20-22 августа 2021 года в Мегионе пройдет Открытый городской «VI Региональный фестиваль «Хатлые»

20-22 августа 2021 года в Мегионе пройдет Открытый городской «VI Региональный фестиваль «Хатлые»

Цель Фестиваля – развитие и формирование интереса к традициям и культуре коренных малочисленных народов Севера.

Фестиваль на протяжении нескольких лет является заметным событием в культурной жизни города Мегиона, Ханты-Мансийского автономного округа – Югры.

Проводимый ежегодный Фестиваль «Хатлые» способствует:

• выявлению и объединению исполнителей фольклора и мастеров народных художественных промыслов и ремесел;

• сохранению и развитию культуры региона, укрепления чувства идентичности, налаживание партнерских связей;

• привлечению новых участников в межмузейное культурное пространство;

• сохранению культурного и экологического разнообразия;

• укреплению толерантного отношения к представителям различных этносов;

• возрождению обрядов, традиций – национальной кухни, традиционных ремесел и промыслов;

• формированию туристической привлекательности региона.

Фестиваль организован при финансовой поддержке и средств, выделенных на исполнение наказов избирателей заместителя председателя Думы Ханты-Мансийского автономного округа- Югры Е. Айпина, Депутата Думы Ханты-Мансийского автономного округа- Югры А. Андреева.

Программа Фестиваля включает в себя конференцию «Югра – диалог поколений» (онлайн/оффлайн), мастер-классы по народным художественным промыслам и декоративно-прикладному искусству, экскурсии по Музейно-этнографическому и экологическому парку «Югра» (онлайн/оффлайн), выставки – «Женщина – легенда» (персональная выставка мастера народных художественных промыслов Югры, Лауреата премии Губернатора ХМАО-Югры «За значительный вклад в развитие сферы народных художественных промыслов» Т. Уколовой), «Хранящая наследие предков» (выставка, посвященная мастеру народных художественных промыслов и ремесел аганской территориальной, восточной этнографической группы ханты П. Казамкиной), выставка «Прикладное искусство» (творческих работ преподавателей и студентов Омского филиала ФГБОУ ВО «Высшая школа народных искусств (академия)»), выставка «Каслающий музей» (БУ «Этнографический музей под открытым небом «Торум Маа», выставка «Андрей Дмитриевич Сахаров – человек эпохи» ( БУ «Музей Природы и Человека»).

В рамках Фестиваля на базе Экоцентра состоится заседание Координационного центра по сохранению языковой среды, проведению фольклорных праздников и обрядов восточных ханты, председателем которого является заместитель председателя Думы Ханты-Мансийского автономного округа – Югры, председатель Ассамблеи представителей коренных малочисленных народов Севера Е. Айпин.

20 августа 2021 года приглашаем Вас принять участие в V научно-практической конференции «Югра – диалог поколений».

Тема конференции: “Живая культура Югры”.

Конференция состоится в очной (офлайн, онлайн) , заочной формах. По результатам Конференции будет издан электронный сборник (в издательстве Нижневартовского государственного университета (г. Нижневартовск)). Всем авторам будет отправлена ссылка электронного сборника материалов и диплом участника.

Секции Конференции в 2021 году:

Религиозно-мифологические основы и мировоззренческие парадигмы культуры.

Традиционная культура и её наследие: проблемы сохранения, использования и развития.

Игра и игровая культура в прошлом и настоящем.

Отражение разных видов традиционного искусства в современной культуре.

Информационно-коммуникационное пространство и медиакультура.

Ссылки для участия в Конференции на платформе Zoom будут направлены участникам после завершения приема заявок. Заявки для участия в конференции принимаются до 15. 2021 г. , тексты докладов принимаются до 18. 2021 г.

С подробной Программой Фестиваля можете ознакомиться ниже.

Контактный телефон 8 (34643) 2-28-05

Городское пространство как коммуникационная среда

Проблема досуга тесно связана с переосмыслением городского пространства не только как среды жизнеобеспечения, но и как коммуникационной среды, обеспечивающей формирование сплоченного городского сообщества, доверия горожан друг к другу, обмен идеями. В конечном счете, коммуникационное благополучие горожан – важный фактор городского развития. Именно поэтому созданию коммуникационных (общественных) пространств на современном этапе уделяется самое активное внимание во многих городах мира.

Поиск по сайту:

mydocx. ru – 2015-2022 year. 005 sec

Город как коммуникативная среда

Предпосылки формирования городского пространства коммуникации:

  • Опредмечивание культурного текста и информализация среды. В городах произошло изменение способов производства, хранения и передачи социокультурной информации: норм, целей и моделей жизнедеятельности и взаимодействия. Традиционный способ производства может быть назван антропологическим – репродукция естественных потребностей в форме простого воспроизводства. Модернистский (инновационный) способ производства может быть назван проективно-конструктивистским – создание новых потребностей и моделей жизнедеятельности как конструкций, искусственных схем, проектов. Аудиально-фольклорная форма хранения культурной информации сменяется предметно-знаковой – письменностью. Визуально-поведенческая форма передачи информации (межличностные контакты, личный пример, обряды, ритуалы, характерные для традиционного общества) сменяется предметно-вещественной – артефактами, техническими устройствами (компьютер как техническая конструкция коммуникативного пространства). Вещи, содержащие новую и по-новому организованную информацию, становятся всё более активными социокультурными посредниками во взаимодействии. Традиционное общество локализуется в естественной среде, обладающей мифологическим характером. Городское общество локализуется в искусственной среде, характеризующейся функциональным характером. Семантическое пространство среды утрачивает устойчивость и определённость и приобретает характер символических комбинаций, предметы среды приобретают «способность стать элементом игры, комбинаторной исчислимости в рамках релятивной системы знаков» (Ж. Бодрияр. «Система вещей»). Среда не просто стала быстро накапливать информацию благодаря письменности, но через динамику символической референции предметов, производить новую информацию: символы и идеи, значения и смыслы, конструкции и модели, нормы и цели.
  • Расчленение информационного потока на массовый и институциональный. Социокультурная информация в традиционном обществе была обращена к бесструктурной аудитории – ко всем и по своему содержанию была гетерономна – каждый человек получал одинаковую информацию. В культурно-гетерогенном и функционально-дифференцированном сообществе информация по необходимости приобретает специализированный характер, становится обращённой к отдельным социальным группам. Эта коммуникативная ситуация привела к следующим последствиям, характеризующим социокультурное пространство города: 1) институционализация (нормативная формализация и организационное оформление) производства и трансляции информации – возникновение институтов науки, образования, СМИ, искусства и др.); 2) изменение социальной структуры в городских поселениях: распад территориально-соседских форм коллективности, большой, «сложной» семьи и усиление значимости нуклеарной семьи, производственного коллектива, товарищеской группы, политического сообщества и соответствующих им механизмов коммуникации; 3) дальнейшая дифференциация и специализация (профессионализация) социальных функций на этом фоне.
  • Изменение статусного основания мотивации в силу перехода структурной доминанты от аскриптивных – к дескриптивным статусам и ролям. Общей стратегией жизни в традиционном обществе было продолжение «дела» родителей, конкретного сообщества, к которому принадлежал индивид, образа жизни рода. Поведение определялось имеющимся, полученным от рождения, дарованным, присвоенным статусным набором – «приписываемым статусом» (askriptive status). Социальное положение горожан было маргинальным – они потеряли связи, а значит и идентификацию с родными сообществами. Социальная идентификация по необходимости превращается в самоидентификацию на основании достигнутого в жизни, становится самоописанием, дескрипцией (desciptive status). Вектор коммуникации становится обращённым к смыслотворчеству и социальным инновациям. Это явилось коммуникативной базой индивидуалистического типа личности и характера мотивации.

Город как информационная среда, как социогеном – социокультурный механизм наследования и трансляции культурно–исторического опыта.

Специфика коммуникативного пространства города:

  • Нормативная и статусная динамика, дающая возможности индивидуального продвижения, но в тоже время, порождающая нестабильность социального положения.
  • Увеличение роли СМИ, символических технологий, имиджевых структур в оформлении мотивации поведения, виртуализация пространства.
  • Интенсификация потребительства как основания мотивации и увеличение значимости потребительских ориентаций для идентификации и определения статуса.
  • Возрастание символической динамики артефактов, приводящей к ценностно-символической и нормативной дезадаптации в поведении.
  • Возрастание социопространственной мобильности и усиление личностно-интерпретативного характера локализации среды обитания.

Поможем в ✍️ написании учебной работы

Поможем в написании> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%

Теперь на ведущей выставочной площадке России

С 11 по 12 ноября 2022 года состоится 13-я международная выставка натуральных и органических товаров «ЭкоГородЭкспо». Осенью мероприятие поменяет свою привычную локацию и пройдет на ВДНХ, ключевом пространстве международных деловых выставок и конгрессов России.

Выставка «ЭкоГородЭкспо» регулярно проводится с 2013 года и имеет статус ведущего события отрасли. Мероприятие организовано при поддержке Департамента природопользования и охраны окружающей среды города Москвы, Союза органического земледелия, Национального органического союза, Российской ассоциации экспертов рынка ритейла и Союза независимых сетей России.

Уникальность концепции выставки в высокопрофессиональной оценке чистоты всей продукции брендов, подающих заявки на участие. Экспертиза осуществляется специалистами мероприятия согласно международным и российским стандартам таким, как CSOMOS Standart и ГОСТ 33980-2016 на предмет исключения ингредиентов, запрещенных в органической и натуральной продукции.

20-22 августа 2021 года в Мегионе пройдет Открытый городской «VI Региональный фестиваль «Хатлые»

«ЭкоГородЭкспо» является традиционным местом встречи производителей экотоваров, руководителей и категорийных менеджеров торговых сетей («Гипер Глобус», «X5», «Азбука вкуса», «ГУМ», «Глобус Гурме», «Магнолия»), представителей крупнейших маркетплейсов («Wildberries», «Ozon»), байеров компаний-дистрибьютеров, членов администрации и бизнес- сообществ, экспертов органик отрасли и частных лиц, заинтересованных в экологически чистой продукции.

Сегодня наблюдается рост популярности здорового образа жизни и высокий спрос на экологически чистые и органические товары. По этим причинам, а также ввиду проведения предстоящего осеннег события «ЭкоГородЭкспо» на одной из главных выставочных площадок России, планируется значительное увеличение количества участников. Среди них ожидаются компании из Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Самары, Кирова, Новосибирска и многих других. Среди участников-производителей можно отметить присутствие лидирующих на рынке брендов: «Органическая Ферма М2», «Vim Naturae», «Ecoway», «Molecola», «SmoRodina», «Sonett GmbH», «Dary Natury».

«ЭкоГородЭкспо» предлагает широкий спектр возможностей для заключения выгодных контрактов, изучения новых бизнес-идей и лучшего понимания трендов в эпоху New Normal.

Производители и поставщики смогут наладить контакты с федеральными и региональными торговыми сетями, online и offline экомагазинами, заключить контракты на поставки и продемонстрировать свои продукты конечным потребителям. Представители ритейла и дистрибьюторы смогут изучить ассортимент экологической, натуральной и органической продукции, представленной на российском рынке, и отобрать лучшую для поставок в магазины.

Конечные потребители познакомятся с широким спектром органической продукции и ее производителями, приобретут понравившиеся позиции по оптимальным ценам и расширят свои знания в области здорового образа жизни.

20-22 августа 2021 года в Мегионе пройдет Открытый городской «VI Региональный фестиваль «Хатлые»

20-22 августа 2021 года в Мегионе пройдет Открытый городской «VI Региональный фестиваль «Хатлые»

На предстоящей выставке в течение двух дней посетители «ЭкоГородЭкпо» смогут протестировать новинки и бестселлеры, представленные участниками. Основными разделами экспозиции станут:

  • ЭкоFood – эко, био, органик продукты и напитки, здоровое питание.
  • ЭкоBeauty – натуральная продукция в индустрии красоты.
  • ЭкоHouse – продукция для содержания экологичного жилья.
  • ЭкоChildren – экопродукция для детей.
  • Салон Zero Waste – многоразовые товары и товары из переработанных материалов.

Выставку будет сопровождать содержательная деловая программа. Ведущие отраслевые эксперты поделятся практическими инструментами для построения прибыльного экобизнеса, а также поднимут актуальные вопросы законодательной базы, маркетинга, сертификации и сбыта. Для широкой аудитории «ЭкоГородЭкспо» подготовит полезные мастер-классы и информативные лекции об экопродукции и здоровом образе жизни.

В 2021 году в 12-й международной выставке «ЭкоГородЭкспо» приняли участие 139 компаний и их представительств из России, Германии, Италии, Австрии, Китая, США и Турции, которые продемонстрировали более 5000 видов продукции. Экспозицию мероприятия посетили 5257 человек.

Место проведения:
Москва, Проспект Мира, 119с57 (ВДНХ, павильон 57)

ПОРТАЛ & ЖУРНАЛ & ФОРУМ для профессионалов. Пространство Здоровья – Акселератор & Коммуникационное агентство: Med Beauty Health Wellness Fitness Spa-Hotel. Актуальные события, новости, новинки и тренды, интересные исследования и актуальные разработки. Станьте нашим партнером, примите участие в подготовке следующего номера!

20-22 августа 2021 года в Мегионе пройдет Открытый городской «VI Региональный фестиваль «Хатлые»

20-22 августа 2021 года в Мегионе пройдет Открытый городской «VI Региональный фестиваль «Хатлые»

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Коммуникативная среда мегаполиса

Актуальность исследования социокультурного пространства города, его структуры, а также специфики и перспектив развития определена как фундаментальными теоретическими вопросами академической науки, так и задачами, выдвигаемыми конкретно-научным анализом современных социокультурных процессов и практик.

Социокультурное развитие города и его градообразующей основы, происходит как под влиянием внешней среды, так и под влиянием внутренних закономерностей развития самого города. Социально-философский подход интегрирует важнейшие процессы трансформации современного общества и культуры на данном этапе. Эти процессы связаны с такими явлениями, как виртуализация, визуализация, информатизация, глобализация, транснационализм. С точки зрения социальной философии, одним из наиболее значительных последствий данных процессов является актуализация проблемы сохранения социокультурной идентичности, как самими городами, так и людьми, их населяющими. Быстрые темпы социокультурных преобразований, изменение самих механизмов коммуникации внутри городского пространства между индивидами делают особенно актуальной проблему ценностных ориентаций горожанина. Необходимым является исследование городского пространства с позиций социальной философии, способной синтезировать разработки всех существующих подходов, а также обобщить опыт, полученный в результате исследования современных социокультурных процессов.

Представители средового подхода к феномену города, К. Линч и Л. Коган, исследуют в своих работах специфику городского пространства и явлений, обусловленных пространственной организацией города. Иконников, О. Трущенко, В. Глазычев используют термин «городская среда» для обозначения особого уровня развития города, для которого свойственны не просто организация физических объектов, но существование духовной компоненты, под которой понимается городская культура. Данное направление объединяет психологические, социологические научные разработки в изучении городов, связанные с вопросами архитектуры и градостроительства.

Исследованием социокультурного пространства занимались филологи, фольклористы, лингвисты, литературоведы, особенно сторонники семиотического подхода. Культурно-семиотический подход к социокультурному пространству города может быть представлен работами Р. Барта, В. Абашева, М. Горбаневского, О. Лавреновой, Е. Макарова, Л. Дмитриевой. Наиболее полно проблема исследования структуры «городского текста» как явления культуры была представлена в работах В. Топорова и Ю. Лотмана. Ценностно-символический аспект существования социокультурного пространства представлен в работах Э. Кассирера, Д. Лихачева, А. Лосева, К. Юнга, Н. Рыбакова.

На Западе исследования социокультурной коммуникации как одной из основных характеристик современного общества осуществлялись Г. Гербнером, П. Лазарсфельдом, Г. Лассуэллом, Э. Личем, Н. Луманом, Г. Маркузе, Р. Мертоном, А. Молем, Ю. Хабермасом и др. Среди отечественных следует выделить работы таких авторов, как Г. Григорян, В. Конецкая, О. Костина, И. Манкевич, М. Назаров и др.

Сократ не любил выходить за городскую стену: ему там нечего было делать. Искусство диалектики, свободного и изощренного общения, питалось напряжением жизни города, ее постоянными и резкими контрастами, перепадами от спешки к затяжному ожиданию, от предельной собранности к безмятежности свободного времени, от шума толпы к замкнутости “своего” пространства — всем тем, что принято называть городской суетой, на которую горожане привычно жалуются, но без которой их жизнь на самом деле невозможна.

Город, как и многое, созданное человеком, — не предмет. В этом разгадка некоторых его тайн. Например, того, что границы города очень трудно определить. Речь, конечно, не о юридических границах, их определяют соответствующие документы. Город всегда должен быть отдельным существом, но при этом никогда не может существовать сам по себе.

Города-государства были окружены поясом принадлежавших им земель и городов-спутников. Едва заканчивалось строительство городской стены, как под ней тут же вырастали пригороды, которые вроде бы городом и не были, но существовали при нем и составляли с ним единое целое.

Российские города при всех перипетиях социально-политической истории упрямо обрастают дачными поселками, без которых и город — не город. Отсюда и мучения Макса Вебера, пытавшегося найти признаки города, но признаки предметные (вроде городской стены), а потому каждый раз оказывавшиеся совсем не универсальными, потому что история человечества учит нас удивительной многоликости города.

Город — это прежде всего определенная готовность его обитателя к восприятию, действию в самом широком смысле (как внутреннему, так и внешнему). Только при таком подходе можно не только понять место города в истории, но и попробовать увидеть его будущее.

Важнейшей особенностью городской среды, определяющей жизнь горожанина, является то, что эта среда построена на коммуникации. Город пронизан коммуникациями любого рода, от инженерных до интеллектуальных, плотность и интенсивность коммуникативного насыщения городского пространства чрезвычайно высока и постоянно нарастает — это, возможно, главный закон развития города.

Беспрестанное и мощное, знаковое, информационное давление вырабатывает у городского жителя защитные реакции, вроде введенного Вальтером Беньямином понятия рассеянного восприятия, которое в то же время представляет собой постоянное тестирование, осуществляемое в своего рода “фоновом режиме”: житель мегаполиса не может одинаково реагировать на все обращенные к нему знаки, но должен уметь мгновенно переключать уровень внимания, включать режим повышенной бдительности в случае необходимости.

Так же и самовыражение горожанина, его возможность и способность обращения к другим предполагают действие в условиях повышенного информационного давления, чрезвычайно плотной коммуникативной среды.

Города, особенно большие, представляют собой коммуникационные сгустки, общающиеся прежде всего с другими такими же коммуникационными центрами, а поэтому мегаполисы — и это еще одна их существенная особенность — в определенном смысле экстерриториальны.

Город может быть разрушен и перестать существовать как место реального обитания, превратиться в призрак (как Константинополь или ветхозаветный Иерусалим), но сохраняться как коммуникативный узел (каким остается, например, давно покинутый Вавилон).

Именно город стал генератором развития коммуникации, хотя, казалось бы, существование на относительно небольшом пространстве не требует такого внимания к способам сообщения. Постоянное стремление насыщать городскую среду новыми возможностями и способами общения определяет не только культурную сторону городской жизни: это и власть, и богатство.

Вся история литературы и искусства — занятие городское (не стоит обольщаться сельскими пейзажами или деревенской прозой — они создавались прежде всего в городе и для горожан), как и наука, представляющая собой также коммуникативно-информационную деятельность. Но ведь и биржа — тоже прежде всего коммуникация, как и современная система публичной политики.

Коммуникативное богатство города стало стремительно нарастать в последние полтора века, когда умножение технических возможностей породило совершенно новые темпы роста информационного насыщения человеческой жизни. Интенсификация коммуникации расширила горизонты городской жизни, обострив в то же время ее противоречия, нередко носящие характер парадоксов.

Резкий всплеск активности может порождать препятствия для своей собственной продуктивной реализации, как это происходит в области материальной коммуникации в городе, когда, например, резкий рост числа транспортных средств, предназначенных для ускорения передвижения жителей, приводит в реальности к замедлению движения из-за перегрузки транспортной сети.

Завершение процесса деиндустриализации мегаполисов превратило их коммуникативный потенциал в непосредственную основу существования: ни один вид деятельности в мегаполисе не реализуется без коммуникативного обеспечения, эта сфера обеспечивает работой и доходом все большее число жителей, все весомее ее доля в городском бюджете.

Старое разделение на поставщиков информации и ее потребителей (например, на авторов и публику) все больше сменяется взаимодействием: один и тот же человек в разных ситуациях выступает то в одной, то в другой роли. Мегаполис становится городом репортеров: каждому жителю есть что сказать, и он то и дело получает (по крайней мере, в принципе) возможность высказаться.

Чтобы обеспечить развитие коммуникативной среды города (без этого в международной конкуренции не выдержать), необходима ее максимальная открытость. Именно это обстоятельство становится одним из источников обострения противоречий городской жизни. В сочетании с мобильностью связи возможность быстрого вхождения в коммуникативную среду (или переподключения к ней) окончательно дематериализует город, превращая его в величину в значительной степени виртуальную.

В этой ситуации все сложнее становится поддерживать некоторый единый тип коммуникативного поведения, единую коммуникативную среду, а следовательно, и базовые механизмы восприятия и образцы поведения, без которых виртуальное единство города, уже не поддерживаемое традиционным социокультурными механизмами, грозит превратиться в неуправляемый хаос.

Возможность быстрого вхождения в коммуникативные структуры города, возможность быстрого создания собственных коммуникативных структур приводит к постоянной фрагментации, дроблению среды городского общения, ее перекраиванию, неустойчивости. Относительная легкость входа и выхода ослабляет ответственность за действия в коммуникативной среде города, а фрагментация общения в сочетании с социальной, этнической и конфессиональной неоднородностью населения становится серьезным механизмом дезинтеграции города, прогрессирующего отчуждения отдельных групп населения, открывая путь к конфликтам разной степени интенсивности, вплоть до острых вспышек насилия, приобретающих значительные размеры (ср. массовые беспорядки в пригородах французских городов осенью 2005 года и более ранние эксцессы на этнической почве в городах Великобритании и США).

Есть некоторые характерные признаки (чаще всего это типичные слова для обозначения реалий повседневной жизни, ср. составляемые в последнее время московско-петербургские словари и подобные опыты описания городской речи) языка той части жителей города, которая составляет достаточно устойчивое ядро населения, однако они уже не составляют целостной языковой системы, и механизмы изменения такой системы также существенно отличаются от механизмов изменения традиционного диалекта.

Самое же главное: этот квазидиалект не наделен механизмом, санкционирующим его принятие всеми жителями, не исключает значительных групп, не ощущающих потребности в том, чтобы им овладевать. Эти группы порождают свою коммуникативную среду (в том числе и поддерживаемую извне, например, за счет спутниковых каналов телевидения, которыми пользуются этнические мигранты), удовлетворяющую их основные потребности.

Разнородность коммуникативной среды, разноречие города требуют от его жителя способности быстро ориентироваться в этой пестрой и быстро меняющейся обстановке, менять свое поведение в зависимости от того, в какое информационное и коммуникативное поле он попадает или стремится попасть. Хотя в принципе город настроен на постоянную интенсификацию процессов общения, в то же время эти процессы определенным образом организуются: создаются каналы и сферы общения, доступ к которым упорядочен, регламентирован или ограничен.

Безопасность жителей мегаполиса, становящаяся все более сложной задачей, в значительной степени заключается в организации информационных потоков: обеспечении доступа к информации для одних и закрытии доступа к информации для других. Здесь сразу возникает противоречие множества интересов.

Например, экономический интерес может вызывать стремление получить доступ к закрытой информации (с целью получения выгоды либо от ее прямого использования, либо от перепродажи), тогда как стремление правоохранительных органов сделать жизнь горожан совершенно “прозрачной”, фиксируя все их действия, вызывает естественное недовольство, поскольку человеку свойственно желание обладания своим, личным внешним и внутренним пространством, своей небольшой тайной жизни.

Покрытие городского пространства сетью камер видеонаблюдения уже доказало свою эффективность (далее всех в этом продвинулась Великобритания; расследование террористической атаки на лондонскую транспортную сеть летом 2005 года было проведено быстро и эффективно в первую очередь потому, что все происходящее в лондонском метро фиксируется видеозаписью), однако тем самым сфера личной жизни предельно сужается и трансформируется.

Если добавить к этому множество других средств слежения, таких как разного рода базы данных, электронная почта (сохраняемая на серверах и доступная в случае необходимости для анализа), платежные системы, возможность определения местоположения владельца мобильного телефона, — то оказывается, что житель мегаполиса постоянно находится под прессом усиленного контроля, отмечающего каждый его социально значимый шаг.

Помимо базового противоречия, которое заключается в принципиальной беззащитности горожанина от своих собственных защитников, необходимо учитывать и противоречие между чисто технологическими и человеческими составляющими тотального контроля за действиями горожан. Никто не может гарантировать абсолютную конфиденциальность такой информации. Но стоит задуматься и о том, что современная концепция информационной “прозрачности” города для правоохранительных и властных структур (а в значительной мере и для экономических структур, в особенности финансовых) разрабатывалась в западном обществе, где уровень надежности этих структур достаточно высок, а уровень коррумпированности – достаточно низок.

Ситуация существенным образом меняется, когда ту же технологическую программу пытаются использовать в обществе, где уровень надежности этих структур низок, а уровень коррумпированности — напротив, высок.

Виртуализация города и возрастание роли коммуникации означает и повышение значимости образа города, своего рода мифологии, создающей картину, рисующую характер именно этого города в его отличии от других городов. Сюда относится и стандартная популярная концепция истории города, и его наиболее значимые объекты, и типичные черты образа жизни горожан, как и образ типичного горожанина.

Этот образ города выполняет сразу две функции — внешнюю и внутреннюю. Вовне он играет роль бренда города в международной конкурентной борьбе по привлечению миграционных, финансовых, информационных потоков, необходимых для развития мегаполиса. Внутри города этот образ служит одним из основных средств интеграции населения, объединения жителей в единство, питаемое чувством принадлежности к своему городу (человек не может испытывать привязанность к административно-территориальной единице).

Открытость коммуникативной среды города — лишь один из крайне проблематичных моментов переживаемого нами момента развития города как коммуникативно-информационного феномена. Сложности, о которых шла речь, ощущаются нами уже сейчас. Но нарастание плотности коммуникации может привести и к более серьезным изменениям, которые будут обозначать существенный перелом образа жизни, переход от привычного человеческого состояния (humana) к разного рода коренным трансформациям человеческого существа, его прямому сопряжению с информационными системами, что будет означать переход к новой стадии, располагающейся за пределами собственно человеческого измерения (posthumana). И произойти это может гораздо раньше, чем мы можем сейчас это себе представить.

город культура пространственный архитектура

Целостность города и горожан обеспечена их взаимодействием на основе совместных информационных потоков. С методологических позиций, разделяемых автором, информация определяется в качестве ведущей основы в консолидации городских сообществ. Информационная сфера оказывается посредником между горожанином и предметной средой города, виртуальной реальностью, в которой продуцируются смыслы по специфическим для этой реальности основаниям.

Глобальная информационно-коммуникационная система кардинально изменяет условия для культурного обмена и межличностного общения в городе. Она успешно стирает пространственные, временные, социальные, языковые и иные барьеры. По мере нарастания в городе информационных процессов актуализируется проблема идентичности. Для города, как социокультурного феномена, обретение идентичности связано с таким понятием, как образ города, который выполняет сразу две функции – внешнюю и внутреннюю. Вовне он играет роль бренда города в международной конкурентной борьбе по привлечению миграционных, финансовых, информационных потоков, необходимых для развития мегаполиса. Внутри города этот образ служит одним из основных средств интеграции населения, объединения жителей в единство, питаемое чувством принадлежности к своему городу.

Информационное пространство города, как часть социокультурного пространства, задает новые возможности для развития личности и новые формы пространственной организации культуры. Охватывание населения всего города информационной сетью, олицетворением которой можно считать глобальную информационную систему Интернет, приводит к возможности создания новых форм сообществ – виртуальных. Они объединены не национальной принадлежностью или локализацией месторасположения, а только лишь собственными социокультурными предпочтениями.

Вследствие изложенных социокультурных тенденций глобализации автором определяется обстоятельство выдвижения городом новых требований к индивидуальному сознанию и индивидуальному поведению горожанина, которые немыслимы без того свойства психики, которое обозначено как «информационная активность». Следовательно, современный городской житель должен обладать информационной активностью и толерантностью.

Негативные стороны глобализации проявляются в стандартизации культурных ценностей, распространении манипулятивных технологий. Позитивные – в расширении культурного обмена, ускорении процесса передачи информации. В условиях формирования единого информационного пространства необходимо введение ряда мер – от создания этических кодексов, в которых закрепляются права и обязанности участников виртуальных коммуникаций, до формирования внутрисетевых аппаратов саморегуляции (например, специальных органов по средствам массовой информации).

Список использованной литературы

Анисимова И. Городская культура общества «массового потребления» // Человек в глобальном мире: Сб. молодых ученых. Саратов: изд-во СГУ, 2004. 72 – 75.

Анисимова И. Интерпретация визуальных текстов городского пространства // Общество риска: цивилизационный вызов и ответ человечества. Саратов: Научная книга, 2006. 150 – 154.

Анисимова И. Культурные риски современного города // Общество риска и человек в XXI веке: альтернативы и сценарии развития. Москва-Саратов: Издательский центр «Наука», 2006. 245 – 249.

Тулиганова И. Город как культурный ландшафт // Вестник Поволжской академии государственной службы имени П. Столыпина. Саратов. 2007. № 13. 163-169.

Тулиганова И. Город как пространство ценностей // Ценностный мир человека в современном обществе. Саратов: Издательский центр «Наука», 2007. 138 – 142.

Тулиганова И. Человек в информационном пространстве современного города // Парадигма: очерки философии и теории культуры. Вып. СПб. : изд-во СПбГУ, 2006. 32 – 36.

Размещено на Allbest

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.