Мезо-пространства городской среды – А. В. Крашенинников

Крашенинников

Московский архитектурный институт (государственная академия), Москва, Россия

Аннотация

Статья продолжает серию публикаций по когнитивной урбанистике ‒ новому научному направлению, которое систематизирует представления людей об архитектурном пространстве. Цель исследования – изучение так называемого «средового поведения», то есть деятельности и общения людей в архитектурном пространстве. Объект исследования – публичные пространства города, к которым относятся наиболее важные участки территории общего пользования. Предлагается метод – стратификация общественного пространства на проектные комплексы ‒ «мезо-пространства». Мезо-пространства – это непосредственное окружение места деятельности, которое мы можем окинуть взглядом и проконтролировать. Предлагается классифицировать мезо-пространства при помощи характерного типа неформального социального контроля. Сoгласно концепции О. Ньюмана, социальный контроль различается по источнику – на персональный / публичный, и по интенсивности (продолжительности) – на постоянный / временный. Для решения вопросов социального комфорта, целостности и масштабности городских пространств предлагается метод стратификации разделить городской ландшафт на взаимосвязанные проектные комплексы, определить для них основные сценарии и действующих лиц, обеспечить не только удобство и комфорт, но также найти смыслы и значения. Теоретические модели мезо-пространств дают концептуальную основу для рекомендаций по архитектурной и градостроительной организации участков территории общего пользования. Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 13-00-00001 а.

Места на территории общего пользования

В международной конкуренции городов общественные пространства служат индикатором социально-культурной среды, определяющим привлекательность города или его градостроительный потенциал. Очевидно, что улучшая качество городской среды, мы создаем более позитивный образ города и, как следствие, повышаем его рейтинг. Идеи о взаимодействии образа и формы города становятся все более актуальными. Фундаментальные наблюдения в этой области были опубликованы в книгах и статьях К. Линча, В. Глазычева, А. Гутнова, Н. Шульца, Р. Соммера, А. Высоковского, К. Доксиадиса, К. Александера, А. Раппопорта, А. Кияненко, М. Савченко. Можно говорить о формировании целого направления в исследовании и проектировании города. Рекомендации по проектированию основаны на представлениях людей об окружающем пространстве, что, в конечном итоге, позволяет более эффективно использовать территориальные ресурсы.

Уильям Уайт в книге «Дизайн пространства»1 рассуждает о том, почему некоторые парки и площади города Нью-Йорка горожане охотно посещают, а иные обходят стороной. Он отмечает, что «степень освоенности территории зависит от эффективности обеспечения “функции” места: удобной локализации, функционального оснащения, приемлемой экологии (микроклимата)». Следуя методике функционального формообразования, необходимо представить и разделить территорию общего пользования на отдельные места. Исходя из сложившейся практики проектной деятельности, предлагается выделить три укрупненных масштабных уровня антропогенной среды:

  • микро-пространства ‒ места нахождения людей, такие как отдельные помещения или площадки;
  • мезо-пространства ‒ залы внутри зданий, городские площади, кварталы;

1 Whyte W. The design of spaces // The City Reader / edited by R. Legates & F. Stout. 2nded. ‒ 2001. 484 ‒ 490.

На каждом масштабном уровне по-разному проявляются общие законы гармонии и целостности; разные компетенции требуются от специалистов для решения практических задач, что мы и видим на примере дифференциации профессиональных компетенций дизайнеров, архитекторов, градостроителей, географов, экологов и других профессионалов, – исследующих, проектирующих, управляющих развитием пространственной структуры антропогенной среды.

Личные переживания и впечатления людей порождают ощущение места. «Места» и «события» составляют важную пару понятий когнитивной урбанистики. Место ‒ как элемент архитектурного пространства ‒ подчиняется законам архитектурной композиции. Событие – как элемент социального пространства – придает значение месту. У событий есть участники и зрители. У тех и других есть роли, а у сцены есть декорации. В отличие от классического театра, роли участников и зрителей часто меняются; соответственно, меняется и представление о назначении места действия. Отсюда следует первый тезис когнитивной урбанистики: «место» надо исследовать и проектировать как социально-пространственный комплекс. Место есть гибрид архитектурного пространства и представлений о нем – «архетипа». Осмысление социально-культурного и пространственного контекста поведения людей в городской среде позволяет корректировать решения в области городского дизайна, планировки территории, территориального планирования.

Место как архетип социального пространства

Таким образом, можно выделить четыре базовых типа мезо-пространства:

  • места с постоянным персональным контролем;
  • места с временным персональным контролем;
  • места с постоянным публичным контролем;
  • места с временным публичным контролем3.

Исходя из вышеизложенного, в пространственной структуре архетипов (микро-, мезо-, макро-пространств) выделяются три пары качественных признаков: близость/удаленность, открытость/закрытость и связанность/разделенность ядер социальной активности.

Социальный контроль как основа типологии мезо-пространства

Место в архитектурном пространстве обладает социальным статусом, который проявляется в публичности или приватности места действия, а также принадлежности территории определенной группе людей. Социальный статус означает уместность тех или иных действий. Формальный контроль за поведением осуществляют, в первую очередь, лица, наделенные функциями обеспечения порядка. Помимо формального, существует неформальный контроль. Агентами неформального контроля выступают люди, находящиеся в общем визуальном пространстве. Внешним признаком социального контроля является присутствие других людей и идентификация места действия как публичного или приватного. Условиями формирования социального контроля является возможность увидеть, услышать других людей и, при необходимости, вмешаться в события.

Пространства социального контроля ‒ Мезо-пространства ‒ представляют собой места городского ландшафта, которые человек может не только охватить взглядом, но в которых он чувствует свою ответственность за происходящие на его глазах события и сопричастность им. Поэтому проектировать следует не только малые и большие архитектурные и ландшафтные формы, но и места нахождения людей. То есть, для эффективности использования пространства важно и расположение дорожек, входов и окон; и направление визуальных связей и маршрутов движения; и размеры и границы мест деятельности. Места социальной активности так же важны, как и физические объекты, их функциональное оснащение и освещение, и благоустройство участка.

Мeзо-пространство вписывается в физическое пространство улицы, занимая наиболее доступные и удобные площадки. Со временем эти площадки становятся узнаваемыми и связанными с привычными сценариями средового поведения. Социальный статус места определяет возможные сценарии поведения людей, а сценарии задают «тему» для архитектурной организации пространства. Для каждого сценария характерен свой уровень пространственного контакта с другими людьми, который выражается в пространственной обособленности или в присутствии других людей, а также в ощущении своей роли и ответственности за действия окружающих людей.

Архетипы и прототипы архитектурного пространства

Архитектурное пространство ‒ это организованное человеком пространство жизнедеятельности. Оно строится целенаправленно и является, в конечном счете, отражением мировоззрения и системы ценностей, а также мастерства всех, кто проектировал, советовал, строил, украшал и эксплуатировал объекты дизайна и архитектуры. Архитектурное пространство ‒ это «застывшая культура» смыслов, экономики и технологий. Аристотель полагал что пространство (топос) есть сумма всех мест, «динамическое поле, в котором существуют «направления и качества»4.

4 Aristotle: Space (topos) is a sum of all places, a dynamic field with directions and qualities.

Архетипы архитектурного пространства – это «служебные абстрактные идеи, полученные из умозаключений, основанных на наблюдениях». В отличие от архетипа (мыслительной структуры), прототип (паттерн) – это обобщенная схема физического пространства. Пространственная структура прототипа ‒ это инвариантная схема, направленная на решение определенной проблемы или обеспечение условий для определенного сценария.

Различная ценность пространства для разного рода занятий и процессов создает многообразные схемы прототипов при помощи:

  • расположения (локализации) мест деятельности,
  • структурной дифференциации территории на центральные и периферийные участки,
  • проницаемости и форме границ,
  • рисунка направлений и связей.

«Ядра» социальной активности ‒ это места непосредственного нахождения людей. Видимое (но не используемое) пространство воспринимается как периферия. Периферия играет роль пространственного резерва, границы или «буфера» происходящих событий.

«Якорные точки» социальной активности ‒ это места притяжения людей, в роли которых обычно выступают входы и выходы из здания, остановки транспорта, достопримечательности, знаковые объекты, элементы инженерной инфраструктуры. Якорные точки становятся узловыми точками пешеходного движения, вокруг которых образуются ядра социальной активности.

«Маршруты» ‒ это линии движения, связывающие «якорные точки». Точки начала маршрутов также называют «фокусы», «порталы», «шлюзы». Маршруты идут по «направлениям» и образуют линейные, сетевые, облачные структуры.

«Узлы» ‒ это места пересечения «маршрутов». Узлы становятся вторичными ядрами активности, якорными точками и «тригерами» изменения сценария.

Суммируя вышесказанное, заметим, что существенными пространственными параметрами прототипов архитектурного пространства являются:

  • дистанции, на которых происходят социальные взаимодействия;
  • возможные направления контактов и визуальных связей;
  • конфигурация и прозрачность окружающих границ;
  • тип социального контроля;

Четыре базовых модели городского мезо-пространства

5 Архитектурно-социологические натурные обследования с применением диаграммы средового поведения были проведены в 2012 ‒ 2013 гг. студентами 5 курса в рамках научно-исследовательской работы кафедры Градостроительства МАРХИ «Социальные пространства городской среды». Задачей исследования было выявление наиболее освоенных участков городской среды и описание происходящей там социальной активности.

Мезо-пространства городской среды – А. В. Крашенинников

Таблица 1. Четыре базовых мезо-пространства городской среды в застройке средней этажности (рисунки автора)

Пространственные характеристики базовых прототипов городских пространствЭлементы поведенческих сценариев «мизансцен городской жизни» на Диаграмме средового поведения
ДВОР ‒ пространство постоянного персонального контроля. Формируется перед окнами и со стороны входов в жилые дома. Якорной точкой пространственной структуры мезо-пространства служит именно вход в жилой дом. Наиболее характерные эпизоды социальной активности занимают левый верхний сектор на Диаграмме средового поведения и выражаются в таких микро-пространствах, как: ниша, стенка, тропа, скамейки. В функциональном плане важным условием является ограничение транзитного движения, безопасность для детей и защита от шума. В соответствии с действующими нормативами минимальная ширина палисадника вдоль корпуса для застройки средней этажности составляет 5 – 8 метров, что соответствует диаметру одного микро-пространства. Развитая структура прототипа двора состоит из 4 – 6 микропространств, что дает рекомендованную ширину дворовой территории перед входом в жилой дом в 20 – 30 м. СКВЕР – пространство временного публичного контроля. Формируется вокруг небольших открытых участков без транзитного движения, окруженных зелеными насаждениями. Якорными точками выступают удобно поставленные скамейки, элементы уличного дизайна и прикладного искусства. Наиболее характерные эпизоды социальной активности занимают правый верхний сектор на Диаграмме средового поведения и выражаются в таких микро-пространствах, как: площадка, форум, скамейки, ниша. Пространственная структура мезо-пространства строится вокруг центральной площадки и формируется средствами ландшафтной архитектуры: геопластикой, разнообразными зелеными насаждениями, водными поверхностями, крупными деревьями. Минимальная площадь рекомендуется от 400 кв. м, глубина карманов вдоль аллеи -8-12 м. ПЕРЕУЛОК – пространство временного персонального контроля. Формируется вдоль проходов и проездов между домами. Пространственная структура мезо-пространства строится вдоль линии движения людей. Наиболее характерные эпизоды социальной активности занимают левый нижний сектор на Диаграмме средового поведения и выражаются в таких микро-пространствах, как: тропа, стенка, угол, форум. В функциональном плане важным дополнением к публичному пространству служат места парковки автомобилей, места расположения площадок коммунального назначения и технические сооружения инженерной инфраструктуры. Минимальная ширина переулка ограничена расстоянием между окнами жилых домов, расположенных с противоположных сторон проезда, и составляет 20 м. Рекомендуемая ширина – с учетом проезда, двухсторонней парковки и санитарного разрыва от автомашин до окон жилых домов – около 40 м. Длина или протяженность мезо-пространства ограничена дистанцией в 100-150 м. УЛИЦА – пространство постоянного публичного контроля. Формируется на основе концентрации объектов общественного назначения перед входами в общественные здания, рядом с остановками общественного транспорта, вдоль маршрутов интенсивного движения людей. Наиболее характерные эпизоды социальной активности занимают левый нижний сектор на Диаграмме средового поведения и выражаются в таких микро-пространствах, как: угол, узел, форум, тропа. Непрерывность пешеходного пространства нарушается проезжей частью и островками функциональных объектов, из-за чего пространственная структура мезо-пространства получает пустоты и рваный контур границ. Пустоты могут быть заняты объектами культуры и искусства, информации, рекламы, временными и передвижными точками и площадками выступлений уличных артистов. Максимальная ширина мезо-пространства ограничена возможностью рассмотреть людей на противоположной стороне, поэтому ширина должна быть не менее 40 – 50 м. В то же время, если проезжая часть улицы шире 20 м, а плотность людей недостаточна для создания условий публичного контроля, пешеходную зону лучше делать односторонней, шириной не менее 12 -20 м.

Наблюдение за жизнью общественных пространств в современной жилой застройке показало, что традиционные формы городских пространств – такие, как квартал, сквер, переулок, бульвар, площадь – постепенно «прорастают» даже в микрорайонах, построенных по моделям модернизма. В эпоху постмодернизма «традиционную» среду пытались имитировать или изобразить. Комфортную жилую среду можно вырастить, если знать закономерности формирования социально-пространственной структуры городской среды. Задача архитектора состоит не столько в декорировании городской среды, сколько в режиссуре всего «спектакля» городской жизни путем организации «места действия» и оформления мизансцен. Социальный сценарий освоения публичного пространства определяет комплекс пространственных требований к организации среды. Поскольку поведение и место деятельности взаимосвязаны как на психофизиологическом, так и на социокультурном уровне, то сценарий освоения публичного пространства можно использовать в градостроительном проектировании как технологическую схему функционально-пространственной организации архитектурного пространства.

Основные темы базовых моделей мезо-пространств

Таблица 2. Сопоставление четырех классических темпераментов с базовыми мезо-пространствами городской среды (предложение автора)

Темперамент человекаТип социального контроля “места “
Сильный, уравновешенный, инертный – флегматикПостоянный персональный контроль – локальное закрытое пространство – «двор»
Сильный, уравновешенный, подвижный – сангвиникВременный персональный контроль– закрытое транзитное пространство – «переулок»
Сильный, неуравновешенный тип с преобладанием возбуждения – холерикПостоянный публичный контроль – открытое транзитное пространство – «улица»
Слабый тип – меланхоликВременный публичный контроль – локальное открытое пространство – «сад»

Следующим важным следствием сопоставления основных темпераментов и пространственной структуры места действия могли бы стать рекомендации по оформлению ведущей темы мезо-пространства. Художественно осмысленная тема лежит в основе архитектурной композиции, а ее воплощение каждый архитектор определяет самостоятельно (Рис.

Мезо-пространства городской среды – А. В. Крашенинников

Рис. Обобщенные схемы четырех базовых мезо-пространств (рисунок автора)

Заключение и выводы

Архитектурное пространство проектируется как место деятельности социальных групп или место совершения социально значимых событий. Далее форма архитектурного пространства живет своей жизнью, часто с другим функциональным наполнением. История архитектуры дает нам много примеров подобного использования зданий и городских пространств. Однако глаз всегда выделяет осмысленное и продуманное окружение, более благоприятное для людей. Как было показано в статье, поведение и место деятельности взаимосвязаны как на психофизиологическом, так и на социокультурном уровне, что создает фундаментальную основу для моделирования и проектирования городской среды под определенные сценарии. Когнитивные модели мезо-пространств представляют собой умозрительные конструкции, основанные на впечатлении о действиях отдельных лиц и людей; границы определяются их включенностью в «общую жизнь».

Пространственная структура «места» отражается с помощью мыслительных структур – архетипов. Архетипы ассоциируются с определенными пространственными схемами-прототипами. При помощи прототипов возможно описать структуру физического пространства различного масштаба.

Предложенные в статье базовые модели мезо-пространств позволяют систематизировать представления жителей об архитектурном пространстве и практически могут быть использованы в прогнозировании, программировании, проектировании и мониторинге пешеходного пространства современного города. В дальнейшем предстоит провести исследования в различных городах и наполнить эти модели конкретным содержанием.

Литература

  • Физическое и социальное пространство // Социология социального пространства. – М. : Институт экспериментальной социологии. – СПб. : Алетейя, 2007. – С. 49 – 64.
  • Зиммель, Г. Большие горoда и духовная жизнь // Логос. – 2002. – № 3. – 4(34).
  • Кияненко, К. В. О феномене, структуре и духе места у К.Норберг-Шульца // Архитектурный Вестник. – 2008. – №3 (102).
  • Крашенинников, А. В. Апробация диаграммы средового поведения // Наука, образование и экспериментальное проектирование: Материалы межд. науч.-практ. конференции 8 – 12 апр. 2013 г. Сб. статей. – М. : МАРХИ, 2013. – C. 264 – 268.
  • Крашенинников, А. В. Жилые кварталы. Реконструкция и модернизация зданий и комплексов. Под ред. А. Н.Белкина и др. – М. : Высшая школа, 1988. – 87 c.
  • Филиппов, А. Ф. Элементарная социология пространства // Социологический журнал. – 1995. – №1. – C. 45 – 69.
  • Хейдметс, М. Феномен персонализации среды: теоретический анализ // Средовые условия групповой деятельности. – Таллинн: Тал. пед. ин-т, 1988. – С. 7–57.
  • Широкова, Л. А. Социокультурный потенциал места // Наука, образование и экспериментальное проектирование: материалы межд. науч.-практ. конференции 8-12 апр. 2013 г. Сб. статей. – М. : МАРХИ, 2013.
  • Labrouste, H. Structure brought to light / Labrouste H., Bélier C., Bergdoll B., Le Cœur M., Bressani M., Museum of Modern Art (New York N.Y.), Cité de l’architecture et du patrimoine (Paris France), Bibliothèque nationale de France. – New York : Museum of Modern Art, 2012. – 270 s.
  • Newman, O. Defensible Space: Crime Prevention Through Urban Design. Macmillan, 1972. – 264 s.
  • Environment and Behavior: Planning and Everyday Urban Life / Porteus D.: Addison-Wesley Pub. Co, 1977. – 460 s.
  • Solso, R. L.Cognitive psychology. – Boston: Allyn and Bacon, 2001. – xix. – 602 s.
  • Personal space; The behavioral basis of design. A Spectrum book / Sommer R. – Englewood Cliffs, N.J. Prentice-Hall, 1969. A Spectrum book. –xi. – 177 s.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Катастрофическое
состояние городов нашей страны, не удовлетворяющих требованиям современного
городского образа жизни и в большинстве своей утративших историко-культурное
своеобразие, требует безотлагательной кардинальной смены приоритетов и
принципов градостроительного контроля. Совершенно очевидно, что дальнейшее
наращивание нормативной обеспеченности регламентируемого обслуживания не только
не улучшает, но значительно ухудшает все характеристики городской среды. Благодаря умножению скудных сценариев городской жизни, рутинных форм
обслуживания, безлюдных убогих пространств на периферии города – по всей
градостроительной системе, включая исторический центр, транслируются уродливые
типы бездуховной среды, отвечающие нормативным формулам.

Как правило,
проектировщик выполняет традиционную задачу в рамках регламентирующей документации,
в которую не включаются ни анализ потребностей, ресурсов, сложившихся структур,
ни прогноз последствий. Динамизм городской среды и ее фрагментов вызывает
необходимость разработки новых методологических принципов, безотлагательного
перехода от мнимых форм управления к действенным способам градостроительного
регулирования, к рассмотрению каждого частного вопроса в единой структуре
проблем городского развития, с оценкой возможности реального оперативного
воздействия на каждую из подсистем городской инфраструктуры и на степень их
сбалансированности между собой.

В реальном
отечественном градоформировании сегодня отсутствуют механизмы регулирования
интенсивного и сбалансированного развития градостроительных систем. Не
проводятся предпроектные исследования динамики социокультурного и
структурно-функционального потенциалов системы. Не выявляются инварианты,
архетипы и другие виды внутренних ресурсов городского, развития. Не принимается
в расчет то важное обстоятельство, что целый ряд элементов, процессов и структур
играет роль тех “слабых отклонений”, которые способны значительно
изменить общий ход развития системы. Введение одних элементов и структур
ускоряет процесс типологического восхождения, другие могут блокировать,
деформировать или снизить темп становления системы. Поэтому важно найти такой
способ составления описательной модели и определения “управляемых параметров”
градостроительного объекта, которым можно было бы пользоваться в ходе имитации
его изменений, оценки последствий принимаемых решений.

Теоретически
совершенно ясно, что громоздкости и статичности традиционных форм
градостроительного управления, малоэффективных и по существу фальсифицирующих
регулирование городского развития: генпланов, ЦДЛ, схем функционального
зонирования и т. – пора противопоставить новые идеи, методы изучения и
способы контроля за развитием многомерной динамичной городской среды.

Пагубность
универсальных догм и регламентации вполне доказана действующими в стране
остаточным принципом и нормативный подходом к решении сложнейших
градостроительных вопросов. Хорошо известно, что если стандарты основываются на
практике, а практика предоставлена самой себе, то такое положение может лишь
способствовать увековечению изъянов этой практики.

В то же время каждый
город обладает индивидуальным генетическим кодом, распознание которого может
служить ключом для его возрождения. Невозможно повернуть ход истории и
воссоздать градостроительную систему в рафинированном состоянии. Вся
сложившаяся городская инфраструктура вместе с ее фрагментами, приобретенными за
десятилетия процветающего остаточного принципа, является накопленным ресурсом,
многократно превышающий те капиталовложения, которые планируются на
преобразование городской среды в ближайшее десятилетие.

Чтобы предотвратить
дальнейшую деградацию городской среды и выработать механизмы согласованного
развития сложившихся подсистем, каждую осознанную в городе конкретную
потребность в строительстве того или иного объекта культуры и тем более
общественного центра, подкрепленную организационными и материальными
возможностями, следует рассматривать в контексте общих проблем городского
развития. При этом ключевой целью предпроектного анализа является описание
существующих накопленных ресурсов и ведущих проблем формирования системы
центров. Эффективность решения этих проблем зависит от степени использования
уже имеющихся структур и от конкретной архитектурно-градостроительной задачи.

На современном этапе
в отечественном градостроительстве наиболее актуальным является не столько
расширение сферы архитектурной критики,
сколько безотлагательное введение в практику реального формирования систем
общественных центров новых подходов, новых типов среды, новых форы
научно-проектной работы, позволяющей объединить и поднять не более высокий
уровень все разрозненные сегодня сферы профессиональной деятельности, включая
научные изыскания, планировку, проектирование зданий, благоустройство и дизайн. Одной из важнейших форм научно-проектной деятельности является разработка
градостроительно-средовых концепций формирования современных общественных
центров.

Проектирование уникального
многофункционального архитектурно-строительного объекта значительно сложнее
проектирования традиционных типов общественных зданий и включает чрезвычайно
важный для поиска наиболее эффективного решения специальный, очень важный этап
подготовительной работы. Этот этап, условно называемый предпроектным
исследованием, по существу определяет обобщенную модель объекта, отвечающего
современным требованиям к формированию общественных центров: от адекватности
месту в системе центров до обеспечения многообразия возможностей городского
поведения и привлекательности среды.

Материально-пространственный аспект городского
контекста чаще всего ограничивают вопросами художественно-композиционного
анализа ситуации и объемного моделирования объекта. Однако на
интуитивно-эстетическом уровне осознания здание вовсе не всегда распознается
как часть городского целого, выступающая по отношению к городскому пространству
как элемент более низкого порядка. Необходима специальная аналитическая
процедура для определения внешних требований к зданию, установления его роли в
городском контексте, а контекста – в системе. Осознание возможности
качественного скачка в развитии городской среды за счет органичного включения в
контекст города нового элемента и определение внешних требований к этому
элементу имеют решающее влияние на его построение. Пока при возведении или
реконструкции зданий не учитывают пространственные проблемы развития города,
сообразуясь только с внутренними функциями, согласованное городское целое не
может существовать и каждый подобный акт ухудшает все качественные
характеристики городской среды.

Чрезмерная централизация управления городских
сетей обслуживания и автономность их строения, эксплуатации и развития являются
серьезными препятствиями для организации полноценных многофункциональных комплексов, давно
уже получивших распространение во всех цивилизованных странах. Вследствие
разделения сфер и зон влияния, ведомственных структур,
материально-пространственных баз все сети обслуживания заведомо находятся в
противоречии между собой и со структурой потребления. При отсутствии полноценно
организованных интегрированных углов пересечения сетей общественного
обслуживания – многофункциональных комплексов – в городах стихийно, по
неуловимым законам развития системы формируются незапланированные очаги
социальной активности, потенциальные общественные центры города, формируемые
без участия специалистов по организации общественных центров, в большинстве
случаев они едва ли не способствуют дальнейшей деградации городской культуры. Возрождение и развитие городской культуры невозможно без методологических
нововведений в проектную практику.

Многофункциональные
комплексы необходимо шире вводить как альтернативу монофункциональным зданиям. При их проектировании следует исходить из принципов интеграции всех сфер
городской жизни, усиления коммуникативной и общественно-культурной функции,
обеспечения городского поведения, создания органичного контексту образа,
предоставления широкого выборе программ деятельности для всех групп населения,
т. повышения уровня городской культуры в целом;

“Рекомендации”
предназначены для распространения системно-средовой методологии проектирования
городских общественных центров. Принципы анализа ситуации и моделирования новых
объектов разработаны в отделе городских общественных центров ЦНИИЭП им. Мезенцева на основе конкретных исследований.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *