаем в Лебяжьем, Павлово, Романовском, Токсово и других. Например, в Лебяжьем было одно место, где очень хотелось остановиться, взять кофе и не сидеть внутри кафе, а посмотреть на природу. Но рядом ничего не было: какой-то рынок, всё это в палатках, не убрано. Пришел момент, когда к нам обратились с просьбой помочь с благоустройством этой территории. Проект получил условное название Птичья площадь. Название прижилось, пространство жителям понравилось, теперь люди говорят «Пошли на птичку».

— То есть у вас задача не сделать из маленького городка условный Выборг, центр притяжения туризма, а скорее приспособить для местных жителей?

— Неправильно приходить и делать просто благоустройство ради благоустройства. Даже если оно сделано с учетом пожеланий всех жителей. Мы стараемся всегда смотреть на город в комплексе и предлагать план развития: «Сейчас мы делаем эти территории, следующую вам можно сделать вот эту. Вот сюда вам нужно зайти с этой программой, а сюда вот с этой. Вот тут вы не видите потенциал, а тут есть вот такие-то экономические и туристические возможности».

— Что у вас в работе прямо сейчас?

— Сейчас мы ждем результатов Всероссийского конкурса Минстроя, в этом году подано десять заявок. 25 числа мы должны узнать, какие наши города получили гранты на общественные пространства, которые будут реализовываться в следующем году. Для нас это знаковый момент.

Если в прошлом году были в основном маленькие поселения, то сейчас пошли Мурино и Всеволожск. Плюс мы уже запустили работу над следующими одиннадцатью городами, которые пойдут на конкурс в 2022 году. У нас задача до конца этого года сделать концепции, провести сессии, вовлечение и прочее, а потом приступить к разработке проектно-сметной документации. Кроме того, сейчас мы ведем авторский надзор за 21 проектом и за шестью конкурсными объектами, разрабатываем методические рекомендации, проводим практику для студентов.

— То есть, чтобы отправить заявку, нужно проделать большую работу?

— Да. У нас стоят альбомы по 2 сантиметра в толщине, состоящие из архитектурной части, анализа территории, сбора общественного мнения, социо-культурного программирования. Потом идет блок «Экономика», в котором описывается, какие экономические эффекты возникнут после создания объекта, какая у него самого экономическая модель, сколько потребуется на его строительство и обслуживание, какие объекты (кофепойнт, прокат велосипедов, музей, коворкинг, креативная галерея, экскурсионное бюро и так далее) могут помочь объекту зарабатывать деньги на свое содержание и не стать дырой в бюджете города. Понятное дело, идея что пространство должно само себя окупать — немного утопическая, но какой-то бизнес там должен быть. Какой именно бизнес — выявляется как раз из запросов жителей.

— Вы с таким восторгом рассказываете про Ленинградскую область. Что вообще вас привело сюда?

После этого меня пригласили на ряд собеседований и попросили написать, как я вижу этот центр, какая у него должна быть структура, чем он должен заниматься, какие проекты реализовывать, к чему стремиться. И в итоге мне предложили возглавить центр.

— Были ли у вас сомнения перед тем, как пойти в государственную структуру?

— У меня уже был опыт работы с федеральными и региональными властями. На заре своей молодости я работала в представительстве МИДа в Санкт-Петербурге и в комитете по внешним связям. Потом я перешла на экспертную сторону, но в то же время у меня постоянно была должность, связанная со взаимодействием с органами власти. И я по первому образованию политолог.

При этом я прекрасно понимала, что буду в пограничном состоянии. С одной стороны, буду работать в проправительственной организации, с другой стороны — останусь экспертом.

— Когда представляешь себе работу государственного учреждения, думаешь о бюрократии, неповоротливости. У вас нет ничего такого?

— Безусловно, мы находимся в жестких рамках в плане отчетности, проверок, субординации, отчитываемся за каждую копейку. Отчетов в Минстрой тоже хватает. Мы не та структура, которая занимается только креативом. Мы пишем аналитические записки, информационные справки, готовим отчеты, письма, заключения и так далее.

— Вас это не разочаровало?

— Я знала, на что я иду. У меня не было иллюзий.

— Самое сложное — когда всё идет не так, как ты хочешь. Хочется, чтобы всё было идеально, проекты были идеально реализованы, а подрядчики по стойке смирно выполняли всё до мелочей. Но это жизнь. Мы очень сильно прикипаем к городам, с которыми работаем, радуемся их успехам, тому, что жителям нравятся проекты и изменения, переживаем и поддерживаем их в сложных ситуациях. Сейчас волнуемся по поводу конкурсов Минстроя, понимаем, что не все заявки победят. Я морально себя готовлю к тому, что мы будем переживать за тех, кто не пройдет.

Сложно еще налаживать коммуникацию между всеми акторами городской среды. Ее долгое время не было, и пока мы в самом начале пути.

— Как думаете, можно ли делать что-то настолько же масштабное, так же развивать города Ленобласти, не работая в государственной структуре?

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

В новом микрорайоне Брянска "Мегаполис-Парк" пожаловались на старые проблемы

— Всегда можно что-то делать. Есть много примеров, когда люди сами развивают свой город, деревню, не ждут помощи от кого-то. Таких примеров много. Вопрос только в том, готовы ли к этому сами жители. Где-то готовы, где-то риторика «Мы платим налоги, делать ничего не будем. Делайте всё за нас». Где-то готовы на словах — мы говорим: «Давайте мы вам поможем. Давайте вместе», а оказывается, что нет, не готовы тратить время и силы.

— Очень вдохновляет, когда даже в маленьких деревушках на 20 домов кто-то что-то делает, любит это место, но при этом есть и грустная сторона, когда приезжаешь в какое-нибудь село, где половина домов сгоревшая, какие-то сараи. И понимаешь, что даже если здесь сделают красивое благоустройство, это не заставит молодых людей не уезжать.

— Не совсем правильная постановка задачи: нам нужно сделать так, чтобы молодежь, которая от нас уезжает, к нам возвращалась и хотела развивать свой город или деревню. Комфортная среда — это не панацея, которая прекратит вымирание городов. Во многом всё зависит от экономики: есть рабочие места — люди остаются, нет — уезжают. Но наличие комфортной среды — это один из факторов, который, с одной стороны, может способствовать тому, чтобы вернуться, а с другой стороны, может стать драйвером того, чтобы начались другие преобразования.

Мы, по сути, даем возможность жителям, в том числе и молодым, сделать что-то для их населенного пункта. А когда человек понимает, что у него есть возможность повлиять на свой город или деревню, появляется желание и дальше развивать их.

В работе над материалом участвовал Максим Елизаров

Петербург — самый привлекательный для туристов город России. Красота его исторического центра притягивает миллионы гостей. Как будет развиваться город? Какие варианты существуют для городов с богатым историческим наследием? На дискуссии, организованной ПАО «Газпром» в рамках XXV Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ), были представлены главные направления развития «города открытых возможностей». Для реализации этих возможностей на новый уровень сейчас переходит проект ПАО «Газпром» «Друзья Петербурга». Его цель — предоставление студентам и молодым специалистам возможности участия в решении актуальных вопросов по сохранению культурно-исторического наследия Санкт-Петербурга и развитие лучших традиций петербургской школы реставраторов. В год 350-летия Петра I «Друзья Петербурга» инициировали исследовательский просветительский проект «От города к миру. Великое посольство — проектирование будущего». В его программе — лекции, семинары, практические лаборатории, дискуссии и итоговая выставка.

Участники проекта ПАО «Газпром» «Друзья Петербурга».

Лиза Савина, петербургский куратор, соучредитель Фонда культурных инициатив Sparta, сказала: «Для нас важно, чтобы будущее проектировали те, кому здесь жить». И также отметила, что с появлением нового комплекса, состоящего из «Лахта Центра», стадиона «Газпром Арена» и ЗСД, можно почувствовать новый вектор развития города.

Эксперты в области развития городов и сохранения историко-культурного наследия отмечают актуальность задач, которые ставит перед собой проект «Друзья Петербурга».

Директор Арабского регионального центра всемирного наследия Мунир Бушенаки обобщил мировой опыт решения проблем, с которыми сталкиваются многие города из списка всемирного наследия ЮНЕСКО, такие как Барселона, Венеция и Петербург, испытывающие огромную нагрузку от туристического потока. «Я считаю, что мы не должны называть города музеями. Это не музеи, а жилые пространства с традициями, насыщенной культурной жизнью, где важно создавать новое», — подчеркнул он.

«Лахта Центр».

Антон Финогенов, заместитель генерального директора фонда «ДОМ. РФ», занимающегося вопросами развития городской среды, указал на перспективные территории на карте Петербурга, где возможен редевелопмент, развитие креативной экономики. Это так называемый серый пояс — огромные исторически сложившиеся промзоны, опоясывающие центр города. «Мы отлично понимаем, что децентрализация Петербургу нужна. Такие проекты, как „Лахта Центр“, стадион „Газпром Арена“, „Экспофорум“, работают с новыми смыслами, взаимодействуют с наследием города на метафизическом уровне. И крайне важно, что у нас есть зона наследия, которая является связующим мостом между великолепным прошлым и будущим Петербурга, — это гигантский „серый пояс“».

Своим опытом культурного освоения промышленных зон поделилась Алиса Прудникова, программный директор фонда V–A–C, Дома культуры «ГЭС-2», основательница и комиссар Уральской индустриальной биеннале. «Мы определили наш национальный код, который мы все ищем, — индустриальность, которую надо перезагрузить как самое главное связующее звено», — рассказала она. Опыт Уральской индустриальной биеннале вылился в создание исследовательского проекта «Индустриальность и культура», где через грантовый конкурс получают поддержку команды в разных городах России, работающие с вопросами взаимодействия промышленности и современной культуры.

Фрагмент Лионского зала в «Царском Cеле», отреставрированного при участии ПАО «Газпром».

В городах с богатым культурным наследием особая роль отводится музеям их истории. Эту тему затронула Анна Трапкова, генеральный директор Музея Москвы. По ее мнению, музеи городов «могут представлять всю городскую жизнь, причем не только на определенном историческом отрезке, но и показывать современный контекст и то, что происходит вокруг». Музею Москвы удалось стать точкой общественного притяжения, «модным местом». Его директор особенно выделила новый проект «Москва без окраин» — серию выставок, рассказывающих историю конкретных районов российской столицы. «В теме дискуссии — музеефикация или урбанизация — я не вижу проблемы выбора. На примере работы Музея Москвы мы нашли баланс и ставим между этими понятиями союз „и“», — сказала она.

Особую роль в создании доступной культурной среды играют новые высокие технологии. На этом поставил акцент Фабио Каччатори, основатель Illogic и Digital Expo, работающий и в России. Нужно найти способ превратить музеи и города в исторические места, которые интересны, которые хочется изучать. По его словам, 38% посетителей музеев — молодежь от 18 до 24 лет, у них другое мышление, и к ним нужен иной подход. «Сейчас можно создать цифрового близнеца любого памятника и здания, квартала и городского района, хранить огромный массив данных онлайн. Надо использовать технологии, средства виртуальной реальности, которые нам уже доступны. Чтобы смартфон становился порталом для перехода на новый уровень восприятия», — уверен он.

Еще одним участником дискуссии стал архитектор Борис Бернаскони, основатель бюро Bernaskoni, известный своими новаторскими проектами, в частности зданием Matrex в Сколкове. «Я убежден, что архитектура нужна в первую очередь для создания некоего концепта, повестки и должна быть одной из форм коммуникации, говорить нам о чем-то и транслировать определенный месседж, — поделился он видением проблемы. — Петербург, пожалуй, единственный город в России, который был задуман и четко спроектирован, а не застраивался стихийно. Само его создание и стало алгоритмом его развития. Город строился как концентрация передовых технологий, всего самого актуального и современного на тот момент».

В самом деле, Петербург — проект изначально инновационный, придуманный как концепт, динамично развивающийся на протяжении столетий. «Не стоит превращать такой прекрасный город в застывший памятник самому себе, — сказала Милена Орлова, главный редактор The Art Newspaper Russia. — Важно, чтобы он менялся и смотрел в будущее, а историческая среда при этом обретала новые смыслы для новых поколений. Для этого необходимо, чтобы появлялись специалисты, профессионалы, способные говорить на языке разных поколений, задавать тренды, используя культурный код Петербурга. Это очень интересная задача и настоящий вызов».

Кадр со съемок VR-фильма «Китайский дворец. Наследие императрицы». Восстановительные работы в Китайском дворце шли при поддержке ПАО «Газпром», который инициировал и создание VR-фильма.

Процесс становится видимым и эффективным, когда соединяются инициативы трех сторон: государственная, частная и корпоративная. Петербург — это город самоорганизаций, но ему очень долго не хватало инициативы корпоративной. С приходом «Газпрома» у города появился патрон, у сообществ — шанс быть услышанными, а у культуры, как старой, так и новой — возможность быть сохраненной и реализованной.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.