Please Wait

Однотипные унылые дома, забитые машинами дворы, редкие чахлые деревца вместо красивых зеленых насаждений. Многие красноярцы живут в таких условиях — причем как жильцы старых советских домов, так и «счастливые» обладатели квартир в новостройках. Почему так происходит? Можно ли сделать комфортной территорию бывшего завода? Или улучшить типовой микрорайон, когда-то построенный для нужд предприятия? Newslab ищет ответы на эти вопросы, заручившись помощью опытного архитектора.

Как «исцелить» промзоны?

Сегодня преобразование бывших территорий промышленных предприятий вместо застройки городских окраин — один из трендов современного градостроительства. Нерентабельные промышленные территории уходят под реновацию, которая может быть двух видов:

  • создание креативного кластера с экологичным производством — например, дизайн-завод «Флакон» в Москве;
  • строительство жилого района на месте промышленного предприятия — в Красноярске таких примеров множество

«Например, на месте Комбайнового завода возводится «Новоостровский» — при этом, по соседству находится старое красивое кирпичное здание — «Здание „Винной монополии г. Красноярска“, начала XX века. Замечательно, что был сохранен объект культурного наследия, вместе они формируют характер среды. Также важно создавать среду с широким переченем услуг, но при этом сомасштабную человеку. По архитектуре жилой среды сегодня становится важно формирование жилых домов различных архетипов. К тому же, в регион приходит комплексное развитие территорий, в рамках которого как раз будут осваиваться промзоны. Большое количество курсовых, дипломных работ студентов градостроителей ориентировано на реновацию бывших промышленных территорий, например правого берега — нефтебазу, судоремонтный завод», — рассказывает Ирина Федченко.

Помимо благоустройства, в обновленных промзонах может появляться и новое производство — при условии, что оно не наносит вреда экологии, что позволяет в перспективе создать на месте промышленных площадок так называемые «районы смешанного использования», где люди могут в течении минут 15-ти добраться пешком до работы, до школы, до детского сада и до дома. Кроме того, на кафедре Градостроительства студенты разрабатывают новые общественные объекты — комьюнити-центр (или Соседский центр), в котором люди могут собираться для работы, отдыха и решения важных вопросов — такой центр может стать новым «сердцем» жилого района в XXI веке.

Как же можно добиться того, чтобы жилые районы Красноярска не были ни депрессивно-унылыми, ни хаотично-разрозненными, как в части Северного и Взлетки? Для этого потребуется разработать специальный регламент, о котором речь пойдет ниже.

Почему в Красноярске некомфортно жить?

Разобраться в проблемах городской застройки Красноярска нам помогла Ирина Федченко — кандидат архитектуры, исследователь жилых планировочных единиц в структуре современного города в России и за рубежом, заведующая кафедрой Градостроительства Института архитектуры и дизайна Сибирского федерального университета.

В 2021 году на кафедре проводились исследование «Тенденции развития планировочной структуры Красноярска» (рук. кандидат архитектуры, профессор Кукина И. ), в рамках которого изучались закономерности развития структуры жилых территорий Красноярска. Ученые взяли данные о построенных домах в Красноярске с портала «Реформы ЖКХ» и математически рассчитали периоды массовой жилой застройки — таковых получилось четыре. И проследили их тенденции формирования.

Первый период массовой застройки приходится на 1960-1975 годы. Как раз в это время в городе был рывок развития промышленности и нужно было строить жилье для рабочих: стали формироваться Зеленая Роща, Северо-западный, район Предмостной площади.

Второй период был с 1975-ого по 1990-ый годы. Его можно условно назвать «периодом 97-ой серии панельных домов». В это время осваивались свободные территории на окраине города: Северный, Взлетка, Солнечный.

Период с 1990-ого по 2010-ой годы можно назвать «застойным». В Красноярске в те годы не было массового строительства, поскольку экономика страны сильно пострадала в 90-ые. Вместо этого в городе шла точечная застройка — правда, дома всё еще строили по типовым проектам.

Наконец, современный период, который начался в 2010-ом и продолжается сегодня — в город вновь вернулась массовая застройка. Большие территории вновь застраивают типовыми домами — формируя гомогенную среду. Причем, если в СССР соблюдение требований СНиПов было обязательным, то сегодня эти нормы носят рекомендательный характер.

«Рисунок плана сегодня отличается: раньше это была „типовая строчка“, затем „свободная планировка“ с домами блок-секционного типа, а сегодня у нас с одной стороны есть „Южный берег“ с квартальной застройкой, соседскими отношениями и активным первым этажом. С другой же стороны, в Пашенном идет строчная застройка, где возводятся дома в 22 этажа. Исследование говорит, что среда по-разному складывается в этих разных зонах застройки. Уже давно установлено, что чем ниже застройка — тем удобней будет людям жить в таких домах. Формирование городской среды сегодня как раз ориентируется на понижение этажности», — рассказывает Ирина Федченко.

Итак, ученые уже давно пришли к выводу, что для человеческого комфорта лучше всего строить дома не выше пяти этажей. Но ведь есть ещё и экономическая сторона — а для экономики, наоборот, выгодно возводить высотные здания! Это позволяет выжать максимум из территории: застройщик продаст больше квартир, а магазины и услуги по соседству — получат больше покупателей и клиентов и по итогу заплатят больше налогов в бюджет. Во многом из-за этого в Красноярске, как и во многих других российских городах, продолжает складываться очень агрессивная городская среда, которая плохо подходит человеку.

«Чем больше людей живет на территории — тем выше социальная нагрузка на дворовое пространство. Если этажей пять — то всем хорошо, но если этажей 25, при чуть большем размере двора — происходит перегрузка. Нужно соблюдать пропорции здания с размером двора. А в самом дворе должно быть место для разных социальных групп: не только детские и спортивные площадки, но также места для тихого отдыха и другие дворовые зоны. К тому же, сегодня принято делать дворы без машин», — объясняет архитектор.

Как раз о том, как можно решить проблемы городской среды в краевой столице и пойдет дальнейший разговор.

Please Wait

Эта концепция подразумевает децентрализацию и развитие инфраструктуры каждого района таким образом, чтобы в шаговой доступности от дома его жители могли работать, развлекаться и совершать покупки, получать новые впечатления.

«Идея, набирающая обороты в мегаполисах по всему миру, заключается в создании «города 15 минут» – в нем жители смогут добираться до всех необходимых объектов пешком в течение 15 минут, – объясняет Ольга Широкова, директор департамента консалтинга и аналитики Knight Frank. – Это касается инфраструктуры: кафе, ресторанов, спортивных объектов, развлечений, услуг, а также рабочих мест. Идея развития «15-минутного города» сейчас закладывается многими девелоперами в рамках КОТ, в том числе при застройке промзон. Схожая идея, но без привязки к четким дистанциям или временным промежуткам, – децентрализация городов, когда «качественные» рабочие места, а также инфраструктура не сосредоточены всего в нескольких локациях, а представлены однородно во всех районах города. Таким образом снижается нагрузка на транспортные сети, а у жителей остается больше свободного времени, которое раньше уходило на дорогу, что положительно скажется на качестве жизни».

«Все социальные объекты (школы, поликлиники, почты, детские сады), объекты досуга и спорта (парки, спортивные площадки, площадки выгула собак) расположены в шаговой доступности. В условиях постоянно ускоряющегося мира, огромного количества задач, горожанину не нужно ехать в соседний район для получения базовых услуг – ему достаточно выйти на прогулку и параллельно выполнить дела по дому, – говорит основатель «Арканики» Никита Выходцев. – Второй аспект, который решает эта тенденция – развитие малого бизнеса, организация рабочих мест поблизости от дома. Первый шаг – равномерное распределение бытовых функций, а второй – полицентричный город, где пиковые часы в общественном транспорте и на дорогах убираются, за счет равномерного распределения рабочих мест и образовательных учреждений, хорошим примером может стать Берлин, где ярко выраженный центр отсутствует, есть центр исторический, административный, культурный и т. , таким образом город равномерно насыщен кластерами с разным функционалом».

Внедрение цифровых сервисов помогает в первую очередь в управлении объектами недвижимости, достижении высокого уровня безопасности городской среды, стандартов комфорта.

«Принцип современного умного города – легко управляемая среда, – уверен Юрий Коган, директор по маркетингу ГК «Пионер». – Поэтому такое широкое распространение в последние годы получили системы умных домов, где у жителя есть доступ и контроль за всеми системами. Успешный пример, на который мы опирались – японский smart city Kashiwa-no-ha. Данный проект получил самую высокую «зеленую» оценку, платиновый сертификат LEED ND. В городе используется в большей степени солнечная и ветровая электроэнергия, а управление энергопотреблением централизовано. В “LIFE-Варшавская” в центр поступают сигналы всех систем: домофонов, лифтового оборудования, видеонаблюдения, учета энергоресурсов. Все работает интерактивно, онлайн. Система видеонаблюдения помогает дистанционно оценить задачу и отправить конкретного специалиста с необходимым оборудованием.

Please Wait

Кроме того, для застройщика единая диспетчерская стала дополнительным ресурсом для контроля за работой подрядчиков и на этапе сдачи объекта, и после ввода. Система единой диспетчерской собирает статистику по ошибкам, отработке заявок, а это дополнительный контроль инженерии и обслуживающих служб, а значит более эффективное управление».

«Москва получила сертификат «Устойчивые города и сообщества — показатели для умных городов» в 2019 году, – напоминает Никита Выходцев, основатель Арканики. – Сертификат охватывает более 180 параметров и 19 тем, в том числе экологию, безопасность, медицину, образование, ЖКХ, транспорт, цифровое управление и другие сферы. Это очень приятно слышать, т. в цифровизации Москва действительно задает тренд остальным российским городам, позволяя экономить время жителей и рабочее время сотрудников городских служб».

Забота об экологии также часто выходит на первый план в последнее время. Принципы «зеленого строительства» уже становятся обязательны для современных бизнес-центров, внедряются в строительство жилой, торговой и складской недвижимости. Вместе с этим всё больше внимания уделяется экологичному транспорту, велодорожкам, зарядкам и стоянкам для самокатов.

«Город будущего не должен загрязнять окружающую среду, – говорит Денис Колокольников,  управляющий партнер компании RRG, консультант проектов и городов развития на принципах ESG. – Безусловно, один из важных факторов города будущего – его максимальная пешеходность либо доступность общественным транспортом максимально удобным, т. необходимо минимизировать количество ДВС автомобилей или вовсе свести к нулю и использовать общественный электрический транспорт, чтобы снизить негативные выбросы в атмосферу. Город должен способствовать активному долголетию, т. в нем должна быть качественная вода, воздух, как в квартире, в офисе, так и в самом городе. Ментальное здоровье, акустическая гармония, грамотная и качественная инфраструктурная среда в ближайшем окружении, в том числе место работы, учебы, медицинские учреждения, торговые услуги, развлечение, жилье – в таких условиях человек может проживать 100-120 лет, заложенные природой».

«Роль озелененных пространств станет более важной, но в большей степени не в виде классических плоскостных парков, а гибридных типологий, многослойных структур, включающих в себя множество общественных функций, – уверена Мария Николаева, глава архитектурного бюро MAD Architects. – Это могут быть объекты торговли, выставочные пространства, открытые кинотеатры и концертные площадки, кафе, рабочие зоны, поверх которых расположатся новые парки. Пилотным опытом работы с данной концепцией можно назвать проект в Зарядье.

Please Wait

Архитекторы будут искать различные альтернативные возможности организации озелененных территорий внутри уже сложившейся городской пристройки. Например, пока еще крайне редко можно встретить крупные торговые комплексы, использующие кровлю, а ведь такие огромные площади вполне можно преобразовать в озелененные пешеходные пространства. ТРЦ редко бывают выше трех-четырех этажей, а это значит, что подобные парки можно достаточно органично интегрировать в общую структуру городских зеленых коридоров и преобразовать в вертикальные общественные локации. Такие идеи на данный момент могут показаться слишком дорогостоящими и даже утопичными, но если данный концепт перерастет в проектировочный стандарт, то девелоперы, город и люди от этого только выиграют».

«Во всех сферах будут активно применяться “зелёные технологии”, и транспорта это коснется далеко не в последнюю очередь, – Олег Клявин, основатель и главный конструктор компании Change Mobility Together (ООО “Центр технологического консалтинга”), разработчик электромобилей. – Например, в 2020 году в Норвегии было продано больше электромобилей, чем бензиновых.

По нашей оценке, уже более 15% российских автолюбителей всерьез рассматривают покупку электромобиля в ближайшие несколько лет. Рост спроса подтверждается официальной статистикой: в прошлом году было продано в 2,6 раз больше электромобилей, чем в 2020 году. Ожидаемо, что и “город будущего” заполнит электротранспорт разных видов.

При этом сложно точно предсказать, какой именно из сервисов “выстрелит”. Скажем, будут ли популярны беспилотные микроэлектробусы. Но, как инженер, хочу отметить, что компоновка электротранспорта (по сути, плоская платформа, на которую можно поставить что угодно) позволяет воплотить совершенно новые формы транспорта – сделать, скажем, “мини-комнаты на колесах”, или сменные грузо-пассажирские блоки, или интеграцию с дронами и так далее – в зависимости от того, какой сервис понадобится потребителю. И таких концептов уже создано достаточно много.

Способы зарядить автомобиль тоже станут более разнообразными: это уже не просто отдельная станция АЗС, а и домашняя зарядка от розетки, и станции быстрой зарядки, и моментальная замена аккумуляторной батареи. Уже есть даже шоссе, которые заряжают электромобиль, пока ты едешь».

Please Wait

«Сейчас он (экологический тренд) в основном заключается во внедрении сортировки отходов (однако чаще всего реализуется посредством инициатив самих жителей), – сетует Ольга Широкова. – В элитных проектах эко-тренд проявляется в использовании современных инженерных систем, очищающих воздух и воду в несколько этапов. Преимуществом становятся не только качество среды внутри помещений, но и рациональное использование ресурсов. Например, в некоторых объектах отработанный воздух попадает в специальную систему, где регенерируется в тепло, а затем оно используется для подогрева воздуха в холлах. В строительстве также могут применяться особые материалы, такие как плитка с эффектом самоочистки. К экологии можно отнести развитие и благоустройство парковых зон, наблюдающееся сейчас во многих городах России. Все больше внимания уделяется озеленению, обустройству набережных, созданию спортивных площадок на открытом воздухе. Есть и масштабные проекты по развитию целых районов эко-направленности: разработан мастер-план нового города на Сахалине – Экополиса, где планируется построить около 1 млн кв. м жилья и появится более 15 тыс. рабочих мест. В Казани планируется строительство Экорайона на 750 га». Вадим Иванов, директор по продукту MR Group, добавляет к понятию экологичности района и другие смыслы: «Экологичные кварталы – сочетание открытых территорий сквозь которые как река, протекают городские потоки пешеходов как для сквозного прохода к соседним территриям так и для пользования коммерческой инфраструктурой и сервисами самого квартала: магазины, кафе, бытовые услуги, и сочетание закрытых приватных дворов, частной территории для жителей, как островков личного пространства и безопасности. Также мы следим за ростом личного электротранспорта и предусматриваем в проектах полное покрытие инфраструкторой к которой можно подключить любые зарядные станции. Предусматриваем отдельные помещения для зарядных станций городских операторов малой мобильности: самокаты, велосипеды.

С первыми тремя трендами как ни странно сочетается идея вертикального развития городов. Несмотря на то, что урбанисты в большинстве своем выступают за малоэтажное строительство, в крупных мегаполисах крайне сложно реализовать одновременно и всю возможную инфраструктуру в 15-минутной доступности, и умное управление, и «зеленые» инициативы, чтобы при этом торговые и развлекательные (например) проекты были рентабельны, а квадратный метр жилья не стоил, как чугунный мост.

«Уплотнение Москвы неизбежно: сюда ежегодно приезжает все больше людей – учиться, работать и просто жить в комфортных условиях. Низкоэтажное строительство проблему уплотнения не решит: транспортная доступность при этом становится все хуже, сложнее предусмотреть и необходимый объем социальной инфраструктуры, магазинов, поликлиник и школ в пешей доступности от каждого дома, – считают в Capital Group. – Небоскреб же за счет меньшего пятна застройки позволяет выделить больше площадей под инфраструктуру, к которой у жителей будет прямой и быстрый доступ – достаточно просто спуститься на лифте на первый этаж. В самих комплексах расположены магазины, кафе и рестораны, химчистка, спа и фитнес-центр. Формат небоскребов становится все более популярным, в том числе у семейной аудитории: этому способствует и постепенный выход высотного строительства за пределы «Москва-Сити», расположение проектов рядом с парками и зелеными территориями. Мы считаем, что в дальнейшем престижность недвижимости может определяться как раз не районом, а высотными параметрами: чем выше этаж, тем более статусным будет считаться жилье.

Безусловно, в Москве будут не только небоскребы: сохранится и малоэтажная застройка, и исторические памятники. Одним из примеров архитектуры будущего, которая при этом гармонично сочетается с исторической застройкой, мы всегда называем «Бадаевский» – этот проект решает сразу несколько вопросов, которые стоят перед многими мировыми мегаполисами. Один из них: как взять историческое наследие в современность, одновременно сохранив памятник и включив его в жизнь города. В «Бадаевском» этот вопрос решается с помощью расположения нового строительства на 35-метровых колоннах за историческими корпусами бывшего пивоваренного завода».

Please Wait

«В плане Экономики город должен быть удобен для бизнеса, а это значит, необходима высокая концентрация деловой активности на кв. Это высотные деловые районы где удобно и быстро реализуются бизнес задачи, – соглашается Вадим Иванов, MR Group. – Главным тезисом характеризующим именно город будущего я бы назвал: скорость. Житель города будущего должен с большей скоростью и с меньшим усилием достигать реализации своих бытовых и деловых целей, тем самым получая больше свободного времени на отдых и наслаждение жизнью».

«С точки зрения функций объектов очевиден тренд на многофункциональность, – напоминает Лукаш Качмарчик, партнер архитектурного бюро Blank Architects (в составе консорциума BACE). – Уходя от монофункциональных зданий, мы можем увеличивать количество их пользователей и правильно поддерживать экономику проектов. С этой точки зрения формат небоскребов и МФК оптимален – особенно для жилых районов, где строительство ведется полностью с нуля. При этом строительство такого формата требует параллельного развития транспортной сети – не только расширения дорог и увеличения количества транспортных развязок, но и внедрения новых маршрутов общественного транспорта и строительства станций метро.

«Именно технологический прогресс по большей части задает вектор развития общества, – считает Александр Стариков, партнер архитектурного бюро Syntaxis. – Возможно, с полноценным переходом на использование электротранспорта уровень шума и загрязнения станет настолько ничтожным, что практически полное соседство жилья и магистралей станет удобным, безопасным и комфортным. Это приведет к уплотнению застройки и при оптимистичных прогнозах возможно к увеличению площадей парков и зелёных зон. Если заглянуть еще в более отдаленное будущее, то можно предположить, что при развитии воздушного городского транспорта, когда первые этажи городов с кафе и входными группами зданий перенесутся в небо, город буквально перевернется.

Please Wait

Город является отражением того, как нам комфортнее жить на данном этапе развития цивилизации и в данном контексте важно осознавать, что технологии развиваются очень динамично. Некоторые пытаются игнорировать данный факт, откладывая их внедрение в городскую ткань на неопределённое время, пытаясь примерять старые модели на новый уклад жизни. Умение оперативно подстраиваться под современные тенденции – один из ключевых факторов определения эффективности транспортных систем. Любая даже самая передовая инфраструктура большого города со временем устаревает и теряет свои преимущества».

Впрочем, Джон Марк Кланси, основатель Clancy Engineering (входит в консорциум BACE), придерживается другого мнения относительно того, что можно называть «городом будущего»: «На мой взгляд, вместо больших агломераций, «умные» города будущего могут представлять собой крепкие региональные центры, рассчитанные на 1-2 млн жителей. В таких условиях можно гораздо эффективнее развивать рекреационную среду и инфраструктуру, а также сохраняется возможность для создания зеленых территорий и строительства объектов в «человеческом» масштабе. Разумеется, мегаполисы с небоскребами продолжат существовать, но их модель развития не может распространяться на все современные города как единственно верная. В то же время, децентрализация, которая сегодня происходит в Москве, за счет создания рабочих мест вне центра города, может переломить ситуацию и сформировать новые модели жизни в большом городе – когда для работы и отдыха не обязательно покидать район, в котором живешь, а, значит, не обязательно пользоваться общественным или личным транспортом».

Градостроительный контекст и его польза

Застройка территории Красноярска определяется несколькими документами, главный среди которых — Генеральный план города. Однако, существующие нормативы регулируют только высоту новых зданий и отступы от «красных линий» (проще говоря, от дорог).

«Было бы замечательно регулировать архитектурный облик зданий в зависимости от районов расположения. Например, указываем, что в определенном районе можно строить жилые только с определенными ставнями, дверьми, определенной высоты и определенных цветов. Чем больше будет архитектурно-планировочных норм, тем больше будет четких канонов. Сегодня не хватает регламента, по которому можно развивать городскую застройку именно Красноярска. Новая застройка должна быть соотносима с застройкой уже существующей, а также с окружающей средой. Хорошая жилая среда будущего — это озеленный и интегрированный в градостроительный контекст, пешеходоориентированный район», — рассказывает архитектор.

Как раз формирование градостроительного контекста и стало бы задачей нового регламента. Для его создания нужно решить множество сложных, но интересных вопросов:

  • какие цвета и архитектурные формы подходят именно для Сибири, отражают ее уникальность?
  • какие характерные для Сибири элементы лучше всего подходят именно Красноярску?
  • какие черты Красноярска лучше всего подходят тому или иному его району?

Может ли в Красноярске появиться регламент, определяющий контекст застройки? Да, определенно. Ведь, казалось бы, еще совсем недавно покупателей интересовали лишь квадратные метры — но уже сегодня многие готовы платить за комфортные условия вроде закрытого двора без машин.

Со временем потребности покупателей будут только расти: люди начнут учитывать не только двор и окрестности, но и всю прилегающую территорию со всеми ее особенностями — включая и культурный фактор. Как только в обществе возникнет потребительский запрос на сохранение градостроительного контекста — соответствующие регламенты появятся очень быстро.

Андрей Медведев, специально для интернет-газеты Newslab, фото Алины Ковригиной

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.