Порядка 5 тыс. объектов вынесено на всероссийское онлайн-голосование по городской среде

Вы используете устаревшую версию браузера. Чтобы использовать все возможности сайта
загрузите и установите обновленную версию браузера или воспользуйтесь другим браузером.

Ваш браузер запрещает файл cookie. Разрешите установку файлов cookie для сайта в
настройках вашего браузера или воспользуйтесь другим браузером.

Ваше устройство использует ПО, блокирующее выполнение скриптов. Вы можете
самостоятельно включить поддержку JavaScript в настройках вашего браузера или воспользуйтесь другим
браузером.

14 ноября в Национальном Молодежном театре РБ имени Мустая Карима состоялась торжественная церемония награждения победителей юбилейного Х Международного фестиваля социальной рекламы «Городская СРеДа-2014». Организаторами этого масштабного форума, проходящего под слоганом «Социальной РЕкламе – ДА!», являются администрация Уфы, Агентство по делам печати и СМИ РБ и Агентство интегрированных маркетинговых коммуникаций «Сигма».

Генеральным партнером фестиваля, как в предшествующие девять лет, выступила Группа компаний «Радуга», официальным партнером – аптечная сеть «Фармленд».

Свои работы на фестивальный конкурс прислали авторы из разных российских городов, от Калининграда до Хабаровска, а также жители Харькова, Одессы, Минска, Алматы. Всего на конкурс поступило более 430 заявок. Наибольшую активность проявили студенты, представившие 233 работы. Хорошо поработали также любители, выполнившие 102 конкурсных материала. Профессионалы прислали на суд жюри 91 работу.

По мнению всех без исключения участников форума, юбилейный фестиваль прошел на высоком уровне. «Фестиваль «Городская СРеДА» – это отличная площадка, позволяющая поднять социальный статус талантливых людей, готовых вкладывать часть своего таланта и души в решение важных социальных задач», – подчеркнул заместитель руководителя Агентства по делам печати и СМИ РБ Марат Газизов.

«До недавнего времени фестивалей, посвященных социальной рекламе, в России было довольно много, но буквально в последний год их число резко сократилось. Очень приятно, что в Уфе эта полезная инициатива поддерживается властями и на региональном, и на городском уровнях», – отметила председатель жюри фестиваля Гюзелла Николайшвили.

Фестиваль завершился торжественной церемонией награждения победителей. По решению жюри и партнеров форума призовые места распределились следующим образом:

  • Гран-при фестиваля – Проселкова Нина, Зубарев Никита (Омск), работа «Законы сохранения детства»;
  • I место – Павлов Павел (Хабаровск), видеоролик «Не вешай ярлыки», Максимова Елена (Харьков), серия работ «Используй по назначению»;
  • II место – Масычев Степан (Уфа), видеоролик «Захватывающая книга», Коченевский Антон (РА «Легенда», Омск), проект «Дети в Интернете»;
  • III место – Наумова Светлана (Уфа), проект «Культурный мусор».

Также жюри определило победителей в девяти номинациях. Кроме того, участники получили специальные дипломы жюри, призы организаторов и партнеров фестиваля.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

КОМФОРТНАЯ ГОРОДСКАЯ СРЕДА ГЛАЗАМИ ПРОСТОГО ГОРОЖАНИНА

Данная статья представляет собой анализ российского города с точки зрения комфортной среды проживания. Автор пытается определить и сформулировать основные психологических потребности горожан по отношению к их повседневному пространственному окружению, которое является важной частью их повседневного существования. Понимание этих факторов крайне важно для переосмысления и благоустройства российских городов, исходя из реальных нужд их жителей.

Ключевые слова: психология города, планирование города, городская инфраструктура, урбанизация.

Вопрос благоустройства российских городов становится все более актуальным. Большая их часть возникла в советское время, все остальные претерпели значительные изменения под давлением советской плановой экономики. Советские города создавались, как локомотивы индустриализации и были по своей сути рабочими поселками, сосредоточенными рядом с разными производственными объектами.

Планировка и обустройство носило директивный и статистический характер. Города создавались для безликих, анонимных жителей, исходя из усредненных расчетов и цифр. Социального заказа на этапе разработки проекта не существовало, заказ был всегда государственным, что во многом обусловило облик современных российских городов и их нынешние проблемы.

Современные города страдают от однообразия, отсутствия уникальной индивидуальности (если речь не идет о старых российских городах с выразительным исторических центром), расползания, плохой инфраструктуры, депрессивности и криминализации спальных районов, а также отсутствия полноценных публичных мест.

А каким, собственно, должен быть город для жизни?

1) физиологические – температура, свет, воздух, шум и т

2) потребность в безопасности – в пространственной организации должны быть учтены условия территориального поведения людей, человеку

должна быть предоставлена возможность уединения, среда должна быть предсказуема;

3) социальные потребности – должны быть предусмотрены условия для общения;

4) потребность эго – среда должна создавать ощущение наличия контроля;

5) потребность в самореализации – возможность идентификации с окружением и саморазвития. Обзор разных исследовательских подходов

позволяет выделить следующие стресс-факторы городской среды:

– загрязнения, связанные с промышленными предприятиями;

– качество ресурсов (воздух, питьевая вода, качество городской инфраструктуры);

– большие расстояния между необходимыми объектами городской инфраструктуры;

– проблемы с транспортным трафиком;

– организация жизненного пространства (стресс вызван непродуманной организацией среды);

– краудинг (стресс от ощущения нехватки пространства или стресс в толпе).

Анализируя многочисленные исследования качества городского пространства, можно утверждать, что комфортная городская среда должна отвечать целому ряду параметров:

– шаговая доступность ключевых объектов (школа, больница, продуктовые магазины);

– наличие пешеходной зоны;

– наличие природного окружения;

– сомасштабность (соответствие архитектуры размерам человека);

– баланс перцептивных воздействий (свет, звук, кинетические ощущения, влажность, запахи и т

– неоднородность (разнообразие функционально различных объектов);

– наличие явных ориентиров, магнитов внимания;

– возможность самоидентификации с местом.

– ее элементы не вызывают ассоциаций;

– перегружена элементами.

Согласно эмпирическим исследованиям того же автора, испытуемые предпочитают оптимальный уровень сложности среды, отвергая слишком монотонную и хаотичную среду.

Социальный потенциал пространства определяется наличием или отсутствием на этой территории публичных мест.

На данный момент проблема нехватки публичных мест стоит довольно остро, вместе с тем наблюдается тенденция приватизации и коммерциализации городских территорий. Приватизированные пространства теряют статус открытых, а коммерциализация превращает публичное место в определенным образом маркированную территорию, в пространство потребления.

Хорошим примером подобного места является парк с аттракционами, фактически открытый для всех желающих: этот городской объект допускает на своей территории лишь определенный виды досуга и, соответственно, определе нную аудиторию. Функц ию публичных мест все чаще на себя берут крупные торговые центры, но согласно вышеприведенному примеру, они относятся скорее к полупубличным местам по причине наличия ограничений пребывания. Эта «полупубличность» – публичность для отдельных групп.

Не стоит забывать, что торговый центр является коммерческим объектом, куда доступ ограничен по принципу дохода и типа потребления. Также у этого пространства есть владельцы и администрация, которые осуществляют над ним контроль.

Городская среда имеет тенденцию постоянно меняться, однако для психологического комфорта ее жителей необходим баланс между стабильностью и новизной. Прежде всего, необходимо сохранение объектов, выполняющих функцию ориентиров, маркирующих пространство определенным образом, формообразующих элементов пространства; сохранение исторической застройки и адаптация новых зданий в уже существующий архитектурный ансамбль. Источник стабильности в восприятии города – исторический центр. Он является хранителем истории этого города, воплощенной в архитектуре, ядром, синтези-

рующим прошлое и будущее в единый конструкт. Он формирует визуальную идентичность города, смысловую основу его образа в восприятии собственных жителей и приезжих. Это некая неизменная константа, уравновешивающая потрясение от постоянных, порой весьма радикальных перемен в масштабе города.

Разрушение исторического центра и застройка его архитектурно-несогласованными зданиями уничтожает цельность в восприятии города и усложняет самоидентификацию его жителей.

Важное значение в пространственных исследованиях придается эстетическим качествам среды, т. они оказывают влияние на поведение и эмоциональное состояние жителей города.

Качеством хорошей рекреационной зоны горожане наделяют естественные природные зоны (парки, ботанические сады).

Транспортное и пешеходное движение играют важную роль в жизни рядового горожанина. Большинство крупных городов страдает от плохо организованного транспортного движения, что создает дополнительный стресс-фактор для людей, вынужденных находится длительное время в пробках. Как показывают исследования, отдаленные от центра районы оцениваются негативно (современные исследования социальных проблем).

От транспорта во многом зависит комфорт активной жизнедеятельности населения в условиях города, т. именно транспорт формирует пространственно-временную структуру городской активности (Н. Уллас, Ю. Попков, Ю. Шмульян, А. Копейкин, О. Литовка).

Пешеходное движение – повседневная навигация, перемещения, позволяющие более тесно познакомиться с городом, необходимый базис для формирования композиционной структуры города.

С точки зрения субъективного комфорта, город должен быть доступен человеку без машины. Опираясь на многочисленные социологические и психологические исследования, представители направления «новый урбанизм» вывели формулу

идеального человекомерного пространства – «пять минут ходьбы». Ровно столько времени должно занимать перемещение до ключевых инфраструктурных объектов (автобусная остановка, школа, больница, культурный центр).

Современный российский город сталкивается с новыми вызовами. Планирование, исходящее из потребностей государственного заказчика, игнорирует интересы и потребности обычного человека. Такой взгляд «сверху» закономерно влечет за собой серьезные инфраструктурные, социальные и демографические проблемы.

Жилые районы становятся местом отчуждения и атомизации; парки, созданные для отдыха, превращаются в пустые маргинальные зоны; центр страдает от перегруженности, окраины изнывают от скуки и однообразия; расползающийся город устраняет нехватку жилья, но также обрекает своих жителей на ежедневный многочасовой стресс, связанный с длительными перемещениями.

Города задыхаются от неэффективного планирования и решить эту проблему можно, только наладив диалог с его жителям, в котором не будет стандартных решений и типовых задач. Согласно исследованиям Джейн Джейкобс, каждый район, каждый квартал -собственная экосистема, имеющая собственную историю и собственную специфику. И решать проблемы в масштабе города, значит проявлять достаточно внимания к проблемам отдельных его частей, причем успешность решаемых задач во многом зависит от продолжения этого диалога. Сейчас самое время изменить масштаб взгляда на город.

Визгалов Д. Брендинг города. – М. : Фонд «Институт экономики города», 2011. – 160 с.

Глазычев В. Глубинная Россия: 2000-2002. 2-е изд. , испр. – М. : Новое издательство, 2005. -325 с.

Джекобс Д. Смерть и жизнь больших американских городов. – М. : Новое издательство, 2011460 с.

Докучаев Н. Архитектура рабочего жилища и быт // Советское искусство. – 1926. – № 3-6.

Культура города: проблемы инноваций. науч. трудов / науч. ред. Глазычев. – М. : Изд-во НИИ культуры, 1987. – 200 с.

Культура города: проблемы развития. науч. трудов / отв. ред. Глазычев. – М. : Изд-во НИИ культуры, 1988. – 187 с.

Лебина Н. Повседневная жизнь советского города: нормы и аномалии 1920-1930 годов. -СПб. : Журнал «Нева» – Издательско-торговый дом «Летний Сад», 1999. – 320 с.

Лосев А. Проблема символа и реалистическое искусство. 2-е изд. , испр. – М. : Искусство, 1995. -320 с.

Малая Садовая улица в Санкт-Петербурге: опыт становления публичного пространства // Соттип^/ Сообщество. – 2006. – № 1. – С. 53-71.

Малышева С. , Сальникова А. Российский провинциальный город 1920-х годов: визуализация «советскости» // Визуальная антропология: городские карты памяти / под редакцией П. Романова, Е. Ярской-Смирновой. – Москва, 2009.

Паперный В. Культура Два. – М. : Новое литературное обозрение, 1996. – 384 с.

Пивоваров Ю. Урбанизация России в XX веке: представления и реальность // Общественные науки и современность. – 2001. – № 6.

Рольф М. Советские массовые праздники. : РОССПЕН, 2009. – 439 с.

Современные исследования социальных проблем (электронный научный журнал). – 2012. -№ 1(09).

Хан-Магомедов С. Архитектура советского авангарда: в 2-х кн. Проблемы формообразования. Мастера и течения. – М. : Стройиздат, 1996. -709 с.

Штейнбах Х. , Еленский В. Психология жизненного пространства. – СПб: Речь, 2004. – 239 с.

Rapport A. Human Aspects of Urban form. – Oxford, 1977. – 438 p.

Общество: социология, психология, педагогика. 2021. № 12. 104-107. Society: Sociology, Psychology, Pedagogics. 2021. 104-107.

Научная статья УДК 316. 334

Городская среда как междисциплинарное понятие Ольга Валерьевна Нотман

Аннотация. В статье раскрываются трактовки понятия городской среды с позиций различных областей научного знания – урбанистики, экологии, экономики, социологии. Анализируются междисциплинарные концептуализации данной категории, развиваемые в трудах отечественных и зарубежных ученых – О. Яниц-кого, Т. Дридзе, Л. Когана, В. Глазычева, Б. Латура, Я. Гейла. Делается вывод о методологической непродуктивности узкопредметных подходов и необходимости методологической синестезии в понимании городской среды как многокомпонентного феномена. На основе анализа формулируется авторская дефиниция городской среды как комплекса взаимосвязанных условий (естественно-природных и искусственно созданных, материальных и нематериальных), оказывающих прямое или опосредованное влияние на процессы жизнеобеспечения и жизнедеятельности населения. Возможности реализации широкого спектра жизнеобеспечивающих и жизнедеятельностных потребностей человека определяют качество городской среды.

Ключевые слова: городская среда, урбанистика, экология, экономика, социология, междисциплинарный подход, физическое пространство, социальные процессы

Финансирование: статья подготовлена при финансовой поддержке Совета по грантам Президента Российской Федерации на государственную поддержку ведущих научных школ РФ (НШ-2722. 2020.

Urban environment as an interdisciplinary concept

Olga V. Notman

Abstract. The article reveals the interpretation of urban environment from the standpoint of various areas of scientific knowledge – urbanistics, ecology, economics, and sociology. The author analyzes the interdisciplinary conceptualizations of urban environment, developed in the works of Russian and foreign scientists – O. Yanitskiy, T. Dridze, L. Kogan, V. Glazychev, B. Latour, J. Gail. The conclusion is made about the methodological unproductiveness of narrowly subject approaches and the need for methodological synesthesia in understanding the urban environment as a multicomponent phenomenon. Based on the analysis, the author’s definition of urban environment is formulated as a complex of interrelated conditions (natural and artificially created, material and non-material) that have a direct or indirect impact on the life support and vital functions of the population. The possibilities of realizing a wide range of life-supporting and vital human needs determine the quality of the urban environment.

Keywords: urban environment, urbanistics, ecology, economics, sociology, interdisciplinary approach, physical space, social processes

For citation: Notman, O. (2021) Urban environment as an interdisciplinary concept. Society: Sociology, Psychology, Pedagogics. (12), 104-107. Available from: doi:10. 24158/spp. 2021. 13 (In Russian).

Funding: the paper was prepared with the support of the Council on grants of the President of the Russian Federation for state support of leading scientific schools of the Russian Federation, project no. (NSh-2722. 2020.

Городская среда как чрезвычайно многослойное понятие выступает предметом изучения различных наук – урбанистики, экологии, экономики, социологии. В рамках архитектурно-градостроительного направления исследований она интерпретируется с точки зрения предметно-пространственной организации города – плотности застройки, конфигурации улиц, проектирования зданий, планировки городских ансамблей, дорожных и инфраструктурных сетей. Экологи рассматривают городскую среду сквозь призму природных, естественных условий – комплекса абиогенных и биогенных факторов, составляющих сложную экосистему города. Экономическая трак-

товка городской (материально-предметной) среды связана с ее определением как капитала, имеющего оценочную стоимость и финансовый результат в виде получения ренты с участка городской земли. Социологическое понимание городской среды обусловлено ее восприятием как социальной среды жизнедеятельности, пронизанной сетью разнообразных взаимодействий индивидов и общностей в экономической (трудовой), политической, образовательной, культурной, до-суговой сферах. В предметном поле социологии сам город выступает как особая, искусственно созданная людьми жизненная среда, включающая в себя ценности, нормы, правила, символы.

Дисциплинарные подходы отражают предметный фокус анализа городской среды с позиций различных наук. Вместе с тем выделенные исследовательские поля являются условными разграничениями, поскольку современная урбанистика развивается как междисциплинарная область знаний (см. , например: Крашенинников, 2020), в которой важнейшим методологическим императивом признается взаимовлияние социального и несоциального, природного и искусственного, материального и нематериального в изучении городской среды.

Современные теории вещности, олицетворяющие поворот к материальному в социальных науках, в значительной степени способствовали утверждению методологической «синестезии». Так, в акторно-сетевой (ANT) концепции Б. Латура, обращенной к анализу материального, предлагается отказ от узкой оптики социальности и признание того факта, что не только индивиды выступают акторами, материальные объекты, вещи, предметы, существа (актанты) также являются активными и равноправными участниками взаимодействий, определяя и репрезентируя жизненную среду (Латур, 2014; Latour, 2020). «Гибридность» социального мира (и большинства объектов, изучаемых наукой) служит предпосылкой рефлексии проблематичности анализа сложных сетевых комбинаций («ассамбляжей») человеческих и не-человеческих агентов/актантов в границах какого-либо одного методологического поля.

Междисциплинарная линия в понимании городской среды прослеживается в работах ряда отечественных ученых – О. Яницкого, Т. Дридзе, Л. Когана, В. Глазычева. Концепция социально-экологического городского метаболизма, предложенная О. Яницким, основана на понимании города как сетевого метаболического организма, беспрерывно осуществляющего трансформацию одних его субстанций (вещественных, энергетических, информационных) в другие (2013: 16). Включенность социальных форм жизни в процессы энергетического, информационного, биофизико-химического обмена с окружающей средой отражает сложнозависимые отношения человека с природными факторами. Варианты такого взаимодействия-воздействия могут быть самыми разными – непосредственное или опосредованное влияние природных аномалий, физико-химических веществ, электромагнитных излучений и иных техногенных факторов на физическое и психологическое здоровье, сознание, социальное поведение человека; одномоментное или метаболическое (длительное) воздействие, приводящее к необратимым изменениям в физическом состоянии, структурах сознания, поведения, деятельности индивидов и групп (Яницкий, 2013: 17).

Понятие метаболизма, заимствованное из естественных наук, используется и в экоантро-поценрической методологии социального познания, разработанной Т. Дридзе, которая трактует обменные процессы как первооснову самоорганизации и воспроизводства социальности. «Непрерывно происходящий метаболизм (обмен веществом, энергией и информацией) между человеком и средой» переносит фокус исследовательского внимания с человека и/или среды в их обособленности на обменные (метаболические) процессы, происходящие между ними (Дридзе, 2000: 10). При этом категория метаболизма у Т. Дридзе включена в более широкий контекст: она рассматривается как интерактивный обмен человека не только с природной средой, но и с его социокультурным окружением. Таким образом, с позиций экоантропоцентрической методологии жизненная среда города предстает как «сплетение» природных (флоры, фауны, воды, атмосферного воздуха), рукотворных (плодов технико-технологической цивилизации), информационных (потоков знаков и символов, транслируемых в связывающие людей друг с другом коммуникационные сети), социопсихоантропологических (других людей с их менталитетом, образом и стилем жизни) элементов (Дридзе, 2000: 11).

Разработанный основателем отечественной школы социально-градостроительных исследований Л. Коганом средовый подход базируется на понимании города как системы взаимодействия пространственного и социального, их взаимного влияния, единства социокультурных процессов и их пространственной оболочки. При этом городское физическое пространство не просто «сопровождает или обрамляет социальную реальность, оно активно включено в нее» (Коган, 2010: 33).

Российский урбанист В. Глазычев, подчеркивая смысловую двойственность самого понятия «среда» (то, что «окружает», – внешнее / то, что «заполняет», – внутреннее), как и Л. Коган, характеризует ее сквозь призму взаимосвязи-сопряженности предметно-пространственной оболочки и поведения, взаимодействия людей в ней. Специфический «рисунок» городской среды

определяется различными вариантами сочетания природного ландшафта, планировочного каркаса «города-тела» и социоантропогенного «наполнения» (Глазычев, 1984).

Обоснование Л. Коганом, В. Глазычевым взаимного влияния физического пространства и протекающих в нем социальных процессов созвучно идеям датского урбаниста Я. Гейла о соразмерном масштабу человека «обустройстве» городского пространства. Соразмерные человеческим пропорциям строения, архитектурный дизайн на уровне глаз, уютные общественные зоны, активные нижние этажи зданий, мягкие границы формируют наполненную событиями и социальными контактами городскую среду (Гейл, 2012а: 44). Связывая организацию городского пространства с «социальной устойчивостью» городов, Я. Гейл выдвигает свою главную гипотезу -повышение качества пространства приводит к увеличению активности городской жизни.

Три вида деятельности, протекающей за пределами зданий, – обязательная, необязательная, социальная – в разной степени зависят от физической среды. Обязательная деятельность (учеба, работа, походы за покупками и т. ) слабо подвержена ее воздействию. Она происходит при любых условиях, но при высоком качестве городского пространства длительность пребывания в нем пешеходов, выполняющих необходимые передвижения, значительно увеличивается. Необязательные виды деятельности (прогулки, развлечения, рекреация) возможны только при благоприятных погодных условиях и на хорошо обустроенных общественных пространствах. При этом спектр вариантов такой деятельности под влиянием располагающей окружающей обстановки значительно расширяется. Социальная деятельность (любые формы взаимодействия с другими людьми в общественных местах), являющаяся производной от двух других – обязательной и необязательной, соответственно, возникает и поддерживается при наилучших условиях для их реализации (Гейл, 2012б: 9-13).

Многочисленные исследования поведения людей в общественных пространствах городов подтверждают гипотезу Я. Гейла о прямой зависимости количества видов активности, их интенсивности/длительности от качества физической среды. В свою очередь, имеет место и последующий возвратный положительный эффект: «спровоцированная» пространственно-архитектурными решениями активность городской жизни (социальные действия, взаимодействия, события и процессы) оказывает непосредственное влияние на последующее восприятие среды как дружелюбной, гостеприимной, комфортной для пребывания.

Анализ трактовок городской среды с позиций различных областей научного знания позволяет сформулировать ряд заключений. Во-первых, понимание городской среды как исключительно материально-предметного окружения либо, наоборот, полностью дематериализованного феномена является методологически непродуктивным. Позиция методологической синестезии предполагает определение городской среды как комплекса взаимосвязанных условий (естественно-природных и искусственно созданных, материальных и нематериальных, вещных и не-вещных), оказывающих прямое или опосредованное влияние на процессы жизнеобеспечения и жизнедеятельности населения в границах территории. Во-вторых, городская среда во всем многообразии составляющих ее элементов предстает как среда для реализации разнообразных потребностей населения – витальных, коммуникативных, культурных, образовательных, потребительских, рекреационных, досуговых, эстетических и пр. В-третьих, возможности реализации спектра жизнеобеспечивающих и жизнедеятельностных потребностей определяют качество городской среды.

Гейл Я. Города для людей / пер. с англ. Токтонова. , 2012а. 236 с.

Гейл Я. Жизнь среди зданий: использование общественных пространств : пер. с англ. , 2012б. 200 с.

Глазычев В. Социально-экологическая интерпретация городской среды. , 1984. 180 с.

Дридзе Т. Две новые парадигмы для социального познания и социальной практики // Социальная коммуникация и социальное управление в экоантропоцентрической и семиосоциопсихологической парадигмах : в 2 кн. / отв. ред. Дридзе. , 2000. 5-42.

Коган Л. Урбанология и городская политика: от осознания к знанию. , 2010. 226 с.

Крашенинников А. Когнитивная урбанистика: архетипы и прототипы городской среды. , 2020. 208 с.

Латур Б. Пересборка социального: введение в акторно-сетевую теорию / пер. с англ. под науч. ред. Гавриленко. , 2014. 384 с.

Яницкий О. Метаболическая концепция современного города // Социологическая наука и социальная практика. 2013. № 3. 16-32.

Dridze, T. (2000) Two new paradigms for social cognition and social practice. In: Dridze, T. (ed. ) Social communication and social management in eco-anthropocentric and semio-socio-psychological paradigms. Vol. Moscow, Izdatel’stvo Instituta sotsiologii RAN, 5-42. (In Russian)

Gehl, J. (2012а) Cities for people. Trans. Toktonov, A. Moscow, Al’pina Publisher. (In Russian) Gehl, J. (20126) Life between buildings. Moscow, Al’pina Publisher, Kontsern “Krost”. (In Russian) Glazychev, V. (1984) Socio-ecological interpretation of urban environment. Moscow, Nauka. (In Russian) Kogan, L. (2010) Urbanology and urban politics: from awareness to knowledge. Moscow. (In Russian) Krasheninnikov, A. (2020) Cognitive urban studies: Archetypes and prototypes of the urban environment. Moscow, Kurs. (In Russian)

Latour, B. (2000) When things strike back: a possible contribution of “science studies” to the social sciences. British Journal of Sociology. 51 (1), 107-123. Available from: doi:10. 1111/j. 1468-4446. 2000. 00107.

Latour, B. (2014) Reassembling the social: An introduction to actor-network theory. Trans. Gavrilenko, S. Moscow, Izdatel’skii dom Vysshei shkoly ehkonomiki. (In Russian)

Yanitskii, O. (2013) Metabolic concept of modern city. Sociologicheskaja Nauka i Social’naia Praktika. (3), 16-32. (In Russian)

Информация об авторе О. Нотман – кандидат социологических наук, доцент, доцент кафедры прикладной социологии, Уральский федеральный университет им. первого Президента России Б. Ельцина, Екатеринбург, Россия.

Information about the authors O. Notman – PhD in Social Sciences, Associate Professor of the Department of Applied Sociology, Ural Federal University named after the first President of Russia B. Yeltsin, Yekaterinburg, Russia.

Статья поступила в редакцию / The article was submitted 03. 2021; Одобрена после рецензирования / Approved after reviewing 14. 2021; Принята к публикации / Accepted for publication 23. 2021.

Подписка

  • Ежедневная
  • Еженедельная

На указанный Вами адрес электронной почты будет выслано письмо с подтверждением данной услуги и подробными инструкциями по дальнейшим действиям.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.