Как устойчивая городская среда помогает бизнесу

Куратор: Данилов Павел Владимирович – заместитель Председателя Кабинета Министров Чувашской Республики – министр строительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства Чувашской Республики

  • Жилье
  • Формирование комфортной городской среды
  • Обеспечение устойчивого сокращения непригодного для проживания жилищного фонда
  • Чистая вода (проект введен с 2021 г.)

Карта проекта в разрезе муниципальных образований Чувашской Республики

Выступления с докладами

14:00-14:10 Антонюк В. Доктор экономических наук, профессор, зав. кафедрой «Экономическая теория, региональная экономика, государственное и муниципальное управление» ЮУрГУ, г. Челябинск
Теоретико-методологические подходы к исследованию агломерационных процессов (на примере Челябинской области)

14:15-14:25 Проскурякова И. , заместитель начальника Управления по стратегическому планированию, экономике и инвестициям Администрации города Челябинска, г. Челябинск
Стратегия города Челябинска до 2035 г. Социальные ориентиры развития

14:30-14:40 Лучшиковский А. профессор
Ревитализация европейский городов и формирование дружественной городской среды (на примере г. Лодзь, Польша)

14:45-14:55 Артемова О. , Доктор экономических наук, профессор, директор Челябинского филиала ИЭ УрО РАН, г. Челябинск
Смена урбанистической парадигмы: «от города-завода» к «городу для человека»

15:00-15:10 Логачева Н. , Доктор экономических наук, ведущий научный сотрудник Челябинского филиала ИЭ УрО РАН, г. Челябинск

Перспективы развития городов-миллионников в РФ

Как складываются наши впечатления о пространствах? Какими способами люди могут формировать среду для различных целей? Научно-учебная лаборатория исследований мультисенсорного опыта пользователя городской среды UME Lab ФГРР и Высшая школа урбанистики имени А. Высоковского запускают лекторий «Городские среды», посвященный восприятию и развитию городского пространства.

Как устойчивая городская среда помогает бизнесу

Городская среда — будь то небольшие поселения, промышленные центры или мегаполисы — является постоянным фоном деятельности горожан, важным актором в их жизни и вечной спутницей в дороге. Различные пространства привлекают или отталкивают людей и формируют их впечатления о месте, ощущения и ход мыслей.

Каждую среду с 10 ноября до 22 декабря исследователи, архитекторы и дизайнеры будут рассказывать о различных аспектах городских сред и отвечать на вопросы аудитории. Лекторы рассмотрят вопросы восприятия городов, подходы к изучению и конструированию городской среды разного масштаба, а также возможные пути развития.

Начало всех лекций в 19:00. Лекции будут транслироваться на YouTube-канале ВШУ, вопросы лекторам можно отправить заранее с помощью формы регистрации.

Чтобы победить в конкуренции за профессиональные кадры, которых не так много в России, компаниям нужно вкладываться в формирование привлекательной городской среды, с которой люди захотят себя ассоциировать, полагает руководитель Центра урбанистики при экономическом факультете МГУ Сергей Капков

Политика развития российских городов и территорий зачастую формируется по принципу реакции на проблему. Городская среда не воспринимается как ценность, в ней видят ресурс — расселить людей, обеспечить функционирование производства. Но это сильно обедняет пространство.

Относительно новым для России трендом можно назвать стремление к устойчивому развитию территорий, сбалансированному с точки зрения экономики, социальной политики и экологии.

Движение к устойчивости определяется количеством функций и сервисов, которые город предоставляет людям. Исследуя проблему моногородов, мы, например, увидели, что города, где есть крупные металлургические предприятия, зачастую предоставляют всего один сервис — работу — закрывают проблему занятости. А за остальными сервисами жители этих промышленных центров едут в столицу региона — даже стригутся там. Очевидно, что большой бизнес, входя в город, должен создавать не только рабочие места, но и инфраструктуру для малого и среднего бизнеса. К сожалению, многие предприниматели не видят ценности в том, чтобы формировать эту социокультурную среду, хотя в конечном итоге, повышая привлекательность условий для жизни и работы, можно снизить текучку и удержать ценные кадры. Как только предприятия понимают, что их сотрудники и члены их семей составляют большинство горожан — они по-другому реагируют на необходимость этих изменений.

На что живут города и на что расходуют дотационные деньги? Эксперты проанализировали, сколько остается у городов бюджетных средств, которые можно потратить на благоустройство

Постиндустриальную экономику формирует человеческий капитал. Экономическое развитие России все чаще связывают с будущим городов, поскольку именно там проживает большая часть населения страны. В каждом населенном пункте в идеале следует создавать такую городскую среду, чтобы каждый его житель имел возможность «безболезненно» добраться из точки А в точку Б, а в свободное время выйти в ближайший парк. Такие аргументы на поверхности, но можно предположить, что человек не будет стремиться в другие города или за границу, если дома ему будет лучше. Поэтому приоритетной задачей для государства становится сохранение и развитие человеческого капитала в городах. Для решения этой задачи, в том числе Министерством строительства и ЖКХ России, был запущен приоритетный проект «Формирование комфортной городской среды», в рамках которого регионы в ближайшие три года из федерального бюджета ежегодно будут получать 25 млрд рублей. То есть эти деньги пойдут на качественное содержание города, благоустройство дворов, создание и благоустройство общественных пространств.

Чтобы понять, какая взаимосвязь между федеральными деньгами и развитием городской среды в регионах, необходимо проанализировать структуру муниципальных бюджетов. Министерство финансов России регулярно собирает, структурирует и публикует региональные бюджеты, но подобная системная работа, связанная с анализом бюджетов муниципалитетов, не ведется. Поэтому о том, как распределяются доходы и расходы в городах, известно немного — за последние десятилетия на эту тему практически не было детальных исследований в масштабе всей страны.

Конкуренция за кадры

Для городов характерен эффект китайского ресторана: надо ходить туда, где едят сами китайцы. Люди поедут в город работать или в качестве туристов, если там будет комфортно. Города для бизнеса — это конкурентный фактор в борьбе за кадры. Чем устойчивее город, тем выше у компании шансы решить проблему дефицита персонала.

В крупных промышленных центрах огромная конкуренция за кадры. Специалист по металлургии может работать на предприятиях «Металлинвеста», «Северстали»,  на «Евразе» или в «Магнитке» (Магнитогорский металлургический комбинат. — Forbes), специалист из нефтехимии — в «Сибуре», «Роснефти», «Газпром нефти». Выбор есть. В конце концов можно поехать добывать золото на Чукотку, а можно — за рубеж, если ты крутой специалист.

А «Сибур», например, построил огромный нефтехимический комплекс в Тобольске, где специалистов не было изначально. И люди не хотели ехать. Хотя с экологией в Тобольске все отлично — тайга. Определяющим фактором становится близость к Москве или хотя бы скорый поезд до столицы. Теперь компания построила в Тобольске аэропорт, это уже как-то решает проблему.

Бизнес и территории

Компании реализуют разные подходы к территории, исходя из накопленной традиции. Металлурги и угольщики заинтересованы в том, чтобы люди врастали в город. Это поколенческие профессии. До 70% жителей могут работать на градообразующем предприятии. Зачастую основные требования по развитию среды горожане предъявляют именно к предприятию, а местную власть рассматривают как вторичную. Местная власть — это тот же выходец с завода. Так было еще с советских времен. Компании берут на себя широкую социальную ответственность: поддерживают среднее образование, школы, борьбу с преступностью и так далее.

Нефтяники или газовщики другие. Для них традиционная история — вахтовый метод. Свидетельство тому — гигантский трафик из нефтяных городов в крупные центры. Из Ханты-Мансийского округа местные запросто едут в Москву за покупками или просто «потусить». Вторую квартиру они покупают в Москве, в Петербурге или Краснодарском крае.

Сегодня корпорации не готовы финансово поддерживать промышленные города, исходя из концепции пожизненного проживания там людей. Да это и не нужно — более оптимальна постоянная сменяемость населения. Например, Норильск — это город вокруг комбината. Предприятие большое, достаточно высокие для региона зарплаты. Многое создано «Норникелем» в части сервисной экономики, но люди все равно не могут там жить из-за природных условий и оторванности от основной части страны. Важно понимать, что людям, помимо денег, нужна социокультурная среда, они хотят тактильного ощущения жизни. Когда негде потратить заработанные деньги, возникает ощущение, что жизнь все время откладывается «на потом».

Совершенно другая модель у Тобольска. Этот город среди моих любимых в России, у него богатая история. Тобольск обязательно станет крупным туристическим центром. Пришедшему в город «Сибуру» повезло — Тобольск не нужно придумывать заново, конструировать смыслы. Его история начинается от Ермака, староверов, Петра I, православия в смеси с язычеством. Поэтому город тесно связан с компанией, но не растворен в ней.

Нужно отойти от понятия моногорода, которое фактически подчиняет смысл существования территории производству. Это просто города. Не территория, огражденная колючей проволокой, с предсказуемо непритязательным населением. Люди живут там, рожают детей, водят их в школу. Так дайте им сервисы нормального уровня, большую открытость, пространственные связи, и они останутся в городе, возможно, даже приедут новые кадры.

Бизнес как стратег

Во времена Советского Союза я жил в Нижнем Новгороде в «17-м квартале» — это дома, которые строил машиностроительный завод. Они были лучше остальных, не типовые, потому что застройщик имел на это право. Компании вообще не склонны к примитивным решениям, у них есть стратегический взгляд, они живут планами на пять-семь лет. Если городское пространство станет элементом стратегического бизнес-планирования, то изменится и характер инвестиций. Компании уровня «Газпром нефти» или «Лукойла» приводят с собой в города креативные, экономически развитые кадры. Такие люди могут потом сделать что-то для города, открыть там свой бизнес, например.

Для развития города обязательно нужен миф, который отражает миссию территории. Мифы чаще появляются вокруг крупных центров. Москва — это столица смыслов, в ней формируется актуальная повестка. Санкт-Петербург — культурная столица России. Но в малых городах градообразующее предприятие тоже может становиться источником мифа. Поэтому так важна тема промышленного туризма — показывать обществу, что ты производишь, как устроен твой бизнес. Важно осознать эту миссию и начать инвестировать в нее.

Устойчивая Москва

Казалось бы, большие города с высокой плотностью населения не могут быть экологически устойчивыми поселениями. Но, на самом деле, высокая плотность дает больше возможностей для эффективного использования ресурсов. Компактная застройка с максимальным числом доступных сервисов позволяет уменьшить использование личных автомобилей и способствует новым видам мобильности: общественному транспорту, каршерингу, электрокарам и самокатам, в итоге позволяя уменьшить вредные выбросы.

Москва является лидером среди российских регионов по внедрению практик устойчивого развития. Здесь одновременно возможна и сервисная экономика, и компактные технологичные производства, и Московский нефтеперерабатывающий завод. При этом в Москве активное и влиятельное городское сообщество, способное организоваться для решения экологических проблем, с тем же НПЗ в Капотне, например. Этот фактор вынуждены учитывать предприятия при формировании своей экологической политики.

Новый лайфстайл

Конечно, в других центрах мы может столкнуться с возражением: «Но мы же не в Москве, у нас нет таких ресурсов». Тогда я привожу пример Татарстана, где в некоторых городах выкладывают улицы не плиткой, а обычным речным камнем, — он все равно намного аккуратнее смотрятся. Изменение подходов к развитию территорий далеко не всегда зависит от ресурсов. Нужно понимание, что мы формируем пространство жизни для современного человека, которое существенно многообразней траектории «дом-работа-магазин–дом». Оно помогает пересматривать смысл существующей инфраструктуры в пользу реального запроса жителей. Например, советский формат домов культуры трансформируется сегодня в комьюнити-центры — здесь ты можешь научиться печь хлеб или пасхальный кулич, играть на рояле, найти близких по увлечениям людей.

И, конечно, если бизнес хочет развивать город — надо вкладываться в культуру. Это очень благодарное направление, особенно в провинции. Я помню реакцию людей на концерты оркестра Владимира Спивакова, которые «Металлинвест» организовал в городах, где расположены его основные предприятия. Два-три концерта в день, полные залы, семьи с детьми. В таких городах население на культурные и общественные инициативы откликается быстрее, чем в пресыщенной Москве.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

ИсторияПравить

  • введения налога на перегруженность в часы пик, внедряя систему электронной идентификации транспортного средства;
  • увеличения налога на бензин;
  • увеличения платы за стоянку;
  • увеличения пропускной способности дороги;
  • субсидирования общественного транспорта.

Экономическая политикаПравить

  • Arnott R., McMillen D. A companion to urban economics. — Blackwell Publishing Ltd, 2006. — P. 7, 575. — ISBN 978-1405179683. Архивированная копия (недоступная ссылка). Дата обращения: 14 сентября 2015. Архивировано 27 января 2016 года.
  • ↑ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 О’Салливан А. Экономика города. — М.: Инфра-М, 2002. — С. 2-3,477,525,565. — 706 с. — ISBN 5-16-000673-7.
  • Capello R., Nijkamp P. The theoretical and methodological toolbox of urban economics:from and towards where? // ERSA 2003 Congress. — 2004.
  • Занадворов В.С., Ильина И.П. Теория экономики города. — М.: ГУ ВШЭ, 1999. — С. 153. — ISBN 5-7598-0125-2.
  • Занадворов В.С., Занадворова А.В. Экономика города. — М.: ИКЦ «Академкнига», 2003. — С. 30. — 272 с. — ISBN 5-94628-099-6.

Бюджетные деньги

Центр городской экономики КБ «Стрелка» проанализировал наиболее достоверные документы: отчеты об исполнении бюджетов 79 региональных столиц в период с 2013 по 2015 год. В исследованных городах живет 27% населения России, но денег в них сосредоточено очень мало, лишь 3% консолидированного бюджета РФ. В среднем только 14% консолидированного бюджета региона приходится на региональный центр.

Результаты исследования показали, что в среднем половину бюджета региональных столиц составляют безвозмездные поступления — деньги, перечисляемые городу из других бюджетов в виде дотаций, субвенций или субсидий, которые не нужно потом возвращать. Но большая часть таких денег имеет строго регламентированное назначение.

Доля безвозмездных поступлений в бюджете определяет самостоятельность города: чем выше этот процент, тем меньше средств остается городу, чтобы свободно ими распоряжаться и тратить их по собственному усмотрению, а не на цели, указанные федеральным центром.

Сильная зависимость от безвозмездных поступлений — проблема российских городов, так как объем этих поступлений непредсказуем, а тратить их по своему усмотрению город не может.

Города, лидирующие по доле безвозмездных поступлений, фактически финансируются из региональных бюджетов. Чаще всего к ним относятся центры регионов со слабым уровнем социально-экономического развития (Махачкала, Кызыл), а также города с высокой стоимостью жизни, например Южно-Сахалинск. Оптимальным является планомерное уменьшение зависимости от регионального и федерального бюджета. В таком случае можно говорить о развитии экономической самостоятельности города. Самыми самостоятельными городами среди миллионников оказались Пермь, где доля безвозмездных поступлений в бюджет составляет 36%, и Владивосток с 27% безвозмездных поступлений.

Статьи расходов

В среднем половина городского бюджета тратится на образование — эти расходы обычно компенсируются дотационными деньгами. Траты на городскую среду (ЖКХ, транспорт и дорожное хозяйство) составляют 29% всех расходов бюджета. Расходы на ЖКХ состоят преимущественно из расходов на жилищное хозяйство (в среднем 35%), коммунальное хозяйство (29%) и благоустройство (36%). Объем расходов на ЖКХ зависит от приоритетов городской политики, ну и от наличия средств в бюджете. Среди лидеров по затратам на ЖКХ есть как сверхбогатый Южно-Сахалинск, так и Магас, зарабатывающий на душу населения в два раза меньше. Челябинск, например, тратит аномально мало на ЖКХ по сравнению с другими городами: средний город-миллионник тратит на ЖКХ 14% своего дохода (146 000 рублей), а Челябинск всего 1,6% (17 000 рублей).

Поэтому эффект от дотационных денег, выделяемых на формирование комфортной городской среды, будет неоднородным для разных городов — для тех городов, которые совсем мало тратят на благоустройство, большая субсидия окажет «взрывной» эффект, когда в городе, в котором ничего не происходило годами, вдруг появится обновленная площадь или набережная. С другой стороны, в городах, которые тратят на благоустройство внушительные суммы, федеральная субсидия может оказаться «каплей в море» и не вызовет такого резонанса.

Важно понимать, что единоразовая субсидия, неважно, какого размера она будет, не может решить проблему развития городской среды. Деньги хорошо направлять в уже существующий план развития города, потому что процесс формирования комфортной городской среды — процесс небыстрый, в нем важна системность, плановость и наличие долгосрочной стратегии. В этом плане показателен пример Москвы, когда у города существует четкий план: например, в этом году мы делаем 30 улиц, в следующем — 40, а через год — 50. Москва — удачный пример, в том числе и потому, что все делалось массово.

Нельзя благоустроить одну улицу в городе и рассчитывать, что вы уже сформировали городскую среду. Это подтверждают и заграничные примеры. Например, Барселона и Лондон имели долгосрочные планы по развитию города, и поэтому они решили проводить у себя Олимпийские игры, а не наоборот — когда на город свалились большие деньги и он решил их освоить.

Городам уже сейчас важно понять, что городскую среду нужно развивать постоянно и системно, а мгновенные победы в долгосрочной перспективе не могут исправить ситуацию.

Человеческий капитал

Сколько своих денег останется городу на благоустройство, зависит от внутренней экономической политики муниципалитета и понимания взаимосвязи между комфортной городской средой и экономическим процветанием города. Почти половину дохода город получает от своих жителей̆ и недвижимости (40%). С ростом населения падает роль безвозмездных поступлений, а все остальные доходы увеличиваются — бюджет города становится более независимым. При этом необходимо понимать, что муниципалитет мало контролирует доходы от НДФЛ, — он не может влиять на налоговую базу (размер заработных плат) и ставку налога.

Нормативы отчислений в местный бюджет устанавливаются на федеральном (обязательные 15%) и региональном уровне (единые и/или дополнительные нормативы отчислений, в сумме на местный уровень уходит не менее 15% всех доходов субъекта от НДФЛ). От операций с недвижимым имуществом региональные центры получают в среднем 10% от своего дохода, контролировать и прогнозировать такой доход проще, чем НДФЛ: в отличие от людей, недвижимое имущество не перемещается, его сложно скрыть.

Комфортная городская среда позволяет не только удержать человеческий капитал в городе, но и влияет на доходы от операций с имуществом: чем выше качество среды, тем дороже стоят объекты: и недвижимость, и земля. Ни площадь, ни население города не оказывают значимого влияния на доходы от операций с имуществом в расчете на 1 га площади города. В 38 раз отличаются доходы от операций с имуществом с 1 га в Твери и Горно-Алтайске, при этом Тверь больше Горно-Алтайска всего на 6000 га. Затраты на ЖКХ — это вложение в будущее города, из-за этого повышается стоимость недвижимости, и соответственно собирается больше налога на имущество физических лиц и поступает больше дохода от операций с имуществом. Со временем они будут возвращаться в городскую казну в виде дополнительных доходов от городского имущества.

ИЭГ представляет атлас “Экономика городов России”

Дата публикации: 02. 2021

Экспертами Института экономики города подготовлен атлас “Экономика городов России”. Атлас включает в себя карты, иллюстрирующие основные социально-экономические характеристики важнейших городов Российской ФедерацииАтлас состоит из следующих 5 разделов, объединяющих карты сходной тематики:

  • Демография
  • Городская экономика
  • Муниципальные финансы
  • Уровень жизни и социальная сфера
  • Городская среда и жилищный фонд

Большинство показателей, отображенных на картах, охватывают все города – административные центры субъектов Российской Федерации (включая города федерального значения), либо также города с населением более 100 тыс. чел. Атлас “Экономика городов России”

Подписка

  • Ежедневная
  • Еженедельная

На указанный Вами адрес электронной почты будет выслано письмо с подтверждением данной услуги и подробными инструкциями по дальнейшим действиям.

Городская среда, транспорт, здравоохранение и экология стали темами цифровой прокачки на Ямале

19 — 20 мая прошла стратегическая сессия «Цифровая прокачка региона. Ямало-Ненецкий автономный округ». В мероприятии приняли участие более ста представителей департаментов, муниципальных органов власти и подведомственных структур региона, федеральных экспертов и представителей ведущих IT-компаний. Сессия затронула четыре отрасли: городская среда, транспорт, здравоохранение и экология.

Лучшие региональные практики стали основой дискуссии, в живом диалоге эксперты разрабатывали инициативы по решению отраслевых задач с помощью «цифры». Проекты представили губернатору Ямала Дмитрию Артюхову и членам правительства округа.

«Цифровизация — это важная задача. У нас есть для этого ресурсы, но нужны хорошие идеи. Всегда важно исходить из интересов людей и задавать вопрос, стал бы ты сам этим новым сервисом пользоваться. Хорошие решения начинают появляться. Например, наша система продажи билетов для многодетных. Сделали синхронизацию базы данных многодетных с базой данных авиакомпании „Ямал“. Система определяет тех, кто подходит под льготы и сразу пересчитывает стоимость. Не нужно потом идти в собес, собирать документы и получать компенсацию», — подчеркнул Дмитрий Артюхов, губернатор Ямала.

По итогам мозгового штурма были разработаны 10 инициатив, среди которых вовлечение граждан в вопросы выявления и ликвидации стихийных свалок, создание региональной информационной системы в транспорте и дистанционный мониторинг для беременных женщин и многое другое. Для реализации инициатив ведущими компаниями цифрового бизнеса было предложено более 30 цифровых решений.

В стратсессии также принял участие и Заместитель Министра строительства и ЖКХ Российской Федерации Константин Михайлик, в своем выступлении он подчеркнул: «Городское хозяйство — одна из ключевых отраслей экономики, где должен быть реализован комплекс мер по цифровой трансформации. Сегодня стоит задача до конца 2022 года полностью пересмотреть подход к цифровизации городской среды».

«На пути цифровой экономики сегодня имеется множество препятствий, и одно из них — отсутствие кадров. Создавать новые цифровые процессы невозможно без понимания сути и потенциала технологий. Все это означает, что лицу, ответственному за цифровизацию, нужно отбросить все стереотипы, учесть все возможности новых технологий и идти по пути наискорейшего их внедрения», — отметила Светлана Лукина, руководитель портфеля проектов АНО «Цифровая экономика».

Городская среда обитания

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 20 января 2020 года; проверки требуют 3 правки.

Городская среда обитания (проживания) — совокупность конкретных основополагающих условий, созданных человеком и природой в границах населенного пункта, которые оказывают влияние на уровень и качество жизнедеятельности человека. Городская среда обитания формирует отношение человека к городу и системе управления.

Среда обитания создается благодаря действию следующих факторов: антропогенного, абиотического и биотического. Антропогенные факторы — сформированы человеком, биотические — живой природой, абиотические — неживой природой.

Городская среда обитания подлежит тщательному описанию, изучению и оценке со стороны ученых урбанистов с целью создания комплексных программ развития территорий, направленных на удовлетворение потребностей населения и создания благоприятной среды.

Определение понятияПравить

Определение понятия «городская среда обитания (проживания)» было разработано и введено в научный оборот Общероссийской общественной организацией «Российский союз инженеров», Министерством регионального развития РФ и Федеральным агентством по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству РФ в ходе выполнения подпункта г) пункта 1 Поручений Президента РФ № Пр-534 от 29 февраля 2012, выданного по итогам совещания «О мерах по реализации жилищной политики» от 14 февраля 2012 г.

Понятие “городская среда обитания (проживания) является базовым для двух других:

Практическое значениеПравить

Городская среда обитания изучается и оценивается с помощью количественных и качественных показателей с целью проведения комплексной оценки результатов городского строительства и управления. Оценки деятельности руководителей городов, распределения инвестиций, принятия управленческих и кадровых решений.

Теоретическое значениеПравить

Изучение и оценка городской среды обитания (проживания) имеет большое значение для оценки качества жизни в городах.

РазнообразиеПравить

Следующая сфера, заинтересованная в благоустройстве, конечно, девелопмент. Для застройщика коммерческой недвижимости затраты на благоустройство составляют около 5% от бюджета проекта, а состояние прилегающих территорий в итоге влияет на пул арендаторов, стоимость аренды и имидж компании.

Городские власти могут предложить девелоперу дополнительные территории для благоустройства, например, обустроить парк рядом с новым бизнес-центром или жилым комплексом. Так в обновленной Симоновской слободе в Москве появилась благоустроенная набережная и парковая зона с пешеходными дорожками и велопарковкой. Такие затраты становятся инвестицией в будущее для города и для девелопера, поскольку влияют на репутацию компании.

Для новой точечной застройки в городе и арендодателей существующих зданий наличие благоустройства прилегающих улиц влияет на востребованности помещений. По результатам исследования Центра городской экономики КБ «Стрелка» за год на благоустроенных улицах с 14% до 6% в среднем снизилось количество вакантных площадей, на неблагоустроенных — с 10% до 8%.

Благоустройство улиц критически важно для всех типов бизнеса, прибыль которых зависит от пешеходного потока. Это уличный ритейл, сфера услуг, общепит, то есть все малое и среднее предпринимательство, ориентированное на непосредственный контакт с клиентом. Объем пешеходного потока, аудитория — первое, что интересует такого арендатора, когда он выбирает место в городе. В Москве на благоустроенных улицах на 18% уменьшилось количество банков и салонов связи — эти сферы услуг все больше уходят в онлайн коммерцию. На их место пришли продуктовые магазины (+26%), салоны красоты (+23%), аптеки (+16%), магазины одежды (+10%) и общепит (+9%).

Когда прибыльность бизнеса связана с количеством людей, проходящих по улице, возникает вопрос как увеличить это число и расширить аудиторию. На интенсивность пешеходного потока влияет удобство передвижения по улице и наличие точек притяжения — центров деловой и культурной активности, муниципальных учреждений, туристических и спортивных объектов, общественных пространств и т. Первую задачу решает благоустройство: исследование московских улиц через год после благоустройства показало увеличение пешеходного потока в среднем на 14%, а в выходные дни, например, на Новом Арбате поток вырос на 56%. Появление новых точек притяжения может инициировать бизнес, и это не обязательно требует больших вложений. Так  барбершоп в Омске построил деревянную террасу для игры в настольный теннис вместо парковки, теперь на улице появилась локальная площадка для отдыха, привлекательная для местных жителей и потенциальных клиентов.

Эффект для малого бизнеса

Положительный эффект от благоустройства для малого бизнеса проявляется не сразу. Во время строительных работ передвижение для пешеходов по улице затруднено и прибыль падает. Поэтому предприниматель заинтересован в ускорении процесса благоустройства и минимизации потерь. Замеры прибыли через год показали возврат к показателям до благоустройства – 70% и рост прибыли у 30%.

В ходе исследования КБ «Стрелка» отдельные предприниматели отметили увеличение прибыли в выходные дни (+20%), в среднем на 20% увеличилось количество туристов среди посетителей.

Западные исследования фиксируют стабильный рост прибыли через 2-3 года после благоустройства. Наиболее зависимые от пешеходного потока сферы бизнеса ощущают положительный эффект от благоустройства быстрее всего. Например, в 17 городах Калифорнии программа Main Street California длилась с 1985 по 2001 год,  в результате продажи ритейла выросли на 105%, на 167% увеличилась рыночная стоимость коммерческой недвижимости, а на 76% сократились пустующие коммерческие площади. После реконструкции Вандербильт-авеню в Нью-Йорке в 2008 г. продажи в магазинах, ресторанах и барах в первый же год выросли на 39%, а спустя еще два года — удвоились.

Помимо роста прибыли, благоустройство для бизнеса становится вкладом в социальный капитал. Для крупных предприятий и организаций существуют программы корпоративной социальной ответственности, направленные улучшение качества городской среды, в том числе и в моногородах. Например, металлургический холдинг поддерживает фестиваль городской среды и культуры «Арт-Овраг» в Выксе, а производители стройматериалов помогают восстанавливать историческую городскую среду на фестивале «Том Сойер фест» в Самаре. Ротари-клуб в Омске запустил благотворительную акцию и на собранные деньги построил в городе парк для детей с ограниченными возможностями. Бизнесмен из Екатеринбурга на собственные средства сделал в городе экспериментальный газон, защищающий проезжую часть от загрязнения, потому что «устал от грязи в городе». Получается, что предприниматель, как и горожанин, является конечным «потребителем» благоустройства, но имеет больше возможностей изменить городскую среду.

«Строительство, к сожалению, не является отраслью создания инноваций»

Как устойчивая городская среда помогает бизнесу

Татьяна Полиди

, исполнительный директор фонда «Институт экономики города»

Cтроительный сектор всегда находится в центре внимания граждан, бизнеса, государства. В отличие от инфляции, курсов валют или уровня безработицы – весьма важных, но эфемерных параметров, которые можно представить, но не увидеть, – строительные процессы касаются каждого, и наблюдаем мы их ежедневно.

Поэтому весьма ожидаемо то, что управление градостроительным развитием часто используется как основной инструмент для решения широкого класса задач: жилищной политики («доступное жилье – каждой семье»), социально-экономического развития («строительство – локомотив экономики»), экологической политики (вывод из городов вредных производств и редевелопмент территорий) и др.

Насколько сегодня возможности строительного сектора соответствуют задачам повышения качества жилья, других объектов, городской среды и экономического роста?

По данным Росстата, по состоянию на 2020 г. строительство вносит в экономику России 5,1%. Совокупная рыночная капитализация только жилищного фонда в городах составляет, по оценкам фонда «Институт экономики города», в среднем 3 годовых объема их ВГП (валовой городской продукт). Но в данном случае речь уже идет не о вкладе строительства в экономику, а о вкладе всех экономических субъектов – граждан, бизнеса, государства – в недвижимость, т. в основной капитал, который используется во всех сферах (гражданами – для проживания, бизнесом – для производства, государством – для выполнения своих функций). Такие инвестиции в жилые и нежилые объекты ежегодно составляют уже около 9,7% ВВП. То есть, несмотря на скромный вклад непосредственно строительства в ВВП (учитывается стоимость строительных работ, а не зданий), роль капитальных активов в виде недвижимости в экономике уже гораздо выше.

Что же касается самого строительного бизнеса, то его показатели пока существенно отстают от многих отраслей российской экономики.

«Из 782 млрд руб. инвестиций строительного бизнеса в основной капитал практически все вкладывается в стандартные машины и оборудование, а не в новые технологии и процессы управления»

Так, в 2011–2020 гг. , по данным Росстата, производительность труда в строительстве сократилась на 4,6%, тогда как в среднем по экономике она возросла на 13,5%, а, например, в обрабатывающей промышленности – на 30,4%, в сельском хозяйстве – на 38,5%. Проблема относительно более низкой производительности труда в строительстве не является уникальной для России, она наблюдается во многих странах. Так, по данным Monitor Deloitte Analysis и ОЭСР, с 1996 по 2019 г. в ЕС производительность труда в строительстве не изменилась, тогда как в среднем по экономике она возросла на 20%, а в обрабатывающей промышленности – на 70%.

Причина – во всем мире строительство, к сожалению, не является отраслью создания инноваций. Так, например, в России доля инновационной продукции в строительстве составляет лишь 0,6%, а в целом в экономике страны – 5,7%. Бизнес в сфере строительства крайне мало инвестирует в свой основной капитал – всего 782 млрд руб. в год, или 14,3% от валовой добавленной стоимости строительства. Это ниже, чем в экономике России в целом: инвестиции в основной капитал составляют 19% от ВВП.

Из 782 млрд руб. инвестиций строительного бизнеса в основной капитал практически 100% – инвестиции в стандартные машины и оборудование, а не в новые технологии и процессы управления (нематериальные активы): в роботизацию, диджитализацию, искусственный интеллект и машинное обучение, интернет вещей, 3D-принтинг, блокчейн, big data и т.

Согласно оптимистическим прогнозам социально-экономического развития, российская экономика должна выйти на траекторию устойчивого экономического роста в 3% ежегодно. Минэкономразвития России предполагает, что такой рост будет достигнут за счет ускорения инвестиционных процессов, т. роста доли инвестиций от ВВП с 19 до 24% к 2030 г. При таком прогнозе доля строительства в ВВП к 2030 г. , по оценке фонда «Институт экономики города», может составить не 5%, а 7–7,5%, т. объем сектора в реальном выражении может возрасти на 40–50%.

Фонд «Институт экономики города»

Некоммерческая организация, создана в 1995 г. для анализа и содействия социально-экономическому развитию городов и регионов. Участвует в законотворческом процессе. Ведет постоянный мониторинг значений показателей доступности приобретения жилья по России. По данным компании, в 2020 г. фонд вошел в топ-50 фабрик мысли рейтинга Университета Пенсильвании Global Go To Think Tank Index Report в двух категориях: «лучшие исследовательские институты в направлении «социальная политика» и «ведущие независимые аналитические центры Центральной и Восточной Европы». Финансовые показатели (РСБУ, 2020 г. ): выручка – 73,2 млн руб. , расходы – 64,6 млн руб. Консолидированный бюджет (2020 г. ) – 92,5 млн руб.

Конечно, в случае реализации такого оптимистического сценария строительная отрасль получит новые источники роста, однако реализация этого потенциала будет зависеть от того, удастся ли осуществить прорыв в росте производительности труда и смене технологического уклада. При положительном развитии событий в следующие 10 лет у строительства есть шансы компенсировать потери прошлых лет, нарастить производительность труда, увеличив долю высококвалифицированного труда, инвестиции в нематериальные активы (разработки, технологии).

С учетом того что в мире уже не стоит вопрос о цифровизации – идет речь лишь о ее скорости, важно создать условия для такой цифровизации в сфере строительства: исключение избыточных требований технического регулирования, не позволяющих даже апробировать цифровые технологии, использование экспериментальных правовых режимов для поощрения компаний – инициаторов технологического обновления, постепенный переход от государственного контроля и надзора в строительстве к ответственности профессионалов (строителей, проектировщиков и др. ) и страхованию такой ответственности.

Ничего из перечисленного невозможно сделать в условиях слабой конкуренции между застройщиками: в крупных агломерациях, по разным оценкам, 50% рынка принадлежит 5–10 крупнейшим группам компаний, а на десятки малых застройщиков приходится не более 10% рынка. История экономических исследований показала, что экономический рост и конкуренция суть неразрывные вещи.

Статья написана специально для «Ведомости. Форума»

Национальный проект «Жильё и городская среда»

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 22 февраля 2019 года; проверки требуют 43 правки.

РеализацияПравить

Руководитель нацпроекта «Жильё и городская среда» до 2020 года, экс-министр строительства и ЖКХ РФ В. Якушев

Руководитель нацпроекта «Жильё и городская среда» c 2020 года, министр строительства и ЖКХ РФ И. Файзуллин

ЛитератураПравить

  • В.Л. Глазычев, Социально-экологическая интерпретация городской среды Архивная копия от 2 апреля 2015 на Wayback Machine
  • В.Л. Глазычев, Городская среда. Технология развития: Настольная книга, “Издательство Ладья”, 1995 г. Архивная копия от 8 мая 2012 на Wayback Machine
  • Ю.А. Перелыгин, Городская среда и общество Архивная копия от 23 июля 2014 на Wayback Machine
  • А.А. Высоковоский, Управление пространственным развитием, «Отечественные записки» 2012, №3(48)
  • Влияние городской среды обитания на здоровье жителей Голубева О.Л., ФГБОУ ВПО «Госуниверситет-УНПК», г. Орел, 2013 г. (недоступная ссылка)
  • Колин Эллард. Среда обитания: Как архитектура влияет на наше поведение и самочувствие = Colin Ellard “Places of the Heart: The Psychogeography of Everyday Life”. — М.: Альпина Паблишер, 2016. — 282 p. — 2000 экз. — ISBN 978-5-9614-5390-4.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *