Стрит-арт

Зачем трансформаторные подстанции превращают в картины

Трансформаторные подстанции долгое время ассоциировались у большинства москвичей с ничем не примечательными “серыми коробками”, однако за последние годы эти объекты в буквальном смысле добавили столице красок. С 2013 года специалисты АО “ОЭК” украшают свои подстанции с помощью граффити, привлекая к работе квалифицированных художников. Корреспондент сайта “РИА Недвижимость” побывал на оформлении одной из зеленоградских подстанций и узнал, зачем превращать техническое здание в шедевр уличного искусства.

Художественным оформлением трансформаторных подстанций в зоне своей ответственности “ОЭК” занимается почти десять лет. По данным компании, за это время в границах Москвы неоднократно преобразились более 700 объектов.

Как отмечает директор по комплексному содержанию объектов энергетического хозяйства “ОЭК” Тимофей Беляев, трансформаторные подстанции – одна из ключевых составляющих городских распределительных сетей, однако их внешний вид не всегда гармонично вписывается в столичный облик.

“Без подстанций снабжение города электричеством невозможно, но и “серые коробки” в Москве порой смотрятся довольно уныло. Поэтому мы решили интегрировать их в городскую среду и превратить в красочные объекты”, – поясняет Беляев.

Стрит-арт

1 из 7

Для оформления подстанций берутся не случайные картинки из интернета, а разрабатывается целый ряд эскизов, соответствующих определенной тематике. Например, в 2018 году главной темой был спорт, а в 2019-м художники изображали на объектах сцены из театральных постановок – в России объявили Год театра.

Центральным мотивом 2022 года стало народное искусство. Для украшения трансформаторных подстанций художники разработали соответствующие варианты дизайна – от гжельских узоров до имитации орнамента на павлопосадском платке.

Стрит-арт

2 из 7

“В этом году в соответствии с этой тематикой мы декорируем 20 подстанций: 3 в Зеленограде, остальные в Москве. Работаем, кстати, не только в соответствии с общефедеральной тематикой, к нам обращаются непосредственно и жители. Например, педсовет школы с углубленным изучением химии в 4-ом Лесном переулке попросил нас, чтобы детей зорким взглядом в школу провожал Дмитрий Иванович Менделеев. Теперь он действительно смотрит на учащихся с подстанции”, – делится историей Беляев.

Стрит-арт

3 из 7

Все эскизы создают квалифицированные художники, разрешение на оформление подстанций они получают на основании конкурса. Последние несколько лет “ОЭК” сотрудничает, в частности, с компанией “Украсим город!”, чьи граффитисты разрабатывали и театральные рисунки для подстанций, и эскизы, посвященные научным открытиям.

Стрит-арт

4 из 7

“Наша задача – сделать так, чтобы энергетики столицы думали только о поставке электричества горожанам, а не про фасады. Они наша забота, поэтому нам важно сделать работу качественно и красиво. Как подрядчики, мы даем два года гарантии на свои рисунки, но многие наши объекты благополучно радуют горожан гораздо дольше, и с ними ничего не происходит”, – делится генеральный директор компании “Украсим город!” Филипп Гаврилов.

По его словам, каждый эскиз создается с учетом расположения объекта, его размеров, а также прилегающей к нему инфраструктуры – контекст города сам диктует, какое изображение в него впишется. Граффити должно гармонировать с окружающей средой и не выбиваться из “общего визуала”, подчеркивает Гаврилов.

Стрит-арт

5 из 7

Каждый эскиз для трансформаторной подстанции проходит многоступенчатое согласование в различных столичных ведомствах, начиная от департамента жилищно-коммунального хозяйства и заканчивая департаментом культуры. Граффити в черте города должно отвечать стандартам, прописанным в 877 постановлении правительства Москвы.

Стрит-арт

6 из 7

При этом, отмечает Беляев, художественно оформленные подстанции снижают их привлекательность для уличных художников и вандалов.

“Мы на протяжение многих лет отмечаем, что профессионально украшенная подстанция приковывает гораздо меньше внимания условных “вандалов”. Таким образом, и сам объект служит дольше, его надо реже подкрашивать, и город становится красивее, и москвичам приятнее смотреть на красивые рисунки, чем на серые коробки”, – заключает представитель “ОЭК”.

Стрит-арт

7 из 7

Как и где смотреть спектакль Urban. Moskva

Диджитал-спектакль доступен в смартфоне в приложении МТС Live вне зависимости от того, каким российским мобильным оператором вы пользуетесь. Urban. Moskva можно смотреть из любой точки мира, на улице или дома, главное — наличие свободного пространства вокруг. При просмотре в общественном месте нужно не забывать смотреть под ноги и по сторонам, чтобы случайно не причинить вред себе или окружающим.

Для погружения в спектакль с элементами дополненной реальности потребуются заряженный смартфон, наушники и 20 минут свободного времени. В приложение встроена городская карта, на которой отмечены все арт-объекты, представленные в спектакле. Это позволяет увидеть фото реальных произведений и узнать адрес физического размещения работ, чтобы при желании посетить эти места.

«Технология AR развивается стремительно, и концепт-художник должен быть в курсе всех новых разработок, но при этом находить баланс и создавать мобильный опыт, доступный широкому кругу пользователей, а не только владельцам новейших смартфонов», —

Приложение содержит подробную инструкцию по взаимодействию с дополненной реальностью в спектакле. Набор простых подсказок поможет легко открыть виртуальный портал даже тем, кто ранее никогда не сталкивался с AR-технологиями. Всё, что потребуется от зрителя — нажать на экране на кнопку со значком дополненной реальности, навести камеру на пол и выбрать место для открытия портала.

«У искусства и технологий есть сходство: они отражают наше прошлое, определяют настоящее, выстраивают будущее. Источник их вдохновения — нематериальный, эфемерный, воображаемый мир. Практическое применение виртуальных технологий приближает шедевры к аудитории, а если говорить о духовном влиянии на бытие, то, вероятно, синергия искусства и технологий призвана размыть грань между человеком и машиной, привести творцов из этих сфер к новым формам неортодоксального творчества и способам самовыражения», —

Павел Фельдман, генеральный продюсер Human Creative Production.

Драматургическая линия всего спектакля заключается в битве стрит-арт-художников с суровым ЖКХ «Хронос», которое не только стремится закрасить стены города, уничтожая граффити, но и символизирует собой время, так же безжалостно стирающее память и воспоминания. Современные стрит-художники словно обращаются за помощью к поэтам Серебряного века и советским новаторам. Зритель же не занимает пассивную позицию, просто рассматривая происходящее на экране смартфона — на каждом этапе он проходит испытания в дополненной реальности, тем самым помогая художникам бороться с «Хроносом».

Художники и участники проекта Urban. Moskva

Диджитал-спектакль Urban. Moskva — это виртуальная история на стыке реального и цифрового миров, которую создали режиссёр и креативная команда проекта. А драматург Михаил Дегтярёв придумал, как облечь эту идею в текст и выстроить драматургическую линию вокруг этой концепции, которая бы не перетягивала на себя одеяло, а стала бы рамкой для раскрытия трёх составляющих: уличного искусства, поэзии Серебряного века и опыта в дополненной реальности. Сложность любого проекта подобного рода — это синхронизация идеи с техническими возможностями, которая не всегда успешно реализуется. Но в данном случае создателям мобильного спектакля Urban. Moskva это удалось.

«Уличное искусство, рэп и Серебряный век объединяет фигура художника — неважно, поэта, скульптора или живописца. Всё это — равноценные виды искусства, чьи намерения и дух соответствует друг другу, несмотря на разницу во времени», —

Михаил Дегтярев, драматург проекта.

Спектакль Urban. Moskva представляет работы уличных художников с их индивидуальными концепциями андеграундного движения. За выбор произведений стрит-артистов отвечал арт-куратор проекта Михаил Огер.

«Работы объединяет как органичность, с которой они вплетены в городскую среду, так и сквозящая через каждую из них метафоричность — ведь каждый из арт-объектов несёт в себе важный смысл, погружает нас в метаконтекст на разных уровнях», —

Михаил Огер, автор идеи и арт-куратор проекта.

Польская художница NeSpoon представлена своими кружевными фракталами, трансформирующими привычное городское пространство. Каменная работа стрит-артиста и скульптора Жени Оззика (0331c) своей тяжеловесной мощью убедительно свидетельствует о намерении художника оставить след в мире искусства на века.

Авангардная работа Кирилла Кто — его сказочная лестница Самолазка, легко узнаваемая на московских улицах. Автор считает персонажа разведчиком, который «с боем пробивает дорогу, не всё доводит до конца, многое только нащупывает, но своими розыскными мероприятиями способствует расширению зон присутствия искусства, помогая другим художникам». Самолазка представляет собой некое сказочное существо, которое может как забраться куда-то само, так и послужить мостиком для последующих поколений исследователей, тех, кто придёт следом за ней.

Работа команды художников-муралистов Zuk Club стихограмма «АЯ» — это увеличенная реплика произведения основоположника московского концептуализма, поэта и художника Дмитрия Пригова. Мурал находится на стене одного из домов района Беляево, где жил и работал легендарный концептуалист.

Беляево стало ключевым местом вдохновения и для другой работы, представленной в спектакле — «Бульдозера» Миши Most. Это инсталляция, посвящённая неофициальной экспозиции советских художников-нонконформистов 1974 года. Выставка проходила в Москве на пересечении улиц Профсоюзной и Островитянова и была уничтожена бульдозерами и коммунальной спецтехникой, выведенной властями на место проведения несанкционированного вернисажа.

Синтез искусств, технологий и смыслов в проекте Urban. Moskva

«Проект, о котором мы говорим, это не просто развлекательный контент. Он имеет эстетическую и огромную социальную ценность, потому что высвобождает неиспользованные и исключительные возможности восприятия новой городской среды, многообразия уличного искусства, поэзии Серебряного века и свободного самовыражения через философию и эстетику хип-хопа», —

Павел Фельдман.

Серебряный век — это период в истории российской поэзии, условно датируемый концом 19-го – началом 20-го веков. Это эпоха переосмысления культурных стереотипов, которая стала следствием глубокого кризиса и пересмотра моральных ценностей общества. Для этого периода характерно превознесение технического прогресса, как основной перспективы будущего. Искусству же отводилась роль средства познания мира.

Поэзия Серебряного века демонстрирует историческую преемственность современного протестного движения и объединяет общим смыслом андеграундные работы, представленные в спектакле Urban. Moskva. Стихи классиков — Цветаевой, Хлебникова, Каменского, Сологуба, Белого — сопровождают демонстрацию стрит-арт произведений и связывают художников прошлого и настоящего.

Уличный речитатив Лигалайза, затрагивающий социальную тематику, также стал частью концепции цифрового представления. Специально для спектакля рэпер создал новую версию своего трека «Моя Москва».

«Одна из целей искусства — вызвать у человека ответную реакцию, разбудить переживание и заставить работать мысль, а для этого нужно создать новое повествование вокруг каждой конкретной проблемы, воздействуя на матрицу перформативного и визуального языка при помощи инновационных технологий», —

Вдохновение российским андерграундным движением и протестным духом стрит-арта

В 70-е годы Советском Союзе появился феномен художников-нонконформистов — авторов, которые не желали иметь ничего общего с официальным искусством. Вновь мы видим изменение культурных и эстетических кодов, болезненную ломку стереотипов поведения. Но работы нонконформистов не могли выставляться на академических выставках в музеях и галереях.

Поэтому «Бульдозерная выставка» имела не столько художественную ценность, сколько идеологическую — выбить себе место, заявить о себе. В 1974 году неофициальная культура вышла из подполья. Результатом этой акции стало официальное признание права художника работать в собственном формате и выставлять свои работы.

«Это была социальная акция. Это было попыткой отстоять место свободного существования художника. Право выставляться имеет такое же значение для всей большой культуры, как и просто спокойно выставленная, никем не замечаемая картина», —

Дмитрий Пригов в интервью к 30-летию «Бульдозерной выставки».

Стрит-арт зародился как протестное молодёжное движение и поднимает социально-политические темы. Но художник не может игнорировать ни правила игры внутри художественного сообщества, ни механизмы рыночной экономики. Общество устроено так, что артист сам выбирает между возможностью творческой реализации и риском неконвенционального высказывания. Конечно, всегда будут отдельные авторы, которые превыше всего ценят адреналин создания неконформного искусства.

«Бунтарство и протест остаются на своём месте — молодёжь всегда кусает истеблишмент за пятки», —

Сегодня у передовых представителей уличного искусства имеются большие возможности для экспонирования — контракты с галереями, выставки на ведущих арт-ярмарках и аукционы современного искусства. Стрит-артист выставляется в институциях и имеет благодаря этому широкую аудиторию.

«Художники советского андерграунда, во-первых, существовали в системе действительно жесткого прессинга, их деятельность преследовалась. Сегодняшний уличный художник же никому особо, по-настоящему не мешает. И серьезных антагонистов (кроме тех самых коммунальных служб) у него нет. Во-вторых, ситуация с экспонированием. Если советские нонконформисты были лишены доступа к выставочным залам, вынуждены были устраивать квартирные или дачные выставки для узкого круга своих коллег и друзей, то сегодняшний автор, работающий на улице, наоборот, имеет самую широкую аудиторию, может быть, не такую качественную как элитарный круг ценителей, но широкую точно», —

«Большинство актуальных представителей жанра настолько востребованы, что в состоянии выбирать, в какие проекты вписываться, а в какие нет. По сути, наличие такого выбора — это и есть независимость», —

Например, Самолазка Кирилла Кто находится в пространстве стрит-арт-галереи «Графит». Этот арт-кластер создан под открытым небом как музей уличного искусства. Аналогичное пространство — «Музей стрит-арта» — существует в Санкт-Петербурге с 2013 года. Появление подобных локаций — это ответ на запрос общества на демаргинализацию стрит-культуры и свидетельство того, что передовые и успешные бренды видят перспективу в коллаборации с представителями арт-мира.

«Появление легальных площадок и согласованных рисунков прекрасно. В городах появляются места, где всегда можно посмотреть, сфотографировать работы. Самое важное в согласовании — это кураторская работа, чтобы правки, полученные художником от другой стороны, не привели к потере основного смысла работы. Во всем остальном не вижу никакой проблемы, легальные работы могут существовать в тандеме с нелегальными. Это, собственно, всегда и происходило», —

«Искусство отправляет положительные сообщения напрямую в подсознание, способствует укреплению чувства безопасности и объединяет людей коллективной идентичностью. С его помощью можно создать профессиональный и стильный имидж компании, давая клиентам уверенность в том, что приобщение к данному бренду определяет его место в социуме», —

Технологическое будущее стрит-арта

Работы стрит-арт-художников недолговечны — иногда их существование длится всего несколько часов до того, как рисунок закрасят сотрудники коммунальных служб. Уличный артист творит, зная, что вскоре от его произведения останутся только фотографии в соцсетях. AR-технология переводит посмертную жизнь искусства в цифровом пространстве в новое качество.

«Работы на улицах, возможно, превращаются в своего рода служебные исходники для последующих уже цифровых изображений, функционирующих в виртуальной реальности», —

Кирилл Кто.

Многие уличные художники начали создавать свои произведения сразу в цифровом виде, привязывая их к физическому миру через маркеры для приложений дополненной реальности. Артисты обозначают своё авторство с помощью тегов — визуальных объектов, маркирующих пространство. На стенах останутся только эти символы, которые будут проявлять виртуальные объекты в городских локациях через экраны смартфонов. AR-технология для стрит-арта — это возможность изменять общественное пространство легально и без вандализма.

«Материальная вселенная преобразуется и дополняется с помощью AR и других технологий, на неё накладываются цифровые данные и изображения. В необычном цифровом аудиоспектакле предлагается новая художественная парадигма культурного послания к современникам, готовым к революционным изменениям цивилизации. Нет сомнений, такое слияние физической и виртуальной реальности станет экономическим и созидательным катализатором, как для технологической индустрии, так и для сферы искусства», —

Команда проекта Urban. Moskva стала одной из первых в России, предложивших пользователям уникальное соприкосновение с действительностью при помощи технологии дополненной реальности.

«Мы осмыслили и постигли алгоритмы, соединяющие и гармонично сочетающие в себе лучшее из цифрового и вещественного миров», —

  • «Путь новой реальности»: международный интерактивный фестиваль ARTLIFE FEST 2021 в Москве, посвящённый AR-технологии «оживления» произведений современного искусства
  • «New Nature» Recycle Group — портал в дополненную реальность. О выставке в Санкт-Петербурге на тему вечной жизни в сети

ЭтимологияПравить

Граффити и граффито происходят от итальянского понятия graffiato («нацарапанный»). Родственным является понятие «граффито», обозначающее удаление одного слоя пигмента путём процарапывания поверхности таким образом, чтобы показался второй цветной слой, находящийся под ним. Данная технология использовалась в первую очередь гончарами, которые после окончания работы вырезали на изделиях свою подпись. В древние времена граффити наносились на стены с помощью острого предмета, иногда для этого использовали мел или уголь. Греческий глагол γράφειν — graphein (по-русски — «писа́ть») имеет тот же корень.

ИсторияПравить

Настенные надписи известны с глубокой древности, они открыты в странах Древнего Востока, в Греции, в Риме (Помпеи, римские катакомбы). Значение этого слова со временем стало обозначать любую графику, нанесённую на поверхность и расцениваемую многими как акт вандализма.

Древний мирПравить

Единственным известным на сегодняшний день источником сафского языка, считающегося протоарабским языком, являются граффити: надписи, нацарапанные на скалах и огромных валунах преимущественно в базальтовых пустынях южной Сирии, восточной Иордании и северной Саудовской Аравии. Сафский язык существовал с I века до н. по IV век н.

АнтичностьПравить

Граффити в древних Помпеях: карикатура на чиновника

Антихристианская карикатура, найденная при раскопках древнего Рима и датируемая II веком. Надпись «ALEXAMENOS SEBETE THEON» переводится, как «Алексаменос поклоняется Богу»

Другим изображением, найденным в Помпеях на стенах таверны, были слова о владельце таверны и его сомнительном вине:

Средние векаПравить

У восточных славян граффити имеют долгую и богатую историю.

Большей частью древнерусские граффити — это записи на стенах храмов, поэтому самое частое их содержание — молитвенные просьбы к Богу или святым, но попадаются и шуточные тексты, и записи типа «здесь был такой-то», и народные заклинания. Многие граффити содержат точную дату и являются важным историческим, лингвистическим и палеографическим источником.

Для Киева, где в отличие от Новгорода нет берестяных грамот, граффити являются одним из основных источников сведений о разговорной речи и свидетельствуют о довольно широком распространении бытовой письменности на Руси.

ВозрождениеПравить

Испанское граффито 1605 года

Лорд Байрон оставил свой след на одной из колонн в храме Посейдона на Мысе Сунион в Аттике, Греция.

Примеры граффити также можно встретить в Америке — это знаменитый Расписной камень, национальный межевой знак на Орегонской тропе.

Современная историяПравить

Солдат в Италии (1943—1944)

Считается, что граффити тесно связано с хип-хоп-культурой и тем бесчисленным количеством стилей, которые произошли от нью-йоркского граффити в метрополитене. Несмотря на это, существует много других примеров граффити.

Выгравированная надпись Kilroy. Национальный мемориал Второй мировой войны в Вашингтоне

Граффити сегодня — вид уличного искусства, одна из самых актуальных форм художественного самовыражения по всему миру. Существует множество разных стилей и видов граффити. Произведения, создаваемые граффити-художниками, — самостоятельный жанр современного искусства, неотъемлемая часть культуры и городского образа жизни. Во многих странах и городах есть свои известные художники, создающие на улицах города настоящие шедевры.

В большинстве стран мира нанесение граффити на чью-либо собственность без разрешения на то владельца данной собственности считается вандализмом и карается по закону. Иногда граффити используют для распространения сообщений политического и социального характера. Для некоторых людей граффити — настоящее искусство, достойное размещения в галереях и на выставках, для других — это вандализм.

Граффити также используются как сигнал банды для маркировки территории или служат как обозначение или «тег» деятельности этой самой банды. Споры, которые ведутся вокруг такого вида искусства, продолжают подогревать разногласия между блюстителями порядка и граффитчиками, стремящимися выставлять свои работы на всеобщее обозрение. Это быстро развивающаяся форма искусства, ценность которого яро отстаивается его приверженцами в словесных перепалках с представителями власти, хотя то же самое законодательство зачастую защищает граффити.

Зарождение современного граффитиПравить

Баллон с аэрозольной краской, самый популярный граффити-инструмент

В это же время граффити стало чаще появляться в метро, чем на городских улицах. Райтеры начали соперничать друг с другом, и смыслом их соревнования было написание своего имени максимальное количество раз во всевозможных местах. Внимание граффитчиков постепенно переключилось на железнодорожные депо, где они имели возможность исполнить большие сложные работы с меньшим риском. Именно тогда сформировались ключевые принципы современного понятия «бомбинг».

Середина 1970-х годовПравить

К середине 1970-х годов утвердились основные принципы граффити-искусства и культуры. На это время приходится пик популярности и распространённости граффити, отчасти потому, что финансовые условия не позволяли администрации Нью-Йорка бороться с уличным искусством, реализуя программы по удалению граффити или по улучшению технического обслуживания городского транспорта. К тому же граффити в стиле «top-to-bottoms» стали занимать целые вагоны. Середина 1970-х годов была отмечена огромной популярностью «троу-апов» («throw-up»), то есть граффити более сложных для исполнения, чем «теги», однако менее замысловатых, чем «куски». Вскоре после появления троу-апов, райтеры стали соревноваться в том, кто сможет исполнить большее количество троу-апов за меньшее количество времени.

Граффити-движение приняло соревновательный характер, и художники задались целью разрисовать весь город. Они хотели, чтобы их имена появились в каждом районе Нью-Йорка. В конечном счете, стандарты и требования, установленные в начале 1970-х, устарели, и к началу 1980-х многие райтеры жаждали перемен.

Современное граффити на вагоне в Португалии

Конец 1970-х стал последним всплеском повсеместного бомбинга перед тем, как Управление городского транспорта Нью-Йорка поставило себе цель — очистить транспорт от граффити. Власти метрополитена приступили к укреплению заборов и ограждений депо, а также к массовому уничтожению граффити. Активная деятельность городских организаций нередко приводила к тому, что многие райтеры бросали заниматься граффити, так как постоянное уничтожение их работ приводило их в отчаяние.

Распространение граффити-культурыПравить

Появление трафаретного граффити также относится к этому периоду. Первые примеры трафаретного искусства были созданы около 1981 года граффити-художником Blek le Rat в Париже, а к 1985 году они стали популярны во многих других городах, включая Нью-Йорк, Сидней и Мельбурн. Американский фотограф Чарльз Гейтвуд и австралийский фотограф Ренни Эллис запечатлели на своих снимках многие трафаретные граффити тех лет.

Упадок граффити в Нью-ЙоркеПравить

По мере того как культура граффити распространялась по США и за их границами, собственно культурный аспект нью-йоркского граффити практически исчез. Столь скорый упадок граффити объясняется несколькими причинами. Улицы стали более опасными из-за вспыхнувшей «эпидемии крэка». Городское законодательство разрабатывало более строгие наказания для граффитчиков, а из-за ограничений по продаже аэрозольной краски приобретать материалы стало очень сложно. Кроме этого, управление нью-йоркского метрополитена значительно усилило финансирование программы против граффити. Многие излюбленные райтерами места стали сильно охраняться, вооружённые патрули сторожили депо, возводимые заграждения стали надежнее, а уничтожение граффити стало активным и повсеместным. Писать граффити в метро стало сложно, и многие райтеры вышли на улицы. Сейчас уличное граффити, наряду с граффити в междугородних и товарных поездах, является преобладающей формой райтинга.

Несмотря на это, многие райтеры восприняли новые препятствия скорее как вызов, чем как причину бросить граффити. Однако это привело и к тому, что художники стали жестоко бороться за подходящие для райтинга места и контролировать свои территории. Как ни странно, очень важными для бомбинга стали физическая сила и количество человек в команде. Blade, Dondi, Min 1, Quik, Seen и Skeme относились к числу самых заметных и влиятельных граффитчиков той поры. Так закончилась эра привычного граффити в нью-йоркском метро, и в последующие годы в граффити остались только так называемые «крепкие орешки».

Нью-Йорк (1985—1989)Править

В период с 1985 по 1989 год в граффити остались самые стойкие райтеры. Последним ударом для граффитчиков было то, что вагоны метро стали отправлять на металлолом. Вследствие ужесточения мер, принимаемых властями, искусство граффити шагнуло назад в своем развитии: прежние замысловатые, искусно выполненные на внешней стороне поездов куски сменились упрощёнными тегами, сделанными с помощью обычных маркеров.

Кампания по очистке нью-йоркских поездовПравить

До начала движения по очистке нью-йоркского транспорта улицы многих городов, не только Нью-Йорка, были нетронуты граффити. Но после того, как власти принялись очищать метро и поезда, граффити хлынуло на улицы американских городов, где оно предстало перед невосприимчивой публикой.

Многие райтеры нашли выход из этой ситуации в том, что стали демонстрировать свои работы в галереях или же организовали свои собственные студии.

Еще в начале 1980-х к этому обратились такие граффити-художники, как Жан-Мишель Баския, который начинал с обычного теггинга (SAMO, его подпись, означала Same Old Shit, то есть «старая добрая марихуана»), а также Кит Харинг, которому удалось заниматься искусством в рамках арт-студий.

Коммерциализация граффити и его становление в поп-культуреПравить

Граффити стало использоваться и видеоиграх обычно в положительном смысле. Например, серия игр «Jet Set Radio» (2000—2003) повествует о том, как группа подростков борется с гнётом тоталитарной полиции, которая пытается ограничить свободу слова граффитчиков. Сюжеты некоторых видеоигр отражают негативное отношение некоммерческих художников к тому, что искусство начинает работать на рекламу. Серия игр «Rakugaki Ōkoku» (2003—2005) для Sony PlayStation 2 повествует о том, как безымянный герой и его оживающие граффити сражаются против злого короля, который допускает существование только такого искусства, которое принесёт ему выгоду. Видеоигра «Marc Ecko’s Getting Up: Contents Under Pressure» (2006) обращается к граффити как средству политической борьбы и рассказывает о сражении против коррумпированного города, в котором подавляется свобода слова.

Другой игрой, в которой появляется граффити, была «Bomb the World» (2004), созданная райтером Кларком Кентом. Это онлайн-граффити-симулятор, в котором можно виртуально расписывать поезда в 20 местах по всему миру. В игре «Super Mario Sunshine» (2002) главный герой, Марио, должен очистить город от граффити, оставленных злодеем по имени Bowser Jr. Этот сюжет напоминает об успехах кампаний против граффити, организованных мэром Нью-Йорка Рудольфом Джулиани, и о подобных программах, предпринятых мэром Чикаго Ричардом Дэйли.

Во многих видеоиграх, сюжет которых напрямую не связан с граффити, игрок может рисовать граффити в процессе игры, например в серии Tony Hawk, The Urbz: Sims in the City, Rolling и Grand Theft Auto: San Andreas. Граффити появляется и в The Darkness, Double Dragon 3: The Rosetta Stone, NetHack, Samurai Champloo: Sidetracked, The World Ends With You, The Warriors, Just Cause, Portal, различных вариантах Virtual Graffiti и других играх. Существует масса игр, в которых понятие «граффити» используется как синоним понятия «рисование», например в играх Yahoo! Graffiti, Graffiti и др.

Кит Харинг — ещё один известный граффитчик, который вывел поп-арт и граффити на коммерческий уровень. В 1980-х годах Харинг открыл свой первый поп-шоп («Pop Shop»), магазин, где он выставлял свои работы, которые до этого он рисовал на улицах города. В поп-шопе можно было приобрести и обычные товары — сумки или футболки. Харинг объясняет это так: «Поп-шоп делает мои работы доступными публике. Это участие на более высоком уровне. Смысл в том, что мы не хотели делать вещи, которые бы удешевили искусство. Другими словами, искусство остается искусством».

Кульминацией таких взаимодействий, где граффити смешивается с видеоиграми и хип-хопом, стал выход телесериала, известного во всем мире под названием Kung Faux, создателем которого был Мик Нойман Архивная копия от 7 января 2011 на Wayback Machine. В сериале можно найти черты классических фильмов с восточными единоборствами, изображения граффити, спецэффекты видеоигр, музыку хип-хопа и брейк-данс. Роли в сериале озвучивали граффитчики ESPO, KAWS, STASH, & Futura 2000, легендарный брейк-дансер Crazy Legs, а также исполнители хип-хопа Afrika Bambaataa, Biz Markie и Queen Latifah.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *